11:44
953
0
27.02.2018

Трамплин в пустоту. Почему «золото» Абраменко может стать последним для фристайла

Евгений Руденко, фото, видео Эльдар Сарахман, Украинская Правда

Со щитом или на щите? В ночь с 26 на 27 февраля в Киев из Южной Кореи возвращаются украинские олимпийцы. Несмотря на "золото" в фристайле, выступление сборной оставляет много вопросов. Медаль Александра Абраменко – весьма яркое, но единственное достижение украинцев в Пхенчхане.  

29-летний лыжный акробат сорвал заслуженные аплодисменты соцсетей, чиновников и первых лиц государства. За победу ему полагается награда в $125 тысяч. Фото прыжка попало на обложку страницы The New York Times в Facebook. Но за всеобщим ликованием легко забыть главное: олимпийские вершины даются Украине все тяжелее, а спортивная инфраструктура трещит по швам.

Как "секта городских сумасшедших" спасает раритетный трамплин, на котором воспитывался будущий чемпион, почему олимпийское золото в нашей стране сродни чуду, и что общего между фристайлом и крейсером "Украина" – в репортаже из Николаева,  с родины Александра Абраменко.

В воскресенье, 18 февраля 2018 года, около 13.50 по Киеву, в южнокорейском Пхенчхане к третьему прыжку в финале готовился фристайлист Александр Абраменко. Когда канатный подъемник тянул спортсмена на вершину трамплина, украинец горячо молился. Он скромно просил небеса не о победе, а о том, чтобы исполнить завершающий прыжок как можно лучше.

Отец Саши, Владимир Абраменко

В это самое время в 7,5 тысячах километрах от Пхенчхана, в обычной николаевской "двушке" отец Саши, Владимир выключил трансляцию. Сделал это специально. Он повернулся к иконе, чтобы прочесть в тишине "Отче наш". Едва молитва закончилась, раздался звонок.

– Вов, 120 и 8 – хороший результат? – послышалось в телефоне.   

У Абраменко-старшего сердце оборвалось: "Плохой! Извини, не могу сейчас разговаривать".

– Елки-палки! Два прыжка были по красоте, а третий не получился, – досадовал  он, включая планшет.

Но, увидев в интернете таблицу с результатами, замер.

128,51, а не 120,08. Из-за волнения он просто не расслышал цифры. 128,51 – совсем другое дело.

После Саши прыгнули еще три спортсмена. А затем началось: телефоны разрывались от звонков, мессенджеры от уведомлений. Сотни поздравлений, тысячи комментариев в интернете. 50 грамм коньяка, чтобы успокоить нервы.

Абраменко стал первым в истории Украины олимпийским чемпионом в лыжной акробатике.

Но не останется ли он единственным?

"… Altius, Fortius"

На берегу лимана, там, где встречаются Южный Буг и Ингул, на высоту 24 метра вздымается ржавеющий памятник отечественному фристайлу, ставший пристанищем для бомжей и бродячих псов.

Этот трамплин спортбазы "Спартак", на котором начинал карьеру триумфатор Олимпиады в Пхенчхане, по прямому назначению последний раз использовали в 2015 году. Тогда это было похоже на безумие. Тренеры достали остатки спецпокрытия, оставшегося в наследство со времен Союза, купили насосы для подачи воды и спускали бесстрашных юных спортсменов вниз.

В лучшие времена путь на Олимп здесь начинали не только Абраменко, но и олимпийская чемпионка Алла Цупер – уроженка Ровно, получившая затем белорусское гражданство, а вместе с ним "золото" на Олимпиаде в Сочи-2014. Здесь разучивала опасные трюки и Ольга Волкова, бронзовый призер чемпионата мира-2011.

Сегодня верхотуру золотоносного объекта облюбовали экстремалы и влюбленные парочки. Их манят высота, плеск волн, крики чаек, ветер и селфи.

 

 

 

С вышки открывается красивейший вид. Впереди, на том берегу залива – Малая и Большая Коренихи, частный сектор города. Справа – Варваровский мост и дорога на Одессу.

Железные балки трамплина исписаны вдоль и поперек любителями острых ощущений: "В гнилом обществе - гнилые ценности", "Лучше на руках у любящего, чем в ногах у любимого". Встречается и менее глубокомысленное: "Дениска – киска", "Хорош тупить, филолох".

Когда-то на фасаде гибрида (прямо под трамплином работало трехэтажное общежитие для спортсменов) красовалось другое: "Citius, Altius, Fortius". С годами "Быстрее" отвалилось. Остались только "Выше" и "Сильнее". На фоне окружающей разрухи  этот усеченный вариант олимпийского девиза похож на издевку.

"Комитет спасения "Спартака"

Николаевские старожилы любят вспоминать байку: в 1991-м, на излете Союза, японцы, приехавшие на соревнования, предложили миллион долларов за то, чтобы им разрешили проводить на трамплине тренировочные сборы. Но председатель местного обкома Леонид Шараев отверг баснословные по тем временам деньги: "Да вы что! Ни в коем случае! Они же 61-й завод сфотографируют!".

Понять реакцию партийного функционера можно: тогда город корабелов, работающий в поте лица на "оборонку", был закрыт для иностранцев.

Уникальную вышку спроектировали в конце 80-х специалисты "Черноморсудопроекта". Отвлекшись от конструирования судов, они явили миру единственный на тот момент в СССР подобный трамплин. Он быстро превратился в главный летний центр подготовки фристайлистов.

– Изготовили конструкцию на судостроительном заводе имени 61-го коммунара, – рассказывает УП коренной житель Николаева Игорь Филькенштейн. – Тут такой же металл, как и на советских авианосцах, которые до сих пор на ходу. То, что она не подлежит восстановлению, ложь. Она еще лет 60 просто так простоит.

Коренной житель Николаева Игорь Финкельштейн, член "Секты городских сумасшедших", которая защищает "Спартак"

Финкельштейн, энергичный пожилой мужчина в кепке и с седой бородкой, называет себя членом "Секты городских сумасшедших". В стране, где нет дела до "малых" видов спорта, борьба за них – удел именно таких чудаков.

Когда спортбаза пришла в запустение и на нее положили глаз местные дельцы, Финкельштейн вместе с единомышленниками организовал "Комитет спасения "Спартака".

– В 2001-м горсовет незаконно передал комплекс физкультурно-спортивному обществу "Украина", – вспоминает он. – База затем перешла коммерческой фирме, связанной с тогдашними "регионалами".

Место лакомое: больше трех гектаров в рекреационной зоне. Кому-то хотелось застроить их коттеджами. В 2012 году уже собирались продавать землю. Тогда народ взбунтовался, вышел на митинг. Сессия сняла вопрос с повестки дня.

Наша борьба привела к тому, что в 2016 году высшие судебные инстанции отменили незаконные решения, – продолжает Игорь Финкельштейн. – Базу передали в госсобственность. Сейчас решают вопрос о возвращении областным властям.

Впрочем, пока что этот процесс застопорился.

– Тут 100 тонн редкого металла, и хотя бы из-за этого объект представляет интерес для разного рода захватчиков, – высказывает опасения активист.

Пилорама, яхты и буржуйки

База "Спартак" появилась больше 70 лет назад. Все начиналось с парусников. Затем появились теннисные корты и, наконец, знаменитый трамплин для фристайла.

Ржавую вышку, расписанную граффити, вместе с остатками комплекса охраняет Павел Калинчев, заслуженный тренер Украины по парусному спорту. На его лице обескураживающая улыбка, сильно контрастирующая с унылым запустением вокруг.

Каждый день Калинчев бродит по территории, чтобы заготовить дрова для двух буржуек, при помощи которых отапливают старое двухэтажное здание. В нем и в рядом расположенном спортивном зале с трещинами в стенах и окнами, заклеенными клеенкой, каким-то чудом все еще работает детско-студенческий клуб "Гипанис".

Единственное напоминание о фристайле – батут, стоящий без дела в конце зала. В ледяном помещении остались одни только яхтсмены.

Сегодня в "Гипанисе" занимаются порядка 70 детей, раньше было 150-200. Когда-то тренеры ежегодно просматривали по 1,5 - 2 тысячи желающих. Теперь, как и во многих "непопулярных" в Украине видах спорта, обделенных вниманием олигархов и правительства, все держится на голом энтузиазме фанатов своего дела. Они давно перестали надеяться на помощь государства.

– Ну что остается делать? – смиренно разводит руками Павел Калинчев. – Ситуация такая: нужно либо свалить (из страны  УП), либо выжить.

– Что чувствую, когда смотрю на эту разруху? – переспрашивает заслуженный тренер, стоя в грязной робе у самодельной пилорамы. – На трамплин лезут, бросают оттуда бутылки. Раньше эмоции кипели. Сейчас все чувства стараюсь убирать.

Павел Калинчев греется у одной из буржуек, в комнате, заставленной кубками и специальной литературой. Здесь же он проводит теоретические занятия для детей.

За окном – роскошный вид на лиман. Комната безнадежно пропитана дымом. За чашкой чая единомышленники вспоминают, с чего начиналась слава николаевских фристайлистов.

– Строительство вышки было настоящей авантюрой. Все это затеял покойный Виталий Шведов (заслуженный тренер Украины по акробатике и батуту, считается основоположником фристайла в СССР, умер в 2015 году – УП), который изначально акробатом был. Первые фристайлисты не могли даже спуститься с трамплина. Потом уже начали выезжать в Карпаты, получали лыжную подготовку. Жаль, Шведов не дожил до победы Абраменко, – сожалеет Игорь Филькенштейн.

"После Саши замены нет"

– Сейчас отделения фристайла в детских спортшколах закрыты. Учеников распустили, большинство из них перешли на теннис. Тренеры уехали. Опять нужно все возрождать, – рассказывает УП Виктория Щербань, активист и бывший директор школы КДЮСШ общества "Украина".

Виктория Щербань, активист и бывший директор школы КДЮСШ общества "Украина"

Она прогнозирует: еще с месяц Абраменко и тренеров будут поздравлять, приглашать в высокие кабинеты и на ТВ-шоу, а потом волна стихнет, проблемы останутся.

– Задача нас, простых людей, сделать все, чтобы не дать этой теме лечь на дно, – не теряет оптимизма Виктория Щербань. – Благодаря Абраменко, мы поняли, что спортсмены могут давать результаты в стране, где просто хоронят детский фристайл.

Девятилетняя Настя Цуканова – одна из десятков николаевских детей, которых лишили возможности заниматься лыжной акробатикой. Еще в прошлом году она ходила в секцию и даже выступала на соревнованиях в Ивано-Франковске. Но теперь об этом ей приходится только вспоминать. И надеяться, что к таким, как она, повернутся лицом.

– Фристайл – это когда прыгаешь на батуте, делаешь всякие сальтушки, шпагаты,– по-детски простодушно описывает она тренировки.

Сестра Насти, Алена, тоже успела приобщиться к этому редкому для Украины виду спорта.

- Мы видели трамплин. Он шершавый, ужасный. Там бомжи были. Когда отремонтируют его, тогда и пойдем кататься, – говорит она.

По словам Татьяны Цукановой – матери девочек, уже в этом году они должны были стать на лыжи. Но не сложилось.

– Грустно, что так получилосьОчень хочется, чтобы все вернулось. Мы, родители, можем и сами чем-то помочь. Деньгами вряд ли. Но можем прийти, навести порядок, покрасить, озеленить, – предлагает она.

Когда смотришь на Настю и Алену, сложно поверить, что в таком же возрасте свои первые шаги к "золоту" делал Александр Абраменко. Его отец вспоминает, как Саша добирался до "Спартака" – сначала на троллейбусе, затем пешком. На дорогу у него уходило около часа.

По словам папы, сын всегда был очень упрямым, и путь от обычного ребенка до олимпийского чемпиона – почти на 100% его собственная заслуга.

Несмотря на все сложности, у маленького Абраменко, по крайней мере, был работающий трамплин.

– Когда Саша в 10-летнем возрасте пошел в "Спартак", вообще не знал, что такое фристайл, и мы не знали. Были батут, гимнастическая дорожка, брусья. А года через два нас вызвал тренер Юрий Кобельник, сказал, что у Саши есть все данные, чтобы стать фристайлистом. У него не было психологического барьера для прыжка с трамплина, – рассказывает Владимир Абраменко.

Сегодня, по его словам, уже состоявшиеся лыжные акробаты без внимания не остаются. Зрелые спортсмены проходят общую подготовку в Ивано-Франковске. Затем тренируются в Чехии, Швейцарии, Канаде, Беларуси. Зато есть серьезные проблемы на начальном уровне, с кадрами и юными спортсменами.

– На данный момент принцип такой: "Результат у спортсмена есть – финансирование лучше". Но однозначно поддержка государства на низовом уровне нужна. По-другому ничего не получится. У нас нет нормальной системы спонсорства и менеджмента, как на Западе, – говорит отец чемпиона.

– О фристайле у нас мало знают, – продолжает он. – Неприятно, что о нем забывают, тем более у нас, в Николаеве. Саша показал всем: во фристайле можно достигать результата. Но разрыв между уровнем Саши и юношами очень большой, к сожалению. Нельзя опускать планку. После Саши замены пока нет.

На вопрос, что дальше, не станет ли недавний триумф максимумом возможного, Владимир Абраменко отвечает: "У сына уже есть "Хрустальный глобус" (первое место по акробатике по итогам этапов Кубка мира  УП), есть олимпийское "золото". Но нет в арсенале медали Чемпионата мира, до которого остался всего год. Расслабляться некогда".

"Где вы раньше были?"

Примерно в четырех километрах от николаевского трамплина, в бухте Ингула, на территории 61-го завода, замер многострадальный ракетный крейсер "Украина". Судно, построенное на 95%, так и не смогли ввести в эксплуатацию. В прошлом году Минобороны отказалось от "Украины".

Ракетный крейсер "Украина". Судно построено на 95%, но его так и не ввели в эксплуатацию

Судьбы вышки для фристайла и крейсера, ржавеющих в городе корабелов, похожи своей недосказанностью. Чтобы вдохнуть в эти два знаковых объекта жизнь, нужно совсем немного – чья-то высшая воля.

– Знаете, наш трамплин обязан быть на гербе Николаева. Это – наша гордость. Была, есть и будет. Кроме судостроения у нас есть еще достижения в спорте. Возродить фристайл куда легче, чем корабли строить, – уверен Игорь Финкельштейн.

Есть ли шансы у зимнего спорта в Николаеве и в Украине? Всех, кого так или иначе волнует его будущее, этот вопрос немного выводит из себя.

– Вот интересно, человек завоевал "золото", и сразу вокруг этого такой кипиш! – возмущается Александр Садовский, начальник отдела физической культуры и спорта Николаевской облгосадминистрации. – Где вы раньше были, когда мы воевали за эту базу?! Когда отсуживали, отбирали у предпринимателей? Обращались в Министерство, Верховную Раду, АП, прокуратуру.

По информации Садовского, комплекс "Спартак" передали в "сферу управления облгосадминистрации" – его пока арендуют у Фонда госимущества.

– Взяли в аренду, чтобы обеспечить сохранность, – поясняет Александр Садовский. – Два года Фонд его не охранял, совершенно. Вкладывать деньги мы пока не можем – ни в обследование, ни в проектно-сметную документацию. Вообще ни во что.

Мы уже получили от Фонда ответ, что они принципиально не возражают против передачи объекта в областную коммунальную собственность при соблюдении процедуры. Осталось получить ответ от Министерства экономики и Министерства финансов. Шансы на возрождение комплекса есть.

Со слов чиновника, по очень приблизительным расчетам, которые делали еще в 2016-м году, для реанимации вышки, общежития и спортзала нужно от семи до десяти миллионов гривен. Капитальная реконструкция обойдется в разы дороже. Но, в любом случае, деньги нужны совсем не космические.

– Спортсмены, тренеры только и надеются на то, что в Николаеве восстановят или построят новый водный трамплин, – комментирует УП из Пхенчхана Максим Нескромный, старший тренер Абраменко. – Николаев – родина украинского фристайла. Но нам приходится проводить много времени в других странах, платить большие деньги за аренду инфраструктуры.

Если сейчас, на пике популярности, упустить возможность развивать дальше этот вид спорта, то можно забыть про него раз и навсегда. Сегодня в Украине существует три разновидности фристайла, а в мире – 5 олимпийских дисциплин, и все они используют в подготовке водный трамплин.

О том, как все непросто с украинским спортом, можно прочитать в глазах Ольги Волковой, которую НОК Украины признал лучшей спортсменкой февраля в 2011 году. Иногда она приходит на запущенную базу, чтобы вспомнить свой первый прыжок.

– Больно было, – улыбается она. – Перекрутила на спину. Страшно? Да, но больше интересно. Это – азарт. Я всегда отличалась трусостью. Последний шаг заставлял делать адреналин, понимание того, что назад пути нет.

Ольга Волкова, "бронзовый" призер Чемпионата Мира-2011

Ольга, как и Александр Абраменко, попала в "Спартак" в 10-летнем возрасте, когда ее приметил на уроке физкультуре тренер Вячеслав Германсон. Родители вначале не понимали, куда "встряла" дочь. Но когда в первый раз она выехала на сборы, стало ясно: спорт уже не отпустит.

Сейчас, после мировых пьедесталов, Ольга работает инструктором в тренажерном зале фитнес-клуба. И продолжает мечтать, что ее опыт пригодится, чтобы воспитать юных фристайлистов.

– Что значит это место для меня? – переспрашивает Волкова, вглядываясь в воды Южного Буга. – Тут все мое детство, вся моя жизнь. Жалко, обидно, что все в таком запустении. Почему? Страна у нас бедная. Многие думают только о себе.

Есть ли будущее у фристайла? Главное, чтобы не было людей, которые этому препятствуют. А мы что-то придумаем. Что-то решим.

Обсуждение

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.