16.08.2021
18:07
0
5076

Дореформировались: Как и почему следователи полиции затягивают и закрывают производства на Николаевщине

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Некомпетентность, низкие морально-деловые качества и зависимость от начальства – так часто характеризуют николаевских следователей полиции адвокаты. Они поясняют, что расследование преступлений на Николаевщине часто напоминает фарс, где главное - не установить истину, а любым способом закрыть дело, либо, кое-как собрав доказательства, побыстрее передать его в «сыром» виде в суд. В полиции с такими обвинениями  не согласны: статистика свидетельствует и об улучшении криминогенной ситуации в области, и о лучшей раскрываемости преступлений. Кто прав в этом споре и почему возникли такие нарекания на действия николаевских пинкертонов, разбирался Центр журналистских расследований.

ДТП есть – виновных нет

Восьмидесятилетнего Владимира Першина в апреле 2020 года во дворе многоквартирного дома сбила машина. Подозреваемым в совершении ДТП, как записано в Едином реестре досудебных расследований, был указан 22-летний Александр Павлюк. Как рассказал Першин, молодой человек сбил его, когда двигался на своем грузовом автомобиле задним ходом. В результате наезда Владимир Першин получил тяжелую травму черепа, из-за которой едва не лишился жизни.

Выписка из Единого реестра досудебных расследований, где указаны обстоятельства ДТП
Прошло уже больше года, но расследование этого дорожно-транспортного происшествия так и не завершено. Подозрение в совершении ДТП Александр Павлюк не получил. Более того, как говорит адвокат Першина Юрий Горбенко, очень высоки шансы, что и не получит, а дело вообще закроют из-за отсутствия состава преступления. Причина проста: следователь полиции так «грамотно» собрал доказательства, что, получается, никакого наезда и не было. А пострадавший просто неудачно упал. По собственной неосторожности.

Владимир Першин

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как оказалось, отец Александра Павлюка - полковник полиции, занимавший до недавнего времени должность начальника уголовного розыска Главного управления Национальной полиции в Николаевской области.

- Следователь нам еще в первые дни заявил, что на него идет сильное давление, - вспоминает Першин. – Если следователь так зависим, то чего тогда можно ожидать от расследования? - говорит пострадавший.

Еще одно ДТП, иллюстрирующее качество работы полиции, произошло 5 декабря минувшего года на проспекте Богоявленском. Тогда столкнулись Тoyota Land Cruiser и ВАЗ-2105. В результате водитель ВАЗа погиб на месте. Оба находившихся в салоне Тойоты мужчин были пьяны, но кто из них находился за рулем сразу не было ясно. Алексей Калашников, который эксплуатировал данное авто (машина принадлежит фирме его отца), сразу же заявил, что за рулем в момент аварии его не было. Находившийся в авто в момент ДТП Владислав Аршинов также настаивал, что транспортным средством не управлял. При этом Калашникова уже трижды задерживали за рулем в нетрезвом виде. В одном из таких случаев он также утверждал, что машиной не управлял.

ДТП на проспекте Богоявленском 05.12.2020 г. Фото издания "Новости-Н"
В конце февраля следствие предъявило подозрение в совершении ДТП Владиславу Аршинову, который не имеет водительских прав и, по его словам, никогда не водил машину. По мнению его адвоката Сергея Черниенко, то, что сделали следователи, является должностным преступлением.

– В ходе расследования этого ДТП следствием были искусственно созданы доказательства вины невиновного человека, который из-за этого уже несколько месяцев находится под стражей, - убежден защитник.

Черниенко обратился в Государственное бюро расследований, где открыли уголовное производство по ст. 372 («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности»).

Преступления без наказания

Однако некачественное расследование ДТП - не единственный «конек» николаевских полицейских. Похоже, что они успешно могут завалить раскрытие и других серьезных преступлений.
Так, например, считает адвокат из Вознесенска Александр Прутян, приводя примеры из своей адвокатской практики. Один из наиболее показательных - расследование гибели 27-летнего Константина Сидорова. Трагедия произошла осенью 2017 года. По основной версии следствия, парень совершил суицид, бросившись под поезд. Но адвокат семьи Сидорова с этим не согласен.
Родные погибшего также не верят в то, что Константин ушел из жизни добровольно. 
Как сообщил адвокат Прутян, молодой парень был здоровым человеком, имел семью - жену и ребенка, которых очень любил.

Константин Сидоров вместе с дочерью и кумой. Фото из архива семьи

Проблем с работой также не было. Кроме того, у семьи в 2017 году появилась своя жилплощадь. Никаких суицидальных настроений мужчина не демонстрировал, а, наоборот, был жизнерадостен, полон сил и энергии.

- Несмотря на то, что прошло столько времени, следствие, намеренно или нет, не совершило тех действий, которые должно было бы сделать для установления обстоятельств этого преступления. А то, что сделали – делали халатно и из рук вон плохо, - утверждает Александр Прутян.

В качестве примера он рассказал, что следователи своевременно не получили выписку от мобильных операторов о том, где в последние часы жизни находился Сидоров (это можно проследить по сигналу мобильного телефона - Прим. Авт.). Но в течение трех лет, а именно столько у мобильных операторов хранится данная информация, имея на руках решение следственного судьи, следователи так и не нашли время получить эти данные. По мнению Прутяна,  столь важная для расследования информация по вине полицейских была безвозвратно утеряна.
История бизнесмена Дмитрия Ткачука из Первомайска также ярко характеризует методы работы полицейских следователей. Как утверждает адвокат предпринимателя Виктория Радкевич, мужчину мошенническим способом лишили бизнеса, захватив несколько его большегрузных автомобилей. Сделали это его бывшие компаньоны. По версии предпринимателя, транспорт используется для зарабатывания денег, но полиция этого в упор «не замечает». По заявлению Ткачука еще в 2019 году было открыто уголовное производство по трем статьям Уголовного кодекса, но досудебное следствие с того времени практически не продвинулось.

- Мало того, что следственные и процессуальные действия по данному делу не проводятся, так следователь еще и активно препятствует стороне защиты. Как только мы подаем жалобу на его действия в суд, уголовное производство сразу забирают «на изучение» из Первомайска в николаевское следственное управление. Так было уже несколько раз. Мы с моим подзащитным не сомневаемся, что это делается намеренно и для того, чтобы следственный судья не мог проверить наши доводы и установить нарушения, допущенные на досудебном следствии, - убеждена Радкевич.

Коррупция, непрофессионализм, безнаказанность

В ходе подготовки данного материала Центр опросил восемь адвокатов и у каждого в копилке практической деятельности был не один случай, когда им приходилось сталкиваться с непрофессиональными действиями полицейских следователей. Среди других изъянов работы местных полицейских защитники называли их несамостоятельность и низкие морально-деловые качества.
Так, защитник Сергей Черниенко, который начинал следователем, а потом 15 лет работал судьей, утверждает, что с 2016-2017 гг. уровень досудебного расследования преступлений существенно снизился.

- Следователями в основном работают молодые люди, которые еще мало что умеют и, которые, кажется, и не стремятся чему-то научиться. Взять к примеру то, как они регистрируют преступления. Сначала, как правило, полицейские отказываются вносить информацию о преступлении в Единый реестр досудебных расследований, а когда их через суд обязываешь это сделать, то они заносят это не по той статье, по которой следовало бы, - говорит Сергеев.


И поясняет, что вместо «тяжелой» статьи уголовного кодекса, предусматривающей серьезное наказание, открывают производство по более «легкой» там, где уровень наказания ниже. Делается это для того, чтобы быстрее провести следствие по более «простой» статье и потом либо закрыть его, либо поскорее передать в суд.
Бывший сотрудник полиции Игорь Блошко согласен с Черниенком. 

- Они не умеют работать и не хотят учиться. Говорят, что завалены уголовными делами, поэтому не успевают. Но я считаю, что с их стороны это простое оправдание своей некомпетентности, - убежден бывший правоохранитель.

Блошко также считает, что профессиональный уровень следователей за последние годы значительно снизился, и что реформа полиции в этом аспекте привела к противоположным результатам.

- В полиции до сих пор действует советская система оценки эффективности работы, когда вес имеют количественные показатели, а не качество работы, - убежден еще один адвокат Александр Прутян.

По словам защитника, следователи нередко сами создают нужные им доказательства. Это проявляется в том, что они давят на тех, кто был очевидцем преступления. Случается, что находят «свидетелей», которых на месте преступления вообще не было, но которые дают нужные следователям показания (как правило, это бывшие заключенные, которые зависимы от полицейских).
Адвокат Виктория Радкевич также сталкивалась с некачественной работой следователей. Юрист говорит, что повлиять на действия нерадивого полицейского не в силах, так как того защищает от наказания круговая порука.

- Следователи прекрасно знают, что судьи будут на их стороне, потому и ведут себя порой так вызывающе. Это порождает в них безнаказанность, - убеждена Радкевич.

Адвокат говорит, что неоднократно сталкивалась с тем, как следователи не выполняли даже решений суда, и им за это ничего не было.

- Даже прокуроры не могут повлиять на следователя, а тем более добиться его замены, - делиться собственным опытом защитница.

Кстати, прокуроры тоже не в восторге от работы полицейских следователей. Отвечая на вопрос Центра, прокурор Николаевской области Владимир Говоруха согласился, что в последнее время качество досудебного расследования ухудшилось.

Когда статистика во главе угла

А как правоохранители реагируют на такие обвинения со стороны адвокатского сообщества? Просьбу Центра об интервью в полиции проигнорировали. В последнее время правоохранители прекратили и практику проведения итоговых пресс-конференций. Но судя по тем пресс-релизам, которые опубликованы на официальном сайте полиции Николаевской области, своей работой правоохранители довольны.
Оценивая работу своих подчиненных за первое полугодие нынешнего года, начальник ГУНП в Николаевской области Сергей Шайхет отметил, что «криминогенная обстановка в регионе находится под контролем, Николаевщина стала в разы безопаснее, преступлений совершается меньше, а раскрывается больше».
В качестве доказательства Шайхет привел ряд цифр. Так, за 6 месяцев было зарегистрировано 5,7 тыс. преступлений (за аналогичный период прошлого года – 7418), из которых 2 тыс. 653 преступления раскрыто, что составляет 46,5%.
Также он указал, что были раскрыты все совершенные за этот период 33 умышленных убийства, 26 фактов причинения тяжких телесных повреждений, 8 из которых привели к смерти пострадавших, 5 изнасилований и 13 разбойных нападений. Отдельно главный полицейский области отметил рост удельного веса раскрываемости преступлений, которая за последние полгода значительно выросла по всем категориям преступлений.
Подводя общий итог, господин Шайхет отметил, что николаевским правоохранителям есть чем гордиться.

Нужны реформы, а не косметические преобразования

Но, похоже, начальник полиции области изрядно оптимистичен и за количественными показателями не видит качества работы своих подчиненных. Только в этом году оперативники ГБР задержали на вымогательстве взяток двух высокопоставленных полицейских. Одна занимала должность заместителя начальника Вознесенского отдела полиции (отвечала за следствие - Прим. Авт.), а второй - следователя по особо важным делам следственного управления ГУНП в Николаевской области.
Эти два факта говорят о работе правоохранителей Николаевщины и, полицейских следователей в частности, гораздо больше, чем все те красивые цифры, за которыми спрятался господин Шайхет.
А анализ реестра судебных решений показывает, что снижение количественных показателей, о которых рапортует начальник полиции, - просто игра со статистикой. Так, только за июль этого года суды Николаевской области вынесли 27 постановлений, обязывающих полицейских следователей зарегистрировать сведения о преступлениях в Едином реестре досудебных расследований. Те, которые они сначала отказывались регистрировать. Напрашивается логичный вывод, что за полгода счет на такие постановления будет идти на сотню, а за год – на несколько сотен.
Выходит, что уменьшение зарегистрированных преступлений достигается искусственно. То есть полицейские просто отказываются регистрировать сообщения о преступлениях.
В неофициальных разговорах следователи поясняют такие манипуляции огромной нагрузкой. По 200-300 уголовных производств приходится на одного следователя. Поэтому они и  ищут любые возможности, чтобы отказать в регистрации новых преступлений, которые им же потом и придется расследовать. Но насколько это правильно?
По словам Александра Леменова, киевского юриста и эксперта в сфере антикоррупционной политики, ситуация с низким качеством досудебного расследования - не николаевская «фишка», а болезнь всей системы органов уголовной юстиции.

- Это типичная ситуация для всей страны и это очень печально. Способность следователей полиции раскрывать преступления находится на очень низком уровне и, если еще остались профессионалы, то их очень мало, - говорит эксперт.

По мнению Леменова, реформы полиции так и не произошло.

- Старые профессиональные кадры увольняются, а на их место приходит молодежь, которая ничего не умеет и даже не хочет учиться, - убежден Леменов.

- Плохая работа следователей и прокуроров - это системная проблема украинской криминальной юстиции, которую нельзя решить одним махом, уволив всех. Но закрывать на это глаза – еще хуже, поэтому нужно проводить реальную реформу, увольняя нерадивых, некомпетентных и недобропорядочных (коррумпированных), набирая на их место тех, кто хочет и будет эффективно работать. И тогда порядок будет, - заключает эксперт.



 

У центрі уваги
Обсуждение

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.