01.07.2022
12:57
0
1002

Тридцать один способ, как Кремль обходил санкции

Анастасия Химичук, аналитик Trap Aggressor

Первые западные ограничения в связи с российской агрессией против Украины были введены восемь лет назад. Тогда в 2014 году Россия на глазах всего мира аннексировала Крым и начала вооруженную агрессию в Донецкой и Луганской областях.

В громких заявлениях западных политиков говорилось о том, что санкции помогут ослабить Россию и предотвратить дальнейшую эскалацию "конфликта". Эйфория наблюдалась и в украинском политикуме. Некоторые его представители предвещали финансовый дефолт агрессора, а затем – упадок военной мощи.

Однако факты свидетельствовали, что Российская Федерация не только не ослабла, но существенно увеличила свой наступательный потенциал. А 24 февраля 2022 произошло то, чего так боялся и в то же время ожидал цивилизованный мир: Россия развязала полномасштабную кровавую войну на украинских землях – в сердце Европы.

Как так случилось, что западные превентивные санкции не нанесли удара по российской экономике и не предотвратили полномасштабное вторжение в Украину?

Пробелы в санкционной политике

С 2014 г. санкционная политика против РФ направлялась на ослабление экономического потенциала агрессора, особенно возможностей его оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Однако введенные ограничения имели пробелы.

Например, несмотря на эмбарго на ведение бизнеса с российским оборонным сектором, ограничения позволяли продлить выполнение контрактов, заключенных до наложения санкций – до 1 августа 2014 года.

Легальной торговле вооружением способствовало отсутствие жесткого запрета на распространение товаров двойного назначения, которые могут использоваться в создании оружия. Такую торговлю с русскими вели Франция, Германия и Австрия.

К примеру, немецкая Bosch убеждала , что продает в Россию автомобильное оборудование только для мирных целей, однако аппаратуру компании находили на захваченных украинской армией российских БМП.

Мероприятие вводило и секторальные санкции, ограничивающие работу в конкретных секторах экономики. Однако попадание в этот список не помешало "Роснефти", которая в 2016 году приобрела 49% акций индийской энергетической компании Essar Oil.

Россияне приобрели не контрольный пакет акций, и именно это обстоятельство позволило обойти санкции. Хотя еще 49% акций Essar Oil приобрел тогда российский инвестфонд.

Кроме того, перечни подпадающих под санкции проектов из РФ широко трактовались.

Если Запад запретил помогать России в разработке сланцевых резервуаров, то компании-партнеры России могли заменить свой вид деятельности на разработку нетрадиционных месторождений и продолжить сотрудничество с агрессором.

Примечательно, что санкционное законодательство Запада содержит положение, позволяющее освободить нарушителя от ответственности. Речь идет о регуляции Европейского совета.

Согласно ей, если сторона "не знала и не имела разумных причин подозревать, что ее действия будут нарушать меры, изложенные в регламенте", то нарушитель может ссылаться на это оправдание, чтобы доказать свою невиновность.

Этим положением уже воспользовалась американская компания Enerpac Heavylifting, поставившая лифты, которые использовались при строительстве крымского моста.

Избирательность санкций

Помимо грубых пробелов санкционной политики, аналитики Trap Aggressor обнаружили, что ограничения часто не являются комплексными. То есть, некоторые сферы или субъекты не попали под санкции, хотя по логике должны были оказаться в черных списках.

Это позволило Кремлю вести бизнес, несмотря на ограничения. Да, под санкции не попал ряд ключевых для экономики и армии российских компаний.

Речь идет, например, об энергетическом гиганте РФ "Газпром" , а также о  КамАЗе – одном из крупнейших предприятий ОПК России, автомобили которого являются колесной базой для почти всей военной техники агрессора.

В других случаях, даже если санкции и налагались на крупные российские компании, их дочерние предприятия работали без ограничений.

Так, одни из самых крупных банков РФ Сбербанк и ВТБ использовали дочерние компании в ЕС для привлечения депозитов. Первый собрал 1,6 млрд евро, второй – 3,9 млрд евро. По такой схеме с 2014 года работал Sberbank Europe AG.

Под санкции также не попали лизинговые операции . Этим воспользовались поставщики производимой в ЕС тяжелой спецтехники, автобусов и грузовых автомобилей, продажи которых в Крыму запрещены.

В санкциях, касающихся финансового сектора, тоже выявлены проблемные аспекты.

К примеру, под ограничения попали крупные российские банки, работающие в аннексированном Крыму. Однако пятнадцать малых и средних продолжили  работу на полуострове. Лишь пять из них попали в санкционный список США.

Вне санкций остались и финансовые операции , например, предоставление российским компаниям кредитов в виде 30-дневных траншей. Не подверглась санкциям и  торговля ценными бумагами на вторичных рынках.

Санкционная политика Запада против Российской Федерации кое-где осталась избирательной даже после 24 февраля. В мае российским кораблям было запрещено входить в порты ЕС, однако это не распространялось на российские грузы.

"Если однозначно нельзя сказать, корабль ли российский, он может зайти. При этом не имеет значения, есть его груз российским или нет", – писал британский профсоюз Unison.

Также в порты стран ЕС  можно заходить кораблям, оказавшимся в затруднении и подавшим сигнал SOS.

Странам-членам Евросоюза разрешено принимать отдельные обоснованные исключения. К примеру, для судов, перевозящих в ЕС энергоносители, продукты, медицинский транспорт и фармацевтические препараты.

Схемы обхода санкций

Схемы обхода ограничений не являются прямым нарушением санкционного законодательства, часто это политический вопрос. К примеру, распространено сокрытие происхождения подсанкционного товара.

При транспортировке таких товаров часто меняется флаг судна или место его назначения. Россияне даже использовали гражданские борта, чтобы скрыть перевозку вооружения.

При водных перевозках Россия часто отключает идентификационные системы.

Только за одну неделю марта 2022 года Windward Ltd насчитала 33 случая, когда российские танкеры выключали идентификационные системы для проведения операций с нероссийскими судами.

Для скрытия происхождения товаров также использовались смена маркировки производителя или их упаковки.

"Вы можете привезти тонну стирального порошка и расфасовать его в Украину, но вы не можете привезти пачку, потому что пачка подпадает под санкции, а тонна – нет", – пояснил генеральный директор Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко.

Россияне скрывали подсанкционные компании, их бенефициаров или связи с ними.

Например, подсанкционные лица или компании часто "продавали"  свой бизнес неподсанкционным бизнес-партнерам, членам семьи или друзьям, использовали неподсанкционные компании-прокладки , оффшоры  или просто фиктивные компании.

В 2014 году российский олигарх Геннадий Тимченко за день до введения против него американских санкций "продал"  доли в финской компании Airfix Aviation и кипрской IPP Oil Products бизнес-партнерам. Так эти компании ушли от ограничений в 2014 году, однако через год санкции распространили и на них.

Скрывалось и место назначения товара. Часто указывались другие порты как цель рейса кораблей, игнорировался пункт назначения в документах.

Во время конкурса на прокладку подводного кабеля между Крымом и РФ российский заказчик в документации не отметил , что речь шла о работе на аннексированном полуострове, а указал "пролив без названия между определенным западным полуостровом и восточным".

Для ведения бизнеса в Крыму местные компании  указывали на российскую юрисдикцию, которая тогда не находилась под санкциями. Западный бизнес работал на полуострове через российских ритейлеров и дочерние предприятия.

К примеру, в 2017 году благодаря российским ритейлерам в Ялтинской больнице оказалось медицинское оборудование немецкого бренда Siemens стоимостью 2,8 млн евро. Его купили у российской фирмы "Сименс здравоохранение".

В 2018 году томографы американской компании General Electric по аналогичной схеме появились в Балаклаве и Севастополе.

Санкции обходились также через третьи страны или зарегистрированные в них компании.

К примеру, в 2019 году Индия рассчиталась с РФ рупиями вместо долларов за покупку зенитно-ракетных комплексов С-400 "Триумф", а в марте 2022 года предоставила России возможность инвестировать в свой корпоративный долг через индийский банк.

Для обхода санкций россияне даже изменяли собственное законодательство. В 2016 году кафиры приняли закон, согласно которому кредитные организации должны были перевести свои транзакции в российскую платежную систему "Мир".

Последняя маркировала сделки по счетам систем Visa и MasterCard из Крыма как российские, обходя запрет США на проведение транзакций на полуострове.

К сожалению, среди стран, способствовавших обходу санкций россиянами, есть и Украина.

Например, харьковская фирма покупала  у расположенного в Нижегородской области Павловского автобусного завода знаменитые автобусы ПАЗ. Затем в Украине их переоборудовали в школьные и продавали украинским образовательным учреждениям, указывая производителем себя, а не российский завод.

Что делать

Война сбросила маски с русских и показала их настоящие лица. Целью преступного кремлевского режима было не развитие международного и внутреннего благосостояния, а провоцирование великой войны на европейском континенте.

Понятно, что для сдерживания агрессора мировому сообществу следует предпринимать комплексные действия, но стать импульсом к введению ограничительных мер должны украинские власти.

На основе проведенного исследования Trap Aggressor разработала следующие рекомендации.

На международном уровне следует:

✓  продвигать введение полного эмбарго на экономические и финансовые деловые связи с Россией, прежде всего эмбарго на сырую нефть, нефтепродукты, газ и уголь;

✓  продвигать введение запрета российскому бизнесу использовать транспортную инфраструктуру и морские порты стран ЕС, США, Великобритании и других стран, введших санкции против РФ;

✓  продвигать наложение санкций на поставку товаров двойного назначения;

✓  продвигать формат международного сотрудничества по мониторингу и координации санкций против стран-агрессоров;

✓  поддержать предложения Европейской комиссии по признанию нарушения санкционного режима преступлением на уровне ЕС.

На уровне Украины необходимо усовершенствовать санкционное законодательство, создать специальный орган для координации санкционной политики, мониторить экономические, политические и правовые последствия применения, изменения или отмены санкций.

У центрі уваги