09:08
2497
0
21.01.2015

Войны еще нет. Но перемирие закончилось

Зинаида БУРСКАЯ, спец. корр. «Новой»

Что происходит на юго-востоке Украины: данные наблюдателей и заявления сторон конфликта

События, которые в течение последней недели происходят на линии разграничения позиций украинских силовиков и сепаратистов непризнанных республик, ни одна из сторон публично не называет войной. Но регулярные обоюдные обстрелы, в том числе из тяжелого оружия, жертвами которых регулярно становятся мирные граждане, — вовсе не то, что предусмотрено Минскими соглашениями, «режимом тишины» и просто логикой мирного процесса.

В условиях возобновления огня затрудняется или даже становится невозможной работа на отдельных территория независимых наблюдателей, в том числе представителей ОБСЕ — они не комбатанты и не обязаны рисковать жизнью.

В этой ситуации противоборствующие стороны делают взаимоисключающие заявления, например о том, кто в настоящий момент контролирует территорию аэропорта, и нет объективных причин доверять одной из них в большей степени. По данным наших источников, штурм аэропорта был не частью стратегического плана по переходу в контрнаступление, а реакцией части военизированных подразделений, в первую очередь под началом Алексея Захарченко, на интенсификацию обстрелов Донецка. Москва якобы отмашки не давала, и это только усугубляет ситуацию. Если каждый полевой командир будет проводить войсковые операции по собственному почину, прийти к миру будет еще сложнее.

Единственное, в чем сходятся позиции противоборствующих сторон, — это постоянные заявления о полной приверженности Минским соглашениям и их соблюдении, разумеется, в одностороннем порядке. Между тем дипломатический процесс практически заморожен, и путь к войне — открыт.

Но движение по этому пути пока не стало неизбежным. Все-таки ни одна из сторон пока не чувствует в себе сил, политических и военных, для начала большой наступательной кампании. И пока непоправимого сползания в огонь и кровь не произошло, нужен большой дипломатический перелом. Очевидно, что украинские власти и сепаратисты друг с другом договориться не смогут. Политическую ответственность должны проявить Россия, Европа и США.

Наблюдатели фиксируют все, кроме мира

Наблюдатели из Совместного центра по контролю и координации, который состоит из украинских и российских военных, сообщают о том, что вооруженные столкновения происходят практически по всей «контактной линии», разделяющей территории, контролируемые украинскими военными и сепаратистами.

Возобновление активной стрельбы подтверждают и местные жители: «В Донецке последний раз так сильно грохотало в августе». Люди сообщают о том, что видят, как по городу перемещаются большие колонны техники. «Каждый день только в районе Донецка бойцы ДНР отстреливают по несколько тонн боеприпасов», — говорят военные специалисты. И задаются вопросом: откуда столько снарядов? Можно предположить, что все это — запасы, не израсходованные за десять месяцев войны. Но гораздо более вероятным кажется другой вариант, который подтвердил источник «Новой» в одной из самопровозглашенных республик: «военторг» вновь открыт, на российско-украинской границе в районе Луганской области скапливается военная техника и живая сила.

НИ ДНЯ ТИШИНЫ

За последние полгода перемирие в Донбассе объявлялось дважды. Первый раз — 5 сентября, когда силы ДНР остановились всего в нескольких километрах от Мариуполя и шли переговоры в Минске. Тогда снизилась интенсивность обстрелов, однако боевые действия в нескольких горячих точках быстро возобновились: в донецком аэропорту, в окрестностях Горловки, на территориях к северо-востоку от Мариуполя, по границе «дебальцевского языка» (город Дебальцево находится на дороге, соединяющей Донецк и Луганск, и по сегодняшний день контролируется украинскими военными) и в некоторых районах Луганской области.

Второй раз перемирие объявили 9 декабря. Интенсивность стрельбы вновь снизилась, и в жилые кварталы Донецка перестали залетать снаряды, но перестрелки в аэропорту и окрестностях Дебальцево продолжались. Военные из Совместного центра по контролю и координации (СЦКК), которые должны следить за соблюдением минских договоренностей, фиксировали по несколько десятков случаев нарушения перемирия в день, однако подчеркивали, что интенсивность боевых действий несопоставима с тем, что происходило летом. Благодаря работе Совместного центра удалось договориться о проведении ротации украинских военных в донецком аэропорту — правда, под контролем военной полиции ДНР. Однако, как говорили очевидцы, большинство операций по ротации сопровождалось «эксцессами» — то есть стрельбой.

В конце декабря стрельба в аэропорту усилилась, один из офицеров, входящий в СЦКК, сообщал «Новой», что у Совместного центра не получается прекратить перестрелку: «Звоним одной стороне, просим прекратить, они отвечают — если та сторона перестанет стрелять, мы тоже перестанем, звоним другой — отвечают то же самое».

2 января в результате обстрела в Горловке погибли трое мирных жителей, еще трое — были ранены.

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине сообщала, что, по данным СЦКК, интенсивность стрельбы после «новогоднего обострения» снизилась 4 января, но уже 8—9 января российский и украинский генерал-майоры, входящие в СЦКК, заявляли представителям ОБСЕ, что ситуация безопасности в контролируемых ДНР районах существенно ухудшилась.

10 января наблюдатели ОБСЕ заявили об использовании в районе донецкого аэропорта крупнокалиберных минометров, «Градов», тяжелой артиллерии. Находясь в Донецке, сотрудники мониторинговой миссии слышали и видели «многочисленные случаи как входящих, так и исходящих обстрелов».

А 13 января во время обстрела украинского блокпоста под Волновахой погибло 12 и были ранены 17 мирных жителей, которые ехали на автобусе из Мариуполя в Донецк.

Трагедия на трассе Мариуполь—Донецк стала сигналом для обеих сторон: перемирие в очередной раз сорвано, пытаться соблюдать режим тишины — уже незачем.

АЭРОПОРТ

За последние дни обе стороны противостояния на востоке Украины успели неоднократно заявить о том, что «зачистили» и «контролируют» донецкий аэропорт.

«Аэропорт был полностью зачищен 18 января, — заявил «Новой» депутат народного совета ДНР и по совместительству — руководитель отдела международной информационной службы политотдела министерства обороны самопровозглашенной республики Владислав Бриг. — В зачистке участвовали батальоны «Сомали», «Спарта» и часть «Востока». Сейчас (разговор происходил в 20 января, в два часа дня. — З. Б.) бойцы «Оплота» оттесняют украинских военных в Песках и контролируют уже три четверти этого населенного пункта».

Заявление Владислава Брига опровергается происходящими событиями. Так, в понедельник (то есть 19 января) помощник министра обороны страны Юрий Бирюков сообщил о том, что в новом терминале аэропорта рухнули перекрытия, обломки упали на украинских военных.

Наиболее достоверным кажется описание обстановки в аэропорту, сделанное офицером 95-й аэромобильной бригады Валерием Логиновым, который уже несколько месяцев воюет в Песках и аэропорту. В понедельник в интервью радио «Свобода» Логинов сообщил, что старый терминал находится в руках сепаратистов, но строение практически полностью разрушено и не может выполнять «функции фортификационного сооружения для обороны», а новый терминал поделен между украинскими военными и дээнэровцами — часть этажей занимают одни, часть — другие.

Рассуждая о боях в районе аэропорта, обе стороны ссылаются на Минские соглашения.

«Когда в последние несколько дней стало понятно, что боевики не собираются придерживаться Минских соглашений, было принято решение, в частности, о том, чтобы освободить ту часть территории донецкого аэропорта, которую заняли боевики. Украинские военные не планируют наступательных действий, которые пересекали бы линию размежевания, зафиксированную Минскими соглашениями», — заявил спикер Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Лысенко.

«По Минским соглашениям аэропорт должен быть наш, это на днях публично подтвердил Пушилин», — заявил «Новой» нардеп ДНР Владислав Бриг.

Однако ни одна из сторон не подтверждает свою позицию документально, а в той части подписанных в Минске в сентябре документов, которые были опубликованы, аэропорт не упомянут вообще.

«Официальная позиция СНБО такова — аэропорт должен контролироваться украинскими военными, — сообщил «Новой» источник в министерстве обороны Украины. — Однако по итогам минских переговоров остались спорные территории, вопрос по которым так и не был окончательно решен — речь идет о контактной линии в районе поселка Спартак, Докучаевска, Марьинки и Красногоровки,  Мариуполя. Решать вопрос по этим территориям и по аэропорту нужно в ходе дальнейших переговоров».

Новая газета

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.