12:53
1440
0
22.05.2014

Писатель из Луганска рассказал как Майдан развалил УССР

Константин Скоркин
Сказать, изменил ли Майдан украинскую культуру, мы сможем тогда, когда будут подведены какие-то итоги, исследования. Но то, что культурная среда Украины была полностью переформатирована – это уже безусловно.
 
До 2014 года мы по-прежнему жили в УССР, в модернизированной, но все-таки советской. Островки европейского знания, современной гуманитарной культуры, конечно, существовали, но если говорить о масштабных социокультурных явлениях, то УССР была жива. И рухнула она лишь вместе с режимом Януковича – правителя, который пытался сохранить эту УССР, в том числе и в культурном смысле.
 
С одной стороны, это здорово: мы наконец-то начинаем приходить в себя после совка, сбрасываем с себя рудименты тоталитаризма, которые отравляли нашу страну во всех сферах жизни. Культурная среда, в том числе, была поражена тоталитарными метастазами.
 
С другой стороны, Крым и Донбасс готовы были жить в УССР, но они не знают, как жить в другой Украине, той Украине, которую больше всего хотят видеть люди с европейским мышлением. Население этих регионов не представляет себе европейскую Украину – они понимают, что такое УССР, но категорически не понимают, что такое европейская Украина. У Путина есть такое выражение – «духовные скрепы». В принципе, они и сдерживали нашу страну. Тем не менее, когда эти скрепы исчезли, страна начала, как нам казалось, распадаться.
 
На самом деле, в этом процессе распада есть и некий симптом выздоровления. Оно действительно произошло, иначе не было бы в Крыму и на Донбассе таких иррациональных психозов по отношению ко всему украинскому. Это ни в коем случае не этническая вражда, потому что сложно назвать этих людей русскими или украинцами – это советские люди, и вражда проходит между ними и несоветскими.
 
Тем не менее, у этого процесса есть опасность, которая грозит уже и европейской Украине. Распад порождает собой «варваризацию» – вражду, рост ксенофобии и нетерпимости в обществе. Мы принимаем логику «свои-чужие» – логику гражданской войны, которая переносится, в том числе, и на сферу культуры. Это проявляется в делении на украинское и антиукраинское, Донбасс и анти-Донбасс.
 
Процесс дробления и деления может слишком затянуться, и это будет источником дальнейшей варваризации. У Европы может появиться соблазн отгородиться и в свою очередь. Замечательный московский политолог Александр Морозов говорил о новом Римском вале, который Европа выставит по границам НАТО. За его пределами останутся варвары, и Европу не будет волновать, что они будут делать между собой. Так же, как императоров Рима не волновали разбирательства между романскими и германскими племенами.
 
Мы должны, напротив, беспрерывно чувствовать поддержку Европы, так как сами только начинаем становиться европейской страной. Мы должны думать вместе. Поддержка нужна особенно в городах вроде Луганска – регионе, который я представляю. Там варваризация грозит уничтожением тонкому слою [европейской] культуры и ценностей, который создавался гуманитарной средой. Что-то уже было создано, что-то уже работало, но сейчас все рискует погибнуть в хаосе, безумии гражданского противостояния. Все пытаются уносить ноги из зоны боевых действий и уходить в подполье.
 
Как и во всей Украине, на Донбассе есть основы для европеизации. Здесь существует урбанистическая культура, восприимчивая к европейским тенденциям. Мой родной Луганск – достаточно мультикультурный город, второй по количеству иностранных студентов в Украине. Сейчас они разъезжаются из-за войны, а мы теряем элементы многообразия, разноцветия и полутонов.
 
Это то, что я имею в виду под варваризацией – мы видим только белое и черное. Для культуры это катастрофическое явление. С одной стороны, рождается новая Украина, с другой – очень многое мы теряем по пути. И это касается как тех, кто сейчас на Востоке стремится создавать какие-то республики, так и многих людей в Киеве и на Западе.
 
Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.