13:29
3371
1
26.03.2013

Пришли, отобрали и … ушли?

Татьяна Филиппова, Центр журналистских расследований

Об увеличивающейся задолженности в Пенсионный фонд предпринимательница из Очакова Татьяна Жидкова, конечно же, знала. Ее мелкий неприбыльный бизнес лишь позволял ей, одной, без мужа и с тремя детьми, едва прокормиться. Полная конфискация всего имеющегося товара, с которой в конце концов явились сотрудники исполнительной службы, фактически уничтожила ее маленькое предприятие, из-за чего сейчас семья оказалась практически на грани выживания.

 

Визит судебных исполнителей

В середине сентября прошлого года в торговый отдел Татьяны Жидковой пришли судебные исполнители. Ведя себя совершенно по-хозяйски, они заперли возмущенную женщину в отдельной комнатушке и начали конфискацию товара. При этом они не предъявили никаких документальных оснований, а на все вопросы предпринимательницы напористо отвечали: «У вас – долг! Мы имеем право!».

Исполнители изъяли у Татьяны весь ее нехитрый товар – предметы бытовой химии, которые просто уместились в две картонные коробки, – всего на сумму 2751 грн. 60 коп. Теперь торговать нечем, а значит, и возмещать долг не из чего. Усугубляет ситуацию и то, что порошки, чистящие средства и салфетки были взяты ею в кредит – и его также нужно возвращать.  

Произошедшее для предпринимательницы стало шоком, хотя ее долг в 4 тыс. 010 грн. в Пенсионный фонд «висит» за ней уже второй год. Имея троих детей, двое из которых  - несовершеннолетние, да еще и оставшись без мужа, она, честно говоря, надеялась на то, что никто ее не тронет. Оговорюсь сразу: в этом Татьяну никто не оправдывает! Она и сама знает, что существующий долг погашать раньше или позднее все равно придется. Только вот как это сделать? Жители маленького курортного городка Очакова, который оживает лишь в летние месяцы, когда появляются отдыхающие, могут рассчитывать лишь на мизерные доходы, позволяющие едва прокормиться. В «несезонный период» ежедневный выторг многих очаковских предпринимателей, торгующих всякими бытовыми мелочами, составляет в среднем 30-50-100 гривен. Нередки дни вообще «без почина». И Татьяна такая в Очакове – не одна.

В конце прошлого года Жидкова вынуждена была закрыть предпринимательство, оставшись без работы и средств к существованию.   

 

Таких – много

Ларису Шевченко, работающую рядом с Татьяной, с полным правом можно назвать ее «подругой по несчастью», только с ней государственные судебные исполнители обошлись «по-божески». У Ларисы Викторовны арестовали часть товара на сумму долга в 4,5 тыс. гривен, но оставили его тут же, в торговом отделе, где предпринимательница продолжает торговать и потихоньку выплачивает задолженность. Внушительная сумма накопилась за год, как и у Татьяны Жидковой, пока торговля шла ни шатко ни валко. Плюс штрафы – вот и набежало. Облегчение, правда, в том, что товар Ларисы Шевченко – постельное белье, полотенца, носки и трусы – все-таки имеет гораздо дольший срок хранения и использования, чем бытовая химия.

«Торговля идет только летом, – говорит Лариса Викторовна, – а зимой – это выживание. Покупатели наши – кто? В основном – пенсионеры. А они, прежде всего, покупают продукты, все остальное – потом, если останется на то лишняя копейка. А ведь бизнес у нас мелкий, неприбыльный, особых запасов не сделаешь».

По словам заместителя начальника отдела Государственной исполнительной службы Очаковского горрайонного управления юстиции Дениса Грабченкова, в Очакове «на крючке» у судебных исполнителей проштрафившихся предпринимателей «довольно много». Татьяна Жидкова для него, конечно же, «человек непорядочный, которая работает незаконно и мешает государству выполнять его функции».

«Пенсионный фонд не раз извещал ее о долге, – поясняет Денис Грабченков, – приходили судебные исполнители. Она же каждый раз говорила, что денег у нее нет! Из Пенсионного фонда пришел исполнительный лист, на основании которого мы наложили взыскание на имущество должника. Так что все законно!

Другие предприниматели платят долг по частям, а она – кладет всю свою выручку в карман и явно уклоняется от обязательств перед государством.

Надо понимать, – добавляет Денис Грабченков, – что ситуация в Пенсионном фонде сейчас – очень печальная. Кто из предпринимателей не может платить и не видит перспективы, попросту не занимается бизнесом, закрывается. Многие попали в эту яму, но находят какой-то выход: закрывают предприятия или реструктуризируют долг. У каждого предпринимателя своя бухгалтерия, и никто не станет работать, не просчитав заранее каждую копейку».

 

Закон - для всех

Государственные исполнители, четко следуя должностным инструкциям, церемониться с Жидковой не стали. Они не удосужились предъявить ей постановление о начале судебного производства, отчего конфискация и стала для предпринимательницы громом среди ясного неба. Не проследили судебные исполнители и за тем, чтобы все уведомления по делу попадали непосредственно в руки Жидковой: лишь на двух из них стоят совершенно разные (!), но явно отличные от истинной подписи Татьяны Георгиевны «закорючки», что позволяет предположить обыкновенную фальсификацию этих важных документов.

А как понять то, что матери Жидковой – Галине Васильевне Гнатюк, которая является официальным доверенным лицом дочери, – в Очаковской исполнительной службе отказывались выдавать на руки документы для ознакомления, и это стало причиной перенесения даты суда, в который за защитой своих прав обратились мать и дочь?

Более того: Галина Васильевна никак не может выяснить, где находится конфискованный товар, какова его судьба, уплачена ли хоть какая-то сумма в счет долга? Директор предприятия «ТД Элит Сервис» в Николаеве, которое вроде бы реализует изъятую бытовую химию, подтвердил, что товар Жидковой находится у него. А в письменном ответе исполнительной службы говорится о том, что победителем торгов на право реализации стало ООО «Укрспецторг». Возникает вопрос: владеет ли вообще исполнительная служба достоверной информацией о том, как идет реализация конфиската и погашение долга?

Хочу еще раз акцентировать внимание на том, что никто не отрицает вины Татьяны Жидковой в неуплате задолженности. Но ведь и действия сотрудников Очаковского отдела исполнительной службы – далеко не безупречны. У Татьяны Жидковой и Галины Гнатюк есть серьезные основания обратиться в суд даже по поводу  непонятных подписей на уведомлениях. А самые безобидные нарушения при этом – несоблюдение сроков и невразумительные ответы на письменные запросы предпринимательниц. Закон Украины о принципах предотвращения и противодействия коррупции прямо трактует подобные действия как коррупционные. В статье 16 сказано, что должностным лицам органов власти запрещается: отказывать физическим или юридическим лицам в информации, предоставление которой им предусмотрено законом, а также предоставлять несвоевременно недостоверную или не в полном объеме информацию.
 
В Кодексе Украины об административных нарушениях, в статье 212-3 предусмотрено наказание за нарушение права граждан на информацию: «Неправомерный отказ в предоставлении информации, несвоевременное или неполное предоставление информации, предоставление информации, не соответствующей действительности, в случаях, когда такая информация подлежит предоставлению на запрос гражданина или юридического лица в соответствии с законами Украины «Об информации», «О доступе к публичной информации», «Об обращении граждан», «О доступе к судебным решениям» и «О принципах предотвращения и противодействия коррупции» -– влечет наложение штрафа на должностных лиц от двадцати пяти до пятидесяти тысяч рублей».
Есть крылатое выражение: «Закон суров, но – это закон». И исключений для себя в этом смысле никто делать не вправе. Тем более те, кто сам стоит на страже закона.  

 

Как выживать?

Для Татьяны Жидковой и Галины Гнатюк сейчас самое главное, чтобы товар был реализован, а долг – погашен. По словам Галины Васильевны, именно наличие задолженности не позволяет Татьяне найти официальное место работы, и в службе занятости по этой причине ее даже не ставят на учет. Пенсионерка Галина Васильевна сама зарегистрировалась предпринимателем и работает вместо дочери в ее торговом отделе. Фактически она одна кормит себя, дочь и троих внуков. Понятно, что семья еле сводит концы с концами.

Работу не может найти не только Татьяна, но и ее старший сын, который недавно вернулся из армии. Для жителей Очакова вопрос поиска работы – один из самых злободневных. По информации Очаковской горрайонной службы занятости, в течение прошлого 2012 года в районе и городе имелось 1128  вакансий. А на учете за это время стояло 2556 человек. Значит, количество безработных, как минимум, в два раза превышало количество имеющихся рабочих мест. Впрочем, данные эти отражают ситуацию на рынке труда только частично: ведь многие очаковцы не обращаются в государственную службу по трудоустройству.

С тем, что работу в Очакове найти можно лишь в летний сезон, когда работают многочисленные базы отдыха, а на полях нужно собирать урожай овощей, соглашаются и в Николаевском областном центре занятости. Впрочем, чиновники твердо уверены: кто хочет, тот обязательно найдет работу, не обращая внимания на то, что она – малоквалифицированная, не слишком нравится человеку и низкооплачиваемая. Что, действительно, перестает иметь определяющее значение, если речь идет об элементарном выживании.

 

Единый социальный взнос: наступление на права предпринимателей 

В этой истории, безусловно, вина лежит на самой предпринимательнице, которая явно не учла сложившиеся обстоятельства, не рассчитала свои силы и не переориентировала бизнес, чтобы избежать долгов. Однако нельзя не упомянуть о двух существенных обстоятельствах.

Товар у Жидковой изъяли на основании предписания Пенсионного фонда, который не так давно получил право делать это без решения суда и какого-либо разбирательства. Глава Николаевской областной профсоюзной организации работников малого и среднего бизнеса «Единение» Елена Герасимчук видит в этом грубейшее нарушение прав предпринимателей. Да и для Татьяны Жидковой, как оказалось, это право ПФ сыграло роковую роль.

В настоящее время профсоюз «Единение» организовал специальную группу в парламенте для отмены права Пенсионного фонда конфисковывать товар без суда и активно работает над этим вопросом.

«Мы категорически несогласны с таким положением, – говорит Елена Андреевна. – Ненормально, когда подобные решения Пенсионный фонд принимает без суда и разбирательства в соответствии с законом. К сожалению, пока не удается урегулировать вопрос в парламенте. Для его решения в нашу рабочую группу вошли, в частности, Александра Кужель и Оксана Продан. Только недавно парламент заработал после блокирования, мы будем настаивать на своем мнении. Но для этого понадобится какое-то время».   

К тому же, работая на едином налоге, Татьяна Жидкова обязана была выплачивать, как и другие предприниматели, избравшие такую систему уплаты налогов, так называемый единый социальный взнос. По мнению Елены Герасимчук, именно этот платеж оказался губительным для огромного количества предпринимателей, оказавшихся в результате «у разбитого корыта».

Единый налог – упрощенная, льготная и прогрессивная система налогообложения, основанная на определенной фиксированной величине платежа. Не случайно с 1998-го по 2011 год в нашей стране наблюдался резкий подъем малого и среднего предпринимательства. Единый налог четко стимулировал развитие бизнеса тех предпринимателей, кто имел невысокие доходы.

Однако в начале 2011 года правительством в этот налог был введен еще и обязательный единый социальный взнос в Пенсионный фонд в размере 34,7% от дохода. У многих предпринимателей стало не хватать средств для его уплаты. К тому же даже аккуратная и своевременная выплата единого социального взноса совсем не гарантирует предпринимателю его будущее пенсионное обеспечение. И в этом профсоюзные деятели также видят грубейшее нарушение права на достойную пенсию работающих сегодня.

Елена Герасимчук приводит сведения о том, как изменилось в Украине количество работающих «по-белому» предпринимателей после введения единого социального налога, как этот платеж повлиял на общую ситуацию в малом бизнесе.

Так вот, цифры говорят о том, что в начале 2011 года в стране насчитывалось 2,5 млн. мелких и средних предпринимателей, а сейчас можно говорить о 1,3 млн. человек. Причем правительство не слишком афиширует эту неутешительную статистику, и подобные выводы можно делать на основании лишь той скупой отрывочной информации, которая звучит на различных совещаниях и собраниях предпринимателей. Что касается Николаевской области, то Елена Герасимчук приводит такие данные: на протяжении 2011 года насчитывалось 76 тыс. предпринимателей, а в настоящее время – 46 тыс. Куда девались 30 тыс.?

«Часть из малых предприятий закрылась совсем, часть  – ушла в тень, другие мелкие предприниматели перешли на общую систему налогообложения, – поясняет Елена Герасимчук. – Рассчитывая получить больший доход, государство фактически загнало в  тень тысячи малых и средних предпринимателей, а многих вынудило прекратить свою деятельность. Вопрос: в чем и для кого оказался выигрыш?».

По всей видимости, Татьяна Жидкова, и многие ее коллеги-предприниматели пополнили ряды тех 1 млн. 200 тыс. человек по всей стране, которых теперь нет в статистических отчетах. А что ждет их дальше?

 

Обсуждение

Confucius | 2013-05-07 08:54:08
Покращення вже сьогодни :)
Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.