10:30
1035
0
07.02.2012

Красиво бить не запретишь

 

В одном из ночных клубов Николаева охранники жестоко избили парня. Ситуация вроде как обычная. Но...  Дело двухмесячной давности до сих пор не раскрыто. Виновные не наказаны, а мордобои в ночных клубах  продолжаются и по сей день.

В Николаеве, по разным данным, насчитывается около двух десятков ночных клубов. К сожалению или к счастью, ночные клубы сегодня являются едва ли не единственным местом, где может повеселиться молодежь. И не просто повеселиться, а пообщаться, встретиться с друзьями, потанцевать, познакомиться. Во времена моей молодости такими местами были знаменитые дискотеки в «Стройке» и «Смольном». Популярностью среди молодежи 80-х пользовался БАМ, дискотеки на Нижней набережной. Наверняка, каждый сможет припомнить что-то из своего опыта такого «тусовочного» движения. Люди постарше встречались на вечерах танцев, в селах «очагом» молодежной культуры обязательно был клуб. Так было всегда. Конечно, знакомились и в библиотеках, и в музеях, на каких-то общих школьных, институтских мероприятиях. Но такова уж особенность молодых, хочется именно неформального общения. Хочется свободы. Без взрослых и учителей, без надзора и нравоучений, в среде своих сверстников. И это нормально.

Уверена, что противников отдыха молодежи в ночных клубах немало. Стереотипы все-таки преобладают. Мол, такой «отрыв» может позволить себе только «золотая молодежь», в клубах этих алкоголь рекой льется, наркотики присутствуют, драки случаются и вообще - хорошие дети туда не ходят. Поверьте, ходят. Причем многие «гуляют» на свои, честно заработанные. Алкоголем не злоупотребляют, к наркотикам не причастны. Им, современным детям, просто больше некуда пойти. Ну, не в библиотеку же или в музей. Особенно после полуночи.

Я не отношусь к защитникам танцев под «кислотную», непонятную мне, громыхающую музыку. Но и нас в свое время не понимали. В конце концов, и в пятом веке до нашей эры молодежь не понимали. А ставшая афоризмом фраза Сократа актуальна и тогда, и сейчас. «Они (молодежь) сегодня обожают роскошь, у них плохие манеры и нет никакого уважения к авторитетам. Они выказывают неуважение к старшим, слоняются без дела и постоянно сплетничают. Они все время спорят с родителями, они постоянно вмешиваются в разговоры и привлекают к себе внимание, они прожорливы и тиранят учителей...».

Впрочем, тема отцов и детей – не для этой статьи. Несмотря на множество неоднозначных мнений по поводу походов в ночные клубы, одно мнение уж точно однозначное. Бить детей нельзя. Ни трезвых, ни пьяных. Просто нельзя. Особенно, если ты – взрослый и сильный. Особенно, если ты – охранник. Особенно, если четверо на одного.

Некоторые особенности клубного отдыха

К сожалению, история, которая случилась с Олегом Задиракой, доказывает: драки в ночных клубах – явление распространенное. И речь не о пьяных разборках между кампаниями. А об избиении охранниками своих же посетителей.

Олегу 24 года. Он – студент Черноморского государственного университета имени П.Могилы. Учится на стационаре и одновременно работает. Просто хочет себя чувствовать финансово независимым. Правда, на машину и другие дорогие игрушки пока не заработал. Да и не стремится к этому. Радуется тому, что есть хорошие друзья, есть увлечение. Парень с удовольствием гоняет на велосипеде. За день может наездить до сотни километров. В общем, обычный, нормальный парень. Может, немного стеснительный, скромный. Во всяком случае, так его характеризуют друзья. Таким он показался и мне. Добродушный, юморной, искренний.

                                                                             Олег Задирака

В ночные клубы компания Олега ходит нечасто. Вернее сказать, очень редко. От силы - пару раз в год. В тот раз ребята отправились в «Иллюзион». Пришли в клуб уже около часа ночи. Дело в том, что режим работы в иностранной фирме, где трудится Олег, не совсем обычный. С двух часов дня и до полуночи. После работы четверо молодых парней и две девушки пошли в ночной клуб, единственное место, которое работает в это время. Была пятница, конец рабочей недели. Ребята захотели расслабиться, отдохнуть и потанцевать.

Спрашиваю Олега: - Наверняка выпивали? «Да, - говорит, - выпили, но совсем немного. По одной текиле и одному пиву. Мы к алкоголю относимся спокойно. Никогда не напиваемся. Нам это не интересно». - Что же происходило дальше?

 

- Мы нормально отдыхали, все было хорошо, - рассказывает Олег. - Часа два, в общей сложности, находились в клубе. И уже собирались уходить. Но решили под конец натанцеваться. Я взял себе минералку и пошел с ней к  танцполу. Ребята танцевали, а я стоял у края, пил воду. Мне известны правила - на танцпол нельзя заходить с бутылкой. Тут ко мне подошел охранник и сказал, чтобы я поставил бутылку на барную стойку. Я просто отошел подальше в ланч-зону, в специальное место, где разрешается есть и пить. Но этот же охранник подошел ко мне снова и уже потребовал, чтобы я отнес минералку именно на барную стойку.

 

Поведение охранника, с особым неприятием относящегося к бутылке с водой, становилось, как минимум, странным. Фобия к «минералке» трансформировалась в неадекватную агрессию по отношению к Олегу. Охранник настоятельно потребовал, чтобы «минералка» стояла там, где он скажет. Олег попытался спокойно объяснить, что вопрос «стояния» минералки не является принципиально важным. Подошли друзья Олега, объяснили - нет проблем. Оказалось, есть! 

 

- Охранник меня толкнул, - рассказывает Олег. - Один раз, второй. Я попросил, чтобы он убрал руки. Бесполезно. Меня просто повалили на пол и стали избивать. Я этого не помнил. Позже мне рассказали, - четыре охранника били меня в лицо, живот, везде. Били ногами. Мне показалось, что били долго. На самом деле, оказалось, минуты 2-3. Этого хватило.

 

Олега выбросили на улицу. Он потерял сознание. Ничего не помнил. Ребята говорят, что он был просто «мешком». «Мешок» доехал до дому (друзья вызвали такси). Естественно, ошарашил своим видом маму. А потом они, мама с Олегом, поехали в милицию. Заявлять. Заметьте, если бы парень был пьян, у него бы просто никто не принял заявление. Так вот, приняли. И направление дали, мол, иди, побои снимай. Пошел, снял. В больнице пробыл  три недели. Сотрясение мозга, гематомы, ушибы. Побили парня все-таки сильно.

                                                 Амбулаторная карточка Олега Задираки

 

Кстати, избили не его одного. Как выяснилось позже, за Олега в этой бойне вступился друг, Роман. Ему охранники сломали нос и тоже хорошенько отметелили. Вообще, рассказывают молодые люди, драки с участием охраны в этом клубе – явление частое. В чем можно убедиться, заглянув в социальные сети. Там сами работники клуба выставляют видео своих боевых достижений. Жуть!

Каждую пятницу… Версия «Иллюзиона»

Имена и фамилии охранников ребятам узнать не удалось. В милиции сказали, что это конфиденциальная информация. А мне повезло пообщаться с начальником охраны клуба. Фамилию свою он назвать отказался, представился Сергеем. В принципе, мужчина постарался объективно изложить позицию клуба по вопросам возникающих конфликтов.

Выяснилось, что самый конфликтный день в «Иллюзионе» - пятница. В пятницу здесь дискотека 80-х. Народу обычно много. Народу разновозрастного и разнопьяного. Именно этот день всегда отличается повышенной «боеспособностью» всех присутствующих. В связи с особым пятничным состоянием в клубе начальник охраны не смог вспомнить тот самый день и тот самый конфликт, о котором я его пыталась расспросить. Но вспомнил много других.

Действительно, драки в клубе случаются. Особенно часто – в пресловутую пятницу. Но, как уверяет начальник охраны, единственная причина всех драк – невменяемое состояние клиентов, вызванное алкоголем. «Я всегда говорю охранникам, - объясняет Сергей, - легче человека не впустить в клуб еще на входе, чем потом разнимать драки. Человек «под кайфом» способен оскорбить любого, в том числе и охранника. А охранник тоже может не совладать с эмоциями и, возможно, неоправданно применить силу. Наша охрана действует исключительно в ситуациях «крайней необходимости» и «необходимой обороны». То есть, рассчитывают, когда вред, нанесенный ими, меньше вреда ожидаемого».

Все, вроде бы, правильно, верно излагает начальник охраны. Только вот непонятно, какую угрозу для окружающих и для охраны могла представлять бутылка минеральной воды, поставленная в разрешенном месте? И какую уж такую великую опасность для четверых дядек представлял худощавый, совсем не Шварценеггер, Олег Задирака? Видимо, у охраны есть свое индивидуальное толкование Уголовного кодекса в определении известных понятий «крайняя необходимость» и «необходимая оборона».

 

- Я не спорю, - продолжает начальник охраны, - иногда приходится применять силу. Буквально через неделю после тех событий, о которых вы рассказали, пришлось вызвать наряд «Беркута». Мы вообще с милицией работаем очень плотно. В свою очередь, и потерпевший имеет полное право обратиться в милицию, снять побои и в дальнейшем добиваться справедливости. Сложно сказать, по чьей вине возникают конфликты. Вот, например, был случай, когда уже за пределами клуба, на улице подрались две кампании. К нам прибежала жена одного из участников драки, кричит «Помогите! Убивают!». Как нам поступить? Охранники прибежали, оттащили одну компанию от другой. А вторая сторона недовольна, говорят, охрана побила нашего парня. Кто в этой ситуации виноват? Но мы всегда стараемся конфликты разрешить. Есть администрация заведения, и она принимает решения. Так, например, был случай, когда охранник повел себя неправильно с посетителем, - охранник сразу был уволен. Предыдущий начальник охраны тоже был уволен. То есть, меры со стороны клуба принимаются.

 

Попыталась выяснить, а есть ли какие-то правила, регламентирующие поведение охранников? Четкого ответа не услышала. Мол, действия охраны подпадают под Закон «О милиции» и Уголовный кодекс. И все-таки, собеседник подтвердил, - силу применять нельзя. Только в пределах «крайней необходимости» и «необходимой обороны». Понятно, что к нашему случаю эти термины не подходят.  

Странная реакция, или Дело о запросе

При подготовке этого материала возникла необходимость обратиться в милицию. Раз уж такие конфликты – не редкость, значит, они должны фиксироваться и в органах внутренних дел. Решила воспользоваться правом, предусмотренным новым Законом «О доступе к публичной информации». Напоминаю, Закон приняли в мае, он действительно прогрессивный, важный, необходимый, европейский. Помнится, была развернута, как и положено, серьезная информационная кампания по разъяснению положений документа. Дабы уяснили все, - у каждого гражданина имеется право обратиться с запросом на информацию, а орган власти обязан этому гражданину ответить на все вопросы в соответствующие сроки. Если эта информация не является государственной тайной, конфиденциальной или информацией с ограниченным доступом.

Очень удобный Закон и для журналистов, и для простых граждан. Дело в том, что на информационный запрос, отправленный в соответствии с этим Законом, орган власти обязан ответить в течение пяти дней. Оформляю запрос и отношу в городское УВД. Вот его содержание.  

«Прошу відповідно до Закону України «Про доступ до публічної інформації» надати інформацію з таких питань:

-         Чи зафіксовані протягом 2011 року в Центральному РВ ММУ УМВС України в Миколаївській області заяви громадян з приводу правопорушень в нічному клубі «Іллюзіон»? Скільки?

-         Чи порушені справи про адміністративні правопорушення чи кримінальні злочини у зв’язку з такими заявами (якщо вони були)? Кількість.

-         Чи доведені ці справи до суду? Кількість.

-         Чи є інформація про притягнення до відповідальності осіб, які вчинили протиправні вчинки в нічному клубі «Ілюзіон»? Чи є серед цих осіб співробітники клубу?

Інформація необхідна мені у зв’язку із підготовкою журналістського матеріалу».

Естественно, для получения ответа оставила свои телефоны, домашний адрес и адрес электронной почты. Но, по каким-то неизвестным мне причинам, на столь невинные вопросы милиция в срок ответа не дала. Я по этому поводу высказалась. На одном из популярных николаевских сайтов. И уж тогда-то я ощутила оперативность реагирования на критические замечания. В течение двух дней мой телефон буквально «разрывали» представители органов внутренних дел. От высоких до пониже.

«Органы» эти просили рассказать в подробностях мою историю обращения с информационным запросом. Когда, к кому, с какой целью обращалась? Почему сразу не обратилась в самый главный «орган»? Телефонные расспросы продолжались два дня. Мне обещали встречу с целым (!) заместителем начальника областного УВД. Высказана была и просьба, - мол, в будущем, пожалуйста, так не поступайте. В смысле, не надобно писать критических заметок в отношении доблестных органов внутренних дел. Лучше бы согласовать, уточнить, посоветоваться. Думаю, понятно, какую реакцию могут вызвать у журналиста подобные высказывания. Ну, да я человек не обидчивый.

Но что действительно и обидело, и удивило - так это последовавшая странная реакция на критику. После этой заметки уволили с должности (ясное дело, по собственному желанию) хорошего человека. Авторитетного в журналистском кругу, профессионального, опытного. Человека, не имеющего ни малейшего отношения к просчетам городского УВД по поводу информационного запроса. Просчет этот относится к другим работникам, которые не смогли отличить «запрос на информацию» от «обращения гражданина». Хотя в письме огромным шрифтом было указано – «Запит на інформацію». Срок для ответа на «запрос» составляет пять дней, на «обращение» – до месяца.

Очень надеюсь, что больше никто не пострадает. А уж если бы получилось вернуть уволенного работника на прежнее место, обещаюсь писать исключительно о нелегких и героических милицейских буднях. Прости, Оксана!

И все-таки ответ я получила. Цитирую: «…повідомляємо, що з початку 2011 року до Центрального РВ ММУ надійшло 26 вищевказаних заяв та повідомлень (авт. – имеются в виду заявленияисключительно по «Иллюзиону»). При розгляді вказаних заяв в порядку, передбаченому ст. 97 КПК України співробітниками Центрального РВ ММУ була порушена одна кримінальна справа за ознаками злочину, передбаченого ст. 296 ч.4 КК України. Наявна кримінальна справа по закінченню досудового слідства була направлена до суду Центрального району м. Миколаєва… Серед обвинувачених по вказаній кримінальній справі працівників нічного клубу «Ілюзіон» не було… На теперішній час фактів притягнення до адміністративної відповідальності осіб, в тому числі і працівників нічного клубу «Ілюзіон»… не зафіксовано. Начальник відділу О.Г. Меша».

Что тут сказать? Радует, что работники клуба по официальной милицейской статистике не проходят. Не нарушали, не били, дела не возбуждались. Только вот данные официальные не отображают реальной картины. Били, бьют и, возможно, будут бить.  

Прекратится ли беспредел?

Об истории с Олегом я узнала от его друга Павла. Молодой человек был  возмущен случившимся. «Я Олега знаю с 1-го класса, - рассказывает Павел Юношев. - Мы одноклассники, лучшие друзья. Вместе катаемся на велосипедах, дружим, общаемся постоянно. Олег – человек скромный, абсолютно неконфликтный. Поверьте, мы просто никогда не попадали в ситуации, где надо было применить силу. Никогда не дрались, не имели конфликтов с милицией. Олег не из числа так называемой «золотой молодежи». Сам зарабатывает деньги, работает и учится. Поход в клуб для него и нашей компании – скорее исключение, чем правило. Ни наркотиками, ни алкоголем не балуемся.  Я знаю точно, что Олега сложно вывести из себя. Он всегда, если возникают конфликты, пытается уладить ситуацию. Я вообще не понимаю, как можно вчетвером в кураже лупцевать человека, который не способен дать сдачи. Это какое-то ощущение всевластия, кайф от вседозволенности. И это страшно!».

Разделяет переживания парня и его отец, Вадим Юношев. «Олег вырос у меня на глазах, вместе с моим сыном, - говорит он. – Нормальный серьезный парень. Но меня тревожит другое. А что будет дальше? Сегодня кому-то подбили глаз, сломали нос. Завтра убьют человека. И скажут – «крайняя необходимость». У меня двое сыновей. Младшему 22 года. Как я могу быть спокоен, когда он уходит с друзьями в клуб? Запрещать? Это не метод. Я в своих сыновьях уверен. Но, к сожалению, абсолютно не уверен в порядочности работников ночных клубов».

Не уверены в том, что для их детей походы в клубы закончатся хорошо, и сотни других родителей. И основания для таких беспокойств есть.

Олега, спустя почти три месяца, наконец-то вызвали на беседу со следователем. Беседовали часа четыре. Обстоятельно, серьезно. Дело пока находится в вялотекущем состоянии. Ребята рассказывают, что их телефонами интересовался начальник службы охраны. Зачем? Непонятно. Как непонятно и многое другое. Понятно лишь одно: гарантировать, что ваш сын, брат, внук вернется из ночного клуба живым и здоровым, не может никто. Печально.

Елена ИВАШКО

 

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.