07:23
18133
0
29.09.2016

Бриллиантовая нога

Ярослав Чепурной, Николаевский центр журналистских расследований

В министерстве здравоохранения практически остановилась закупка лекарств. Как только туда пришла новая руководительница Ульяна Супрун, причастные к медицинским тендерам чиновники сами потеряли здоровье и оказались на больничном. Сейчас госпожа Супрун пытается разобраться со сложными схемами медицинской мафии, которая годами грела руки на закупках препаратов. Но это на уровне министерства. А как это работает на уровне обычной городской больнице уже разобрались наши коллеги из Николаева.

Дорогое "железо"

Александр работает в николаевской прессе дизайнером, в начале августе с ним произошел несчастный случай – он сломал ногу. Поскольку травма была серьезная, его доставили в больницу скорой медицинской помощи. Там пострадавшего сразу предупредили: чтобы кости срослись нормально, необходима срочная  операция, но надо сделать предоплату за лекарства – три тысячи гривен.

- Хирург попросил три тысячи гривен на медикаменты, потому что без них он не хотел делать операцию. Когда мне сделали два снимка ноги, сказали, что в ногу будут вставлять медицинское железо – набор фиксаторов для МОС, –  рассказывает пострадавший.

Но сколько будет стоить «железо», которое вживили в ногу Александра, ему не сообщили. Об этом он узнал уже после операции.

- После того как мне сделали операцию, на следующий день ко мне пришел человек и сказал, что я должен за «железо», которое мне поставили в ногу, 5100 гривен. Я сразу попросил документы на все это. Он уверил, что документы будут, –  продолжает Александр.

Собрав с помощью знакомых указанную сумму, дизайнер передал их неизвестному курьеру. Расчет происходил непосредственно в палате больницы.

Степан Чирик

Пока Александр находился в БСМП, он узнал, что пять тысяч за имплантат,  установленный в его ногу, - это еще цветочки. Его братьям по несчастью, с которыми он лечился в одной палате, хирургические услуги обошлись гораздо дороже. Только «железо» стоило от 10 до 30 тыс. гривен.

Сполна почувствовал бриллиантовую драгоценность имплантатов и другой Александр, попавший в больницу скорой медицинской помощи в начале сентября. 30-летнего мужчину сбила машина, и с переломом обеих ног он был доставлен в больницу. Врач-травматолог сообщил матери, что для качественного лечения надо в конечности устанавливать титановые пластины. Их стоимость 29 тыс. гривен. Деньги на операцию мать Александра собирала несколько недель.

пациент БСМП Александр

- С поиском средств, конечно же, было сложно, –  говорит женщина. – Поскольку я некоторое время работала в России, оттуда мне сделали такой щедрый дар помощи. Из них ориентировочно у меня ушло 40 тыс. грн. затрат на материал, который необходим для операции, и лечение.

Средства за имплантаты женщина передала Степану Чирику – тому же человеку, что и в предыдущем случае с дизайнером Александром. Формально именно этот предприниматель поставляет имплантаты в больницу скорой медицинской помощи в Николаеве. Во всех случаях он страхует себя договором, который подписывают все пациенты при передаче ему денежных средств. В договоре не указано ни фирмы-производителя, ни страны, где она находится. Даже то, что именно вживили в тело пациента, – не раскрывается.

"Лукавый" договор

Бывший врач, а ныне президент Всеукраинского Совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк уже двенадцать лет профессионально работает в этой области. Ознакомившись с текстом николаевских договоров, эксперт пришел к выводу, что они грубо нарушают права пациентов:

эксперт Виктор Сердюк

- Если мы покупаем этот имплантат вместе с накладной, то видим, что это такое. Мы просим сертификат качества, и он должен быть. А там стандартные соглашения достаточно таки недействительные, за которые можно и не платить. Далее в тех накладных написано какое-то изделие. Что за изделие? Но там должны быть цифры - такие сокращения. И вот даже этого в этих договорах нет.

Что означают эти договоры на практике, и как они подписываются, хорошо знает Сергей, значительное время проработавший так называемым курьером, то есть посредником между врачом и пациентом. На условиях анонимности он согласился объяснить нам схему, по которой работает этот медицинский бизнес:

- Человеку подсовывается договор, чтобы он его подписал, а потом родственники ставятся перед фактом, что нужна такая-то сумма, которую нужно собрать. Чаще всего в этом договоре стоимость материала не превышает 30-40%. Все остальное это вознаграждение врачу за операцию.

В отношениях между врачами и пациентами посредническую роль выполняют так называемые курьеры.

- Роль посредника заключается в том, чтобы собирать деньги и передавать их врачам и разруливать какие-то конфликтные ситуации. Врач выходит здесь абсолютно ни при чем. Все конфликты возникают с этим посредником, - говорит бывший курьер Сергей.

ФОПы- прокладки

Формально эти посредники оформлены, как ФОПы – физические лица-предприниматели. Через счета этих предпринимателей-курьеров прокручивались сотни тысяч гривен. Существуют ли в действительности эти предприниматели-посредники или это только прикрытие для сделок с «железом»?

Мы пришли по адресу предпринимателя Козаченко, который в прошлом году активно продавал имплантаты в медицинские учреждения Николаева.

Сын неуловимого предпринимателя Козаченко

С самим предпринимателем пообщаться не получилось – дверь открыл его сын. О деятельности своего отца как бизнесмена-протезиста он ничего не знает.

- Может, на него зарегистрировали это? – спросили мы у сына Козаченко.

- Ну, может быть. Я вам ничего не могу сказать, потому что я сам не понимаю. Сейчас трудно от него что-то добиться.

- То есть он любитель выпить и поэтому с ним трудно общаться, так? - уточнили мы.

- Ну да, он же старый, он 44-го года.

Неудача постигла нас и с другим «поставщиком» – ФЛП Литвиненко. Самого предпринимателя не было по месту регистрации. Говорят, что он сейчас занят своим основным делом – продает обувь.

- Литвиненко Александр Витальевич чем занимается? – спросили мы у соседки.

- Он торгует обувью на рынке и в магазине на улице Советской, – ответила женщина.

Между тем дизайнер Александр пытался получить информацию о фиксаторах, которые ему вставили в ногу. Для этого он позвонил Степану Чирику, который продал ему изделие. Продавец заверил, что у него есть все необходимые документы на фиксаторы, и он их пришлет. Но вместо обещанного пациент получил лишь Свидетельство о государственной регистрации изделий индийской компании Апотекарис Сандриз Мануфактуринг в Украине, которое есть в Интернете в открытом доступе.

Проверить эту информацию невозможно, поскольку медики не расписывают, что конкретно было установлено больному.

- Чаще всего пациенты вообще не видят, что им ставят. Это может быть и Китай, и Россия, это может быть и Европа. Так как никто материал, который им вживляют, не видит, то и сертификат после операции могут предоставить любой, – объясняет уловки посредников  наш собеседник Сергей.

В БСМП тайны хранить умеют

Мы пришли в Николаевскую больницу скорой помощи. Но журналистам там были не очень рады.

- Вы снимаете здесь, а чего это вдруг? Вы у главного врача разрешение спрашивали? – забросали нас вопросами врачи в ординаторской.

- Главного врача нет, – пояснили мы.

- Есть начмед, который замещает главного врача. По его разрешению ведутся все съемки. Вы это знаете? Вы это знаете. А почему же вы делаете так, как нельзя делать?

- Давайте тогда выйдем на улицу и пообщаемся. Вы с Чириком работаете? – спросили мы у врача-травматолога.

Беседа с врачом-травматологом

- Я сейчас очень занят, вы меня отвлекаете. У меня больной идет на операцию, – отказался отвечать на наши вопросы николаевский эскулап.

- А вот вы работаете с Чириком? – обратились мы тогда к другому врачу.

- Вы мне не выкайте, пожалуйста. Прежде чем говорить, надо знать, как кого зовут. На все вопросы отвечу только с разрешения администрации, – прервал общение доктор.

На ступеньках больницы мы столкнулись и с самим предпринимателем Степаном Чириком, который, видимо, спешил на очередную деловую встречу с пациентом. Увидев камеру, ловкий делец бросился от нас наутек, но на ступеньках мы его догнали.

- Я не хочу с вами говорить, – безапелляционно сказал он.

- Почему? – спросили мы у него.

- У меня нет времени.

- Ну, найдите время, потому что вы людям продаете товар, который им вставляют в тело...

- Я не буду с вам говорить...

Но, в конце концов, ему ничего не оставалось, как отвечать на наши вопросы.

- Где «железо» произведено, из какого материала, в какой стране, фирмой в договоре вообще не идет, – сказали мы ему.

- Там все написано, – сказал Чирик.

- А на сколько процентов увеличивается цена? – спросили мы у него.

- В этом я вам не могу сказать, – ответил Чирик.

- А почему?

- Все в соответствии с законодательством.

- А почему у вас не открыт КВЭД на специализированную торговлю ортопедическими изделиями, а просто торговля оптовыми товарами? Можете объяснить?

- ?! ....

- А вы со всеми врачами сотрудничаете в БСМП?

- Да.

Нажитое непосильным трудом

Что думает по этому поводу руководительница городского управления здравоохранения Лариса Дергунова? Мы несколько дней пытались связаться с главным медиком Николаева, но тщетно. То она, говорят, дома, то – на работе.

- А Ларису Юрьевну можно? –  спросила мы  ее мужа.

- А ее нет, она на работе.

Поехали на работу, там ее тоже нет.

- Нам сказали домашние, что она на работе.

 - Откуда я знаю, может, она в больницу поехала.

Имеет ли выгоду от этого травматологического бизнеса чиновница, которой подотчетны все николаевские больницы? Стоит взглянуть на имущество ее и семьи. Согласно декларации, глава горздрава не имеет ни имущества, ни автомобилей, а только банковский счет на 159 тыс. гривен. Однако ее муж имеет два земельных участка 537 и 800 кв. метров, два дома 75 и 54 кв. метра, машину BMW520 и банковский вклад 164 тыс. гривен. Дочь чиновницы Алена Глинка также не отстает от родителей: два участка на 500 и 832 кв. метра, два дома на 311 и 278 кв. метров и автомобиль Lexux RX 350 стоимостью более миллиона гривен. Как семье госпожи Дергуновой удалось собрать это имущество? Поскольку мы не имели возможности с ней пообщаться, используем архивное видео.

Хоромы семьи Дергуновых

- Как Вы на зарплату чиновника отстроили таких два дома?

- Вы простите, мы здесь живем уже десять лет... На зарплату чиновника? У меня есть муж бизнесмен в будущем, прошлом и сейчас тоже занимается.

- У Вас такая дочь талантливая или вы ей помогаете?

- Дочка у меня талантливая, она закончила два института с красным дипломом.

И пока руководительница николаевской медицины будет заниматься добром своей семьи, простым пациентам не светит гарантированная законом бесплатная медицина.

Центр журналистских расследований будет продолжать следить за развитием темы. Если Вы или Ваши родственники, знакомые имели опыт лечение переломов с применением имплантатов, пожалуйста, сообщите нам свою историю, отвечая на вопросы, приведенные ниже. Ваши комментарии и контактная информация не будет опубликована, но репортер или редактор из Центра может связаться с Вами напрямую, чтобы узнать больше о Вашей истории.

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.