15:47
5631
0
21.01.2016

БАЛЛАСТ

Ярослав Чепурной, Олег Оганов, Центр журналистских расследований

В Украине немало контролирующих органов, которые вместо пресечения правонарушений просто собирают деньги за отсутствие у вас проблем. В качестве примера – печально известный пожарный надзор, инспектором которого представлялся в свое время даже Остап Бендер. Другое контролирующее ведомство с размытыми полномочиями, но конкретными коррупционными скандалами - государственная экологическая инспекция.

Как «Diligence» уголовное дело «пришили»

В ноябре прошлого года в Николаевском морском торговом порту местные экоинспекторы задержали судно «Diligence» под флагом Либерии. Им показалось, что оно слило балластную воду, чем якобы загрязнило чистую акваторию. Когда капитан судна не позволил экологам зайти на борт для проверки, те позвали правоохранителей. Так появились уголовное дело и ордер на обыск.

Морской агент Владимир Горшков, который представлял интересы судна в Николаевском морпорту, рассказал подробности инцидента.

– По факту начало откатки балласта было произведено на следующие сутки, после того, как пришли экоинспекторы.  Когда они пришли, судно не откатывало балласт, - утверждает Владимир Горшков.

Владимир ГоршковПри обыске судна экологи нарушений так и не обнаружили. Вместе с правоохранителями они ушли, а судно после загрузки зерном пошло своим курсом.

Процедура ни согласно уголовному, ни процессуальному, ни экологическому, ни тем более этическому кодексам соблюдена не была. Всё это был, выражаясь простым языком, "наезд" и взятие «на понт», - убежден Владимир Горшков.

Но сами экологи так не считают. В том, что произошло, они обвиняют экипаж судна.

- Если проводится экологический контроль, люди поднимаются на судно. Им предоставляют документы, они смотрят: осуществлялся ли сброс? Какой, в каком количестве, есть ли нефтепродукты? - поясняет заведующий Николаевским сектором экологического и радиологического контроля Государственной экоинспекции Северо-Западного региона Черного моря Андрей Карпенко.

Двойная бухгалтерия морских экологов

Все, кто как-то связан с обслуживанием судов, заходящих в украинские порты и на судостроительные заводы, в один голос утверждают, что проверка экологами судов – это не тщательный экологический контроль, а банальная коррупционная схема.

О методах работы экологов хорошо знает директор одесской фирмы «Трансшип-сервис» Иван Ниякий. Иван Ниякий

Его фирма неоднократно сталкивалась с методами работы экоинспекторов.

– В летний период они приходят в шортах, в майках, тапочках, шляпках. Приходят с ведрами, часто ржавыми, с пластиковыми бутылками. И с ходу выставляют капитану требования предоставить возможность отобрать пробы изолированного балласта, - говорит Иван Ниякий.

Визит инспекторов может дорого стоить капитану и владельцу судна. Морской агент Владимир не может говорить открыто, поскольку боится потерять свою работу. Но посредником между капитаном и так называемыми экологами он выступает регулярно.

– Брали балластные воды на анализ и потом говорили, что у капитана - нарушения на такую большую сумму, что он их просто не потянет. И поэтому ему будет проще дать небольшую, в несколько раз меньшую, сумму денег наличными в долларах в качестве взятки для того, чтобы они от него просто отвязались, - рассказывает Владимир.

Журналист и Морской агент

Балласт - это морская вода, которая набирается в судно для его устойчивости в специальные ёмкости - танки. Перед тем, как начинается загрузка судна, эта вода сливается, или, как говорят моряки, «откатывается». Вода в этих танках изолирована, поэтому не может контактировать с загрязняющими веществами...

Экоинспекторы этим злоупотребляют. Госэкоинспекция не ставит отметку о прохождении экологического контроля. А без такого документа пограничники не открывают для судна границу, ему не дают так называемой «свободной практики», и оно не может зайти в порт или под погрузку. Фактически - простаивает. Чем больше судно и длиннее простой, то серьезнее убытки, которые несут судовладелец и собственник груза.

Капитан судна «Ekmen» Ибрагим Кантабаян, которое недавно заходило в Николаевский морской порт, не скрывает, что неоднократно сталкивался с поборами экологов в украинских портах.

- В порту, название говорить вслух не буду, приходили экологи, балластные воды не отбирали, но получали за это определенные бонусы и разрешали откатывать балласт, - говорит он.

 

По словам турецкого капитана, взятки в украинских портах платить приходилось много раз.

Капитан "EKMEN" Ибрагим Кантабаян

При Януковиче «экологический бизнес» поставили на поток. Все порты Украины - в частности, Одессы, Ильичевска, Южного - экоинспекция контролировала жестко. Бороться решались единицы. Среди смельчаков - группа компаний «Трансшип». За пять лет «Трансшип» испытал  на себе давление милиции, прокуратуры, судов. И всё из-за принципиальной позиции – не поддаваться шантажу со стороны экологов и не давать им взяток. Свою позицию фирма в итоге отстояла и в украинских судах, хотя это стоило её руководству нервов, а предприятию – сотен тисяч долларов убытков.

– Этим не только экологическая служба занимается, в этой схеме вымогательства замешаны были правоохранительные органы, включая милицию, прокуратуру, Службу безопасности Украины. Многие суды заангажированы, поэтому все это дает нам основания утверждать, что это была классическая организованная преступная группировка, - убежден один из руководителей  «Трансшипа» Иван Ниякий.

Киевский приказ - не всем указ?

После выхода нескольких правительственных постановлений, в частности, №491 (от 07.07.2015 – Прим. авт.), которое значительно ограничило коррупционные возможности охранников морской экологии и запретило брать пробы балластной воды на судне без видимых признаков загрязнения акватории, интересы экоинспекторов сузились до Николаевского региона.

- Размер бытовой коррупции, это как по гаишникам: все знают, что берут, но никто не можем поймать за руку, оценивался таким образом: 1000 судов в среднем заходили в Николаев в год, 500 долларов с судна. Порядка полумиллиона в год это коррупционный рынок, о котором может идти речь, Александр Попов, начальник администрации Николаевского морского торгового порта.

Начальник администрации никморпорта Александр Попов

Но сами экоинспекторы говорят, что их работа не только спасает экологию, но и наполняет бюджет Николаева.

- До сентября наш сектор давал от 50 до 100 тысяч гривен в бюджет города. И по загрязнениям… от 100 тысяч до миллиона каждый месяц. То есть судно пришло, нагадило, мы это зафиксировали, заставили уплатить ущерб за то, что они сделали, и это идет в городской бюджет. А когда вышли эти постановы, когда нас перестали пускать, в городской бюджет ничего не идет, - говорит заведующий Николаевским сектором экологического и радиологического контроля Государственной экоинспекции Северо-Западного региона Черного моря Андрей Карпенко.

Эти расчеты можно считать «белой бухгалтерией» николаевской экоинспекции. В закрытой «черной» бухгалтерии крутятся гораздо большие средства.

- В среднем сейчас они берут тысячу долларов  с десяти тысяч тонн груза, который судно берет в порту. То есть, к примеру, если судно берет пять тысяч тонн, то это пятьсот долларов. Если судно берет 10 тысяч тонн – это тысяча долларов, - расскрывает механизм чёрной бухгалтерии агент Владимир.

Но агенты не могут открыто заявить о коррупции, поскольку схема построена таким образом, что они становятся соучастниками преступления.

- Это правильно построенная схема, когда мы являемся соучастниками. Нам невыгодно после этого как-то бороться с ними. Понимаете? В принципе, они этим пользуются, - объясняет морской агент Владимир.

Мы поинтересовались у главного «черноморского» инспектора в Николаеве: существует ли взяточничество в этой госструктуре?

- Хорошо, если такое происходит, почему они не идут в органы, которые занимаются коррупцией, то есть в прокуратуру, СБУ или милицию? Пусть туда пишут заявления, если это присутствует. А я вам скажу, что этого нет, - категорично отстаивает чистоту помыслов экологов заведующий Николаевским сектором экологического и радиологического контроля Государственной экоинспекции Северо-Западного региона Черного моря Андрей Карпенко.

Но жизнь опровергает утверждения главного николаевского морского эколога. Например, в прошлом году в Одессе задержали, как минимум, трех сотрудников Госэкоинспекции Северо-Западного региона Черного моря. Одного взяли на взятке от представителя агента в сумме 3 тыс. 400 долларов; двое других попались, вымогая по 2 тыс. 250 долларов.

А вот в Николаеве, к сожалению, до сих пор никого не поймали. Хотя для этого правоохранителям достаточно сравнить официальные доходы экоинспекторов и их стиль жизни. Взять хотя бы декларацию о доходах заведующего Николаевским сектором инспекции Андрея Карпенко.

 

- У вас зарплата чуть больше 2 тыс. гривень. Вы имеете 4 земельных участка, две машины, одна из них - стоимостью около 10 тысяч долларов, – спросили мы.

- Я трудовую деятельность начал забойщиком в шахте, зарабатывал хорошие деньги, после этого я работал бухгалтером определенное количество лет, тоже зарабатывал деньги. Только потом я пошел на госслужбу, - поясняет Андрей Карпенко.

Рыба гниет с головы, а морская инспекция - с Одессы. Исполняющий обязанности начальника экоинспекции Северо-Западного региона Черного моря Юрий Кавун имеет скандальную репутацию. СМИ писали, что он - кум экс-генпрокурора Пшонки.

Юрий КавунКавуна уже увольняли из экоинспекции, но он восстановился через суд. За 2014 г. борец за экологию задекларировал 300 тыс. грн. дохода от отчуждения недвижимого имущества, земельный участок, две квартиры в Одессе и автомобиль "Тойота Венза" за 400 тыс. грн. И все это - при среднемесячной зарплате госслужащего в 7 тыс. гривен.

"Разве можно так жить на одну зарплату?", – спросили мы у инспектора.

- Конечно можно. Меня ж проверяли, вы меня извините, я квартиру, которая у меня была на Дерибасовской, продал, задекларировал, и почти полмиллиона получил. Так что я спокойно мог купить себе и детям и кому угодно Разве ж я купил бы на эту зарплату? Смеетесь, что ли?

- Юрий Данилович, а работой инспекции, которую вы сейчас возглавляете, вы довольны?

 Да я пришел ради коллектива. А то, что тут рушили, что-то пытались сделать по своим, понабирали "профессионалов", таксистов всяких, которые ни одного документа за год не составили. Вот такие работники.

А пока нелюстрированные чиновники всем довольны, украинские порты по уровню коррупции сравнивают с Африкой, где все построено на взятках.

- Too much papers, too much ports… Bakshish… Если есть деньги, нет проблем, если нет денег, есть большой проблем, – пояснил в двух словах капитан судна «Ekmen» Ибрагим Кантабаян.

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.