14:31
4790
0
02.01.2015

Народ и власть: украинцы гораздо больше верят в себя, чем в избранных ими же кормчих

В условиях войны, не важно, официально названной или синонимами называемой, одним из необходимых условий победы является доверие народа к власти.

Основным выводом нашего опроса является следующий: граждане Украины гораздо больше верят в себя, чем в избранных ими же кормчих. Мы попросили респондентов оценить по 10-балльной шкале доверие или недоверие к ряду властных и общественных институтов. В предложенной шкале 1 балл — «совсем не доверяю», а 10 баллов — «полностью доверяю». И оказалось, что самым высоким рейтингом обладают не Верховный главнокомандующий, не премьер-министр, не Кабинет министров и не Минобороны.

Более всего люди доверяют волонтерам — 7,3 балла из 10.

В волонтерском движении участвовал в той или иной форме каждый второй гражданин страны. Миллионы плеч, подставленных армии и беженцам. Миллионы латочек на дырявую государственную машину. Миллионы соседей, родственников и друзей, передававших нуждающимся в их помощи миллиарды гривен и баночки с консервированными огурцами. Кто чем мог. Кто что мог. Абсолютное, десятибалльное доверие к волонтерам испытывает 22,6% граждан Украины. В Херсоне этот показатель достигает 45%. На Галичине — 44%. В Черновцах — 38%. А вот в Харьковской области лишь 9% и 6% — в Донецкой, в то время как в тревожной Одесской — 18%. Совсем не доверяет волонтерам в нашей стране лишь около 5%. Таких на Востоке и Юге по 7%, а в Донецкой — 12,8%. Зря они так.

На втором месте в рейтинге доверия украинцев — добровольческие батальоны (24,5%) — 7 баллов.

И каждый четвертый житель страны испытывает к ним полное доверие — 41,7% на Западе; 27 — в Центре; 22 — на Юге; 15 — на Востоке и 4,1% на Донбассе. Такое распределение в комментариях вряд ли нуждается. Разве что — обратный отсчет. Полностью не доверяют батальонам 34,6% жителей Донецкой области; 27 — Херсонщины и 2 — Галичины. Но что интересно, негативный показатель не зашкаливает в Харьковской и Одесской областях — 14,4 и 13% соответственно.


Еще одно наблюдение: абсолютное доверие к батальонам (24,5%) в три раза превышает абсолютное доверие к президенту страны — 8,3%. Странно, его вроде бы тоже добровольно избрали. Звоночек…


Сразу за батальонами в рейтинге уровня доверия — церковь.

Тоже 7 баллов. Однако полностью ей доверяют 19,3%. Традиционно на Западе таковых 35,3%. На Юге — 18,4. В Центре — 16,8. На Востоке — 9,8 (в первую очередь за счет Харьковщины, где абсолютное доверие составляет лишь 3,2%). Тогда как на Донбассе полностью доверяет церкви 11,5%.

Церкви, они у нас такие разные — и воинственные, и миролюбивые; и за Украину, и против. Но всего по стране абсолютно не доверяют этому институту только 7,5%. При этом на Западе таковых — 2,5. В Центре — 3,2. А на Донбассе — 10,5%. Тут непросто разобраться, кто от кого отвернулся… Война.

На четвертом месте — армия. 6,4 балла.

На 10 баллов украинской армии доверяют 16,7%. Это на треть меньше, чем батальонам. Если бы речь шла не о столь серьезных вещах, как жизнь и смерть, то можно было бы вспомнить анекдот о пиаре, хомячке и крысе. Та же плоть, та же кровь, те же матери, умирающие всякий раз, когда мобильный не отвечает. И героев там не меньше. Но армия — закрытая для коммуникации структура. Ее образ лепит власть.


Стране нужны легенды. А власти не нужны герои. Вы много знаете имен рядовых военных и даже добровольцев, чье имя попало бы в месседж-бокс власти и было явлено стране как образец военного, гражданского, человеческого подвига? Нет. Вы вспомните только комбатов. Безымянная война нужна только тем, кто не защищает, а защищается.


Может, в частности, и поэтому свое доверие к армии лишь в 1 балл из 10 оценили 9,3% граждан Украины.

Пятая позиция — у общественных организаций. Так же 6,4 балла. Однако полное доверие к активистам гражданского общества испытывает 11%. А недоверие — 2,4. Самое низкое доверие к общественным организациям на Востоке и Юге страны — 9,2 и 12,3% соответственно. Странно, люди, исторически привыкшие к производственно-коллективному образу жизни, объединениям граждан доверяют меньше, чем те, кто формировался на аграрно-хуторских традициях.

На шестом месте — президент Украины, Верховный главнокомандующий. 5,3 балла.

Напомним, что абсолютно Петру Порошенко доверяет 8,3%, совсем не доверяет — 14,3%. Вместе с тем, в связи с различными инсинуациями, в первую очередь, порождаемыми Кремлем, мы задали гражданам вопрос: «В какой степени вы согласны или не согласны тем, что Петр Порошенко законно избранный президент Украины?». 81% украинцев согласен с этим. Из них 68,6% — полностью, 25,9 — скорее согласны. Соответственно, даже на Донбассе, совокупно, без малого 60% уверены в легитимности главы государства.

Сомневаются в законноизбранности — 6% граждан. Из них 13,3% проживает на Востоке. 9,7 — на Донбассе. 7,1 — на Юге. 3,2 — в Центре. И лишь 1% — на Западе Украины. А вот в незаконности избрания Петра Алексеевича уверенно 4,2% населения Украины. От 10% — на Донбассе до менее процента — на Западе.

Однако, возвращаясь к уровню доверия, безусловно, хотелось бы заметить, что стране, у которой идут боевые действия на Первом украинском фронте, Втором экономическом украинском фронте, Третьем социальном украинском фронте, Четвертом криминальном украинском фронте, Пятом внешнеполитическом украинском фронте, Шестом энергетическом украинском фронте — необходим более высокий уровень доверия к главе государства.


Мы не станем вспоминать все ошибки Петра Порошенко. Скажем лишь об одной: «Если ты хочешь понравиться всем, ты не понравишься никому».


На седьмом месте — премьер-министр Украины.

Доверие к Арсению Яценюку граждане страны оценили в 5,2 балла. Разрыв на одну десятую в балловом выражении подтверждают и свежие рейтинговые замеры, проведенные на этой неделе не ZN.UA. Если на парламентских выборах «Народний фронт» Арсения Яценюка опередил Блок Петра Порошенко на 50 тысяч голосов, то сейчас за БПП проголосовали бы 27,1% избирателей, а за «НФ» — всего 17,2%. Народ, ознакомившись с инициативами Кабинета министров по радикальному сокращению бюджета, наконец-то стал ассоциировать ответственность за экономику с премьером, а не с президентом, как делал это девять месяцев, предшествовавших парламентским выборам. И знаете, что смешно? Додумались до этого избиратели после того, как Петр Порошенко получил не двух (МО и МИД), а десятерых министров в новом Кабмине...

На этапе еще неполного осознания радикальных новшеств правительства 7,5% респондентов оказали Яценюку полное 10-балльное доверие. А 16% отметили вариант — «совсем не доверяю». Самая высокая поддержка среди абсолютно доверяющих у премьера, разумеется, на Западе страны —– 12,7%. 8,8% — в Центре. 6,9 — на Юге. 3,5 — на Востоке и 1,4% — на Донбассе. И, соответственно, наоборот — концентрированный антирейтинг на Донбассе — 29,4%. На Западе он составляет 5,7%. Вопрос: это путь Яценюка с очередной горы или с базара? Ответ даст МВФ. И его услышат все, кто переживет принудительное лечение секвестром и новыми налогами.

На восьмом месте — СМИ — 5,1 балла.

Если после Майдана СМИ входили в тройку институтов, которым оказывалось самое высокое доверие, то сегодня мы вынуждены отметить падение авторитета. Средства массовой информации в своем большинстве смешались со средствами массовой пропаганды. По этой причине абсолютно доверяет СМИ лишь 2,4% украинцев. На Западе таких — 4%. На Донбассе — 0,3. Абсолютное недоверие, оцененное в 1 балл, более выразительно: 11% — по стране. 4,4 — на Западе; 4,8 — в Центре; 15,8 — на Востоке; 20,7 — на Юге; 21,2% — на Донбассе.


В XXI веке закрыть информационное пространство, создав «Совинформбюро» — нереально. Россия вещает на Восток и Юг; социальные сети опережают информагентства; фейки рвут нервы и без того натянутой, как струна, аудитории.


Но одна из серьезнейших, и при этом, обходимых вниманием проблем — падение профессионального и, в первую очередь, интеллектуального уровня журналистов. Выбирая спикера для интервью, большинство коллег идет на крик, а не на мысль. Поверхностное освещение происходящего дезориентирует общество. Лучшей иллюстрацией этому является раздел опроса «Народ и реформы».

На девятой позиции — Кабинет министров Украины с показателем доверия в 4,7 балла из 10.

Новосформированному, квотнообразованному, иностранцами украшенному правительству полностью доверяет 4% украинцев. От 6% — в Центре, до 1% — на Донбассе. Не так уж много для команды, которая стоит у руля экономики, нуждающейся в комплексе реанимационных мер. Масштаб задач огромен. Методы их решения — болезненны. Не позавидуешь.

Совершенно не доверяет украинскому правительству 15% граждан. Каждый третий из них проживает на Юге; каждый четвертый — на Донбассе; каждый пятый — на Востоке. Любой доктор знает: в треугольнике «врач—болезнь—пациент» команды могут быть сформированы по-разному. И пока Кабмин молча хвастается скальпелем и клещами, даже не объясняя пациенту зачем, больной объединяется с болезнью против врача.

На десятой позиции — Верховная Рада — 4,5 балла.

Люди! Вы ж ее только вчера избрали! Для чего? Чтобы сегодня уже не доверять? 16,3% украинцев совсем не доверяет Верховной Раде. Лидер скептиков Юг — 34,7%. За ними Донбасс — 27,6. Восток — 21,8. Запад — 9,2. И осторожный Центр — 7,1%. Полностью же, на 10 баллов, парламенту доверяет только 3% граждан. От 0,5 — на Донбассе до 4,4% — на Западе. No comments.


Страх сильнее голода. Испуганные люди не устраивают переворотов.


На одиннадцатом месте — СБУ — 3,8 балла.

Джоан Роллинг позавидовала бы фантазии райтеров пресс-службы этого ведомства. Но похоже, в стране меньше людей, верящих в Гарри Поттера, нежели тех, кто верит в ежедневные рапорты о предотвращении и разоблачении терактов. Но когда придут настоящие «волки», будет недостаточно просто кричать. На объективно высокую угрозу организации терактов агрессором может наложиться соблазн отвлечь внимание от колоссальных экономических проблем, способных породить бунт. Район Печатники в Москве, метро в Минске... Страх сильнее голода. Испуганные люди не устраивают переворотов. Так что, господа спецслужбисты — крутите головой по всем сторонам. Тем более что 2% населения вам все-таки полностью доверяет. Не разочаруйте их как 21,4% тех, кто уже категорически отказал вам в доверии.

На двенадцатом месте — МВД — 3,4 балла.

Дискредитированная, обозленная, растерянная милиция. Потребуются титанические усилия, чтобы возродить доверие к отечественным стражам порядка. Без милиции — никак. А с такой — никуда. Каждый пятый украинец — 24,8% — совершенно не доверяет Министерству внутренних дел. 39,3% из них — южане. Каждый четвертый — живет на Востоке, Донбассе и Западе. И только 18,3% ментоненавистников проживает в Центре. Что касается абсолютного доверия, его испытывает полтора процента граждан. От 0,1% — на Донбассе до 2,6 — в Центре. В условиях, когда оружие не приобрел только ленивый, когда количество краж растет чуть ли не ежедневно, когда вооруженные «патриоты» сбиваются в стаи под руководством опытных рэкетиров 90-х годов и по всей стране захватывают и отжимают бизнес — сверхнизкий уровень доверия к милиции и ее беспомощность пугают не меньше, чем сами преступления.

На тринадцатом месте — Генеральная прокуратура — 3,3 балла из 10 возможных. 

Полное недоверие — 28%. Полное доверие — 1,4%. 1,4, Олег Ярославович! 1,4, Петр Алексеевич! Свободовский Махницкий и президентский Ярема превратили потенциальный меч Революции Достоинства в щит контрреволюции. Не о чем говорить.

И заключают рейтинг народного доверия те, кто должен был его возглавлять. Те, от кого зависит защита права граждан на справедливость — суды. 3 балла.

Совсем не доверяет людям в мантиях 32% украинцев: 47 — на Юге; 41 — на Западе; 27,6 — на Востоке; 27 — на Донбассе и 25,5% — в Центре. Вот такую «Европу» показало социологическое вскрытие. 10 баллов доверия отечественным судам выставил всего лишь 1,6% опрошенных. От 0,3 — на Донбассе до 2,3% — в Центре.

Невысокие показатели доверия к институтам власти, похороненные под плинтусом результаты Генпрокуратуры и судов, имеют целый ряд объяснений. Но, на наш взгляд, основное из них содержится в следующей диаграмме. В ней объединены ответы на два вопроса: «Какое из ожиданий после победы Майдана было для вас самым главным?» и «Оцените по 5-балльной шкале каждый пункт, где «1» — совершенно не был выполнен, а «5» — полностью был выполнен».

После любой революции, после любой смены власти, ожидания людей завышены. Но некоторые просто необходимо выполнять, иначе между народом и властями образуется пропасть. Несоответствие ожиданий и полученных результатов — вашему вниманию.

Революция Достоинства. Восстание людей, которые устали мириться с тем, что правящий класс к ним относится как к стаду овец, предназначенных исключительно для стрижки. Что сейчас думают о власти свежеобритые люди?


80% убеждены в том, что за последний год уровень коррупции в стране либо сохранился на прежнем уровне, либо повысился. Это им не по телевизору рассказали. Они это познали эмпирически.


А мы должны отметить, что по каким-то признакам об этом догадался весь дипкорпус, а также МВФ со Всемирным банком. 47,3% украинцев считают, что уровень коррупции сохранился. 31,8% — что повысился. И только 5% ощутили снижение коррупционного пресса. При том, что 15% не смогли определиться с оценкой масштабов раковой опухоли.

Может украинцы уже свыклись с коррупцией и она, как никотин у многолетнего курильщика, стала частью нашего химически-ментального состава? Не похоже. Если возвращение смертной казни, в качестве необходимой реформы, поддержали лишь 5% опрошенных, то когда тех же людей спросили о расстреле коррупционеров, поддержка взметнулась в разы.

Более, чем каждый третий гражданин Украины считает, что «лучший способ борьбы с коррупцией — расстреливать (как в Китае)».

Более, чем каждый третий гражданин Украины считает, что «лучший способ борьбы с коррупцией — расстреливать (как в Китае)». 16% в этом убеждены абсолютно. 19,5% — скорее согласны. Наиболее радикальное настроение приходится на Николаевскую, Черновицкую и Донецкую области. Очередной тревожный звоночек для власти — несмотря на то, что более 40% либо категорически, либо скорее не согласны с самой жесткой мерой. Это не значит, что их не достали. Это значит, что они еще не отчаялись. Наиболее толерантна в этом вопросе Закарпатская область — 42% против крайности, а также Галичина — 37%. А наименее — Центр — тут расстрел за коррупцию безоговорочно отвергают всего лишь 13,4%.

Казалось бы, невысоким уровнем доверия к правящему классу только и можно объяснить неожиданные для нас результаты ответов на вопрос: «Как вы относитесь к приглашению иностранных специалистов на посты в Кабинете министров и других органах власти?». Каждый пятый не смог определиться. Почти 46% граждан Украины велели интервьюеру поставить птичку напротив ответа: «поддерживаю, раз за 23 года не смогли своими силами провести реформы и побороть коррупцию, то пусть попробуют варяги». На Галичине «ход экспатом» поддержали 62,7% респондентов, в Одесской области — 33, а на Донетчине — 20,7%. Чем дальше на восток, тем меньше сторонников такого взгляда. То ли потому, что приглашенные американцы, прибалты и грузины ассоциируются у жителей Донбасса с чуждым, по их мнению, Западом. То ли потому, что «у советских собственная гордость».

По большому счету, к приглашению иностранцев на ряд значимых постов, перечень которых еще не закрыт, можно относиться как к импортным товарам: мы же покупаем айпады, плазмы, машины, мобильные телефоны... Хотя, с другой стороны, выбирая импортный товар мы стараемся приобрести лучшее, а не просто среднестатистическое...

32,5% заявили: «не поддерживаю, так как в 45-миллионной стране, при желании, можно было найти порядочных, волевых и интеллектуальных профессионалов, способных провести реформы». В Галичине считают, что украинская земля рождает для подобной задачи достойных сыновей и дочерей — 21%; в Одессе — 54; в Донецкой области — 69,6%. Хочется спросить: так это мы правящему классу не доверяем или в себя не верим?

На самом деле, кадровый патриотизм должен заключаться не столько в требовании к паспорту, сколько в критериях и готовности лидеров страны следовать своим декларациям в реальной жизни.

Два десятилетия украинские власти, по меткому определению Александра Пасхавера, совершали отрицательный отбор.

Власть всегда была самым доходным видом бизнеса. И вести его от имени правителей должны были послушные, безнравственные и безотказные. Иногда — нравственные, но некомпетентные или несложно манипулировать. И уж совсем редко во власть случайно попадали приличные и разумные люди. Возможно, следующая итерация власти осознает необходимость их привлечения.

Мы спросили у украинцев: «Почему Януковичу и его команде удается избегать наказания?» Ведь, как известно, ряд одиозных фигур, кабанчиком метнувшихся в Россию в конце февраля — начале марта 2014 г., оспаривают нынче введенные против них Евросоюзом санкции по причине отсутствия уголовных дел, открытых против них в Украине: Януковичи, Азаровы, Клюев, Арбузов, Портнов, Клименко, Иванющенко и т.д. Как это стало возможным?

32,8% Из пяти предложенных вариантов ответа каждый третий — 32,8% — выбрали «имея деньги, старая команда может блокировать в правоохранительных органах и судах Украины любые расследования против своих представителей».

23% граждан считают, что «доказывать преступления старой власти никто в новой власти не намерен, поскольку сами хотят воспользоваться теневыми и коррупционными схемами «папередников»

20,5% безнаказанность команды Януковича относят на счет непрофессионализма ГПУ: «генпрокуратура профессионально неспособна доказать выдвигаемые обвинения против представителей старой власти».

16,7% за 10 месяцев не сформировали своего ответа на заданный вопрос.

23% граждан выбрали вариант «доказывать преступления старой власти никто в новой власти не намерен, поскольку сами хотят воспользоваться теневыми и коррупционными схемами «папередников». В этом новую власть подозревают 44% одесситов; 19 — жителей Центра и 7% — херсонцев. Очевидно, у отвечавших подобным образом хорошая память, ибо они не забыли, что ни одна из сменяющих друг друга властей не привлекала предшественников к ответственности за несанкционированный отбор средств у государства. Политических оппонентов — иногда. Ворье — никогда.

16,7% за 10 месяцев не сформировали своего ответа на заданный вопрос. Из пяти предложенных вариантов ответа каждый третий — 32,8% — выбрали «имея деньги, старая команда может блокировать в правоохранительных органах и судах Украины любые расследования против своих представителей». Гнилость судебной и прокурорской системы во главу угла поставили 45% жителей Запада и 20% — южан. Кстати, больше всего таковых оказалось в Луганской области — 47,2%. Меньше всего — в Херсонской — 14,4%. Впрочем, херсонцы дали «свечу» в другом варианте ответа...

20,5% опрошенных безнаказанность команды Януковича относят на счет непрофессионализма ГПУ: «генпрокуратура профессионально неспособна доказать выдвигаемые обвинения против представителей старой власти». В низкий профессиональный уровень наших следователей верит каждый третий днепропетровец. Но при этом, 7,5% запорожцев и 5,6% луганчан, вместе с 10% харьковчан считают, что в ГПУ пропало не все.

Доля правды в невысокой оценке профессионализма следователей есть —

как за многие годы большинство юристов превратилось в почтальонов, переносящих конверты, так и большинство следователей — в золотоискателей. Конечно есть исключения. Но по мнению экспертов-практиков: ГПУ — это фабрика по открытию фактовых и персональных дел и касса по принятию «аргументов» для их закрытия. Просто, как белка в колесе! Где ж тут найдешь время для профессионального совершенствования?

18,7% находят оправдание в том, что «лидеры Майдана растерялись и не успели воспрепятствовать побегу из страны Януковича, Пшонки, Арбузова, Азарова, Клюева, Захарченко и т.д.». В это верят 28,2% на Востоке страны; 16,3 граждан на Западе Украины и 12,4% на Донбассе. Интересно, что так считает почти половина жителей Днепропетровской области — 47%. А вот в Луганской — только 3,4%.

Журналистам нужно было потратить в среднем 15–30 минут на то, чтобы узнать местонахождение Виктора Януковича с момента его последнего выезда из Межигорья. О чем мы регулярно и сообщали нашим читателям в новостной ленте. У новых лидеров страны в то время были, очевидно, более важные задачи. Да и потом, нам было проще — мы на чай к Януковичу во время Майдана не ездили.

Однако в коварство властелинов сцены Майдана украинский народ не верит — только 12,1% считают, что «Турчинов, Яценюк и Аваков вступили в корыстный сговор с Януковичем и командой, позволив им избежать ареста и покинуть страну». Столь крамольную мысль допускает только 8,5% жителей центральной Украины и Донбасса. Не допускает такой договоренности Луганск — 1,4%. Зато в данном вопросе отличился юг страны — каждый пятый считает подобную договоренность возможной, но это, в основном, за счет жителей Херсонской области, среди которых массовые удачные побеги одиозных персонажей списали на осознанную бездеятельность новых властей 44,2%.

«Стою у дома, чищу апельсин ножиком. Мимо проходит Гиви, спотыкается и падает на ножик. И так все девять раз».

Тот факт, что старая команда сидит в Москве, тоскливо пьет горькую и ее рвет на родину, не должен был стать непреодолимым препятствием для получения народом Украины ответов на вопросы о страшных преступлениях, совершенных в нашей стране за этот год. Мы спросили: «О чем по вашему мнению, свидетельствуют нераскрытые резонансные преступления, совершенные в период Майдана и после? (расстрел Небесной сотни, поджог Дома профсоюзов в Одессе и др.)».

Как видите, почти половина — 45,1% — назвала причиной «заинтересованность власти в нераскрытии преступлений». Да, на выразительность показателя повлияли одесситы, среди которых этот вариант ответа выбрали 65,3% и жители Николаевщины, таким же числом поддержавшие мнение раненой Одессы. Однако, дополнительным сигналом для власти может стать мнение как западной Украины, где более половины узрели на рыльце пушок, так и Донбасса, где половина опрошенных подозревает власть в намеренном заволынивании расследований резонансных преступлений. Каждому региону может «болеть» свое, но перед властью все равны — «обезболивающего» не дали никому.

Почти 32% списывают отсутствие четких доказательных и объективных ответов на «непрофессионализм следствия». В это больше всего верят жители Днепропетровской области — 51,1%. Но только 10,6% — в Харьковской. При этом заметим, что лишь каждый шестой житель Украины считает приоритетной реформу правоохранительных органов, о чем мы напишем чуть позже.

В отсутствии результатов 11% украинцев винят «системное препятствование России». Очевидно, в Галичине помнят, где спрятались и бывшие руководители страны и постмайданное руководство одесской милиции. И поэтому 23% видят причину в «руке Москвы». Но только 1,6% запорожцев и 3,3% одесситов считают, что у Москвы есть руки.

Поскольку какая-то часть граждан Украины считает, что глобально за произошедшим в стране стоят Америка и ЕС, то мы спросили и о их возможной роли в препятствовании расследованию резонансных преступлений. Так считающих в Украине оказалось 3%. 9,3% из них проживают на Харьковщине. Около 2 — на Херсонщине. И 0,5 — на Луганщине. В Закарпатье вообще живут люди, лишенные фантазии — 0,0%.

Отсутствие ответов на актуальные для всей страны вопросы, как шашель, подтачивает ножки кресел и тронов украинской власти. Возможно, когда-то мы доподлинно узнаем, кто отдал приказ расстреливать людей на Майдане; кто сжег живьем одесситов; кто устроил Иловайский котел; кто финансировал сепаратистов; кто воровал у государства, когда народ сбрасывался на армию... Похоже, ключевое слово — «когда-то». Хотя нет — «возможно».

А вот 18,1% считает причиной позорного нераскрытия резонансных преступлений «системное препятствование команды Януковича». Более всего сторонников такой версии в западном регионе — 26%. Меньше всего в эффективное вмешательство экс-президента верят на Донбассе — 7,7%. Каждый пятый в осторожном центре считает, что без Януковича не обошлось.

Одной из составляющих подозрительного отношения украинцев к власти является абсолютная убежденность граждан в том, что «украинские олигархи продолжают оставаться влиятельной политической и экономической силой в стране». С таким утверждением согласны 90,3% (!). Редкое единодушие. И жидкие сомнения: только 2,2% не согласны с этим, а 7 — так и не поняли, «кто был охотник, кто — добыча».

Каждый из олигархов сделал свою ставку на различные центры власти.

В какой-то степени этот факт (вкупе с обострением межолигархической войны) создал подковерную, уродливую, но, все же, работающую систему сдержек и противовесов — над страной не навис новый узурпатор. Собственно, лояльное отношение олигархов к Майдану было продиктовано желанием избавиться от Януковича, чья Семья, как саранча, налетела на все поля без разбору. Избавившись от экс-президента многие надеялись собирать богатый, как в старые-добрые времена, урожай. Но экономическая засуха так и не дала плечу раззудеться.

В принципе, в Украине олигархами принято называть любого крупного бизнесмена, включая соседа, позволившего себе отдых в Доминиканской республике. Но если говорить о тех, кто безмерно богат, имеет управляемое представительство во власти и влиятельные СМИ под пальцами, то — да, эти люди действительно сохранили серьезное политическое, а некоторые и экономическое влияние в постмайданной Украине. Если взять только парламентский срез, то бойцов Ахметова в новом законодательном органе мы насчитали 28, Коломойского — 25 (плюс «боковичок» имени Хомутынника), Порошенко — 23 (плюс штук 100 попутчиков) и Фирташа—Левочкина — 42 (без учета еремеевского сателлита).

Новую власть шантажировали. Кто — киловаттами и шахтерскими бунтами; кто — восстанием вкладчиков и баррелями; кто — сейфовыми соглашениями и газом; и все — телеканалами. На выборах власти оказывали услуги: кто Яценюку, как СКМ — «Шахтеру»; кто Порошенко, как «Надра» — киевскому «Динамо»; а кто — покупкой абонемента на матчи всех. Справедливости ради надо сказать, что и стране пользу (в определенные моменты) олигархи приносили. Кто-то выплачивая зарплату рабочим заводов; кто-то, взяв под контроль криминалитет — главный инструментарий российских инструкторов, — не позволил втянуть в войну Харьков, Одессу, Днепропетровск и Запорожье; кто-то, включив все внутри- и внешнеполитические резервы, остановил уже принятое (под видом проведения АТО) решение по вооруженному разгону Майдана 19 февраля. Как власть благодарит каждого из оказывавших разноплановые услуги, сайты, специализирующиеся на разоблачении теневых и коррупционных схем, сообщают регулярно.

И при этом, возникла новая угроза —26,3%украинцев считают, что «необходимо национализировать всю собственность, которая принадлежит олигархам».

И при этом, возникла новая угроза —26,3%украинцев считают, что «необходимо национализировать всю собственность, которая принадлежит олигархам». Это самый распространенный ответ на вопрос:«Как по вашему мнению следует поступить с собственностью олигархов?».

Самый высокий процент настроений «все отобрать» социологи КМИС зафиксировали в Закарпатской области — 40%. Почему-то нам кажется, что жители этого региона имели в виду не Коломойского с Ахметовым, и даже не Фирташа с Хмельницким или Пинчуком. Но поскольку слова «Балога» в опросе не было, то мы оставим догадки при себе. В пролетарском Запорожье тоже знают, чьей «крови» хотят 40% жителей. Не сильно отстают и опрошенные на Донетчине — 32,3%. Наименее сторонников подобных настроений в Харьковской области — 20%.

28% не хотят никого «казнить» и готовы довольствоваться ампутацией «только незаконно приобретенной собственности». Очевидно, речь идет о купленных за копейки во времена бурной приватизации 1990—2000-х промышленных гигантах. Или «отжатый» и «отрейдеренный» на вторичном рынке бизнес тоже относится к незаконно приобретенному?

Не особенной популярностью пользуется схема замены национализации доплатой «в бюджет разницы между покупной и рыночной стоимостью объекта». «За» — только 9% граждан.

На полпроцента меньше считают справедливым предложение Коломойского: «Национализировать те объекты, в которых будет обнаружена скрытая доля экс-президента В.Януковича». Больше всего этот вариант набрал голосов в Донецкой области — 16,6%. Меньше всего — в Закарпатской — 0,5%. Наверное, людям кажется, что этого мало. Но, поверьте, этого та-а-а-к много… Другой вопрос, что наше следствие вряд ли в состоянии добраться до сейфовых соглашений, прячущих от постороннего взгляда реальную структуру энергетического, нефтяного, химического, газового или укртелекомовского бизнеса. Да и потом, похоже, владельцы сейфов с Януковичем — как с тещей: «нет уж, умерла, так умерла».

3% считают, что «переделы собственности ослабляют страну — должна быть проведена амнистия теневого капитала». Вариант «тут во всем они признались, повинились, разрыдались» — устраивает только 0,7% жителей центральной Украины и, по какой-то удивительной причине, аж 9,3% запорожцев. Вариант весьма цивилизованный, но в отсутствие доверия олигархов к власти и народа к олигархам — все еще нереализуемый.

Страна, сформировавшая в парламенте, по словам президента, «конституционно-проевропейское большинство», не собирается перенимать европейские подходы в отношении к собственности. Вариант ответа «государство должно уважать частную собственность и обеспечить механизм ее защиты в малом, среднем и крупном бизнесе» получил лишь 2% (!).

От нулей в Николаеве и Луганске до 3,7% — в Днепропетровской области. Жутковатый показатель. Хотя и объяснимый. В самом начале 90-х Польша и Украина имели схожие по структуре экономики. Они приезжали к нам за телевизорами, стиральными машинами и миксерами, мы ездили к ним за красочным мулине и комковатыми помадами неуставного цвета. Теперь они — четвертая экономика Европы. А мы можем похвастаться лишь высокими позициями наших олигархов в европейском списке Forbes. Польское общество развивается, спотыкается и идет вперед. А мы пока вгрузаем в землю, бормоча проклятья в адрес тех, кому сами позволили себя обнести.

И, наконец, не по рейтингу, а по важности. Практически 11% украинцев считают, что «государство должно провести жесткую демонополизацию во всех сферах, где олигархи являются монополистами». Это не так мало для страны, в которой зашкаливают левые настроения «отнять и поделить». Удивительно продвинутыми оказались жители освобожденных территорий Луганской области — идею поддержали почти 30%. 21% харьковчан и 18% — одесситов, по всей видимости, догадываются, что разрушение монополий уничтожит сам институт олигархократии, создав конкурентную среду в телевизионном, газораспределительном, портовом, перевозочном, железорудном, банковском и ряде других секторов. Но для этого нужны, как минимум, два условия: руководитель Антимонопольного комитета, который будет очень грамотным специалистом и очень плохим танцором; и прозрачный реестр собственности с указанием конечного бенефициара. Насколько наши граждане понимают необходимость и последствия создания такого реестра мы поговорим чуть ниже.

После всех революций народ ожидает от власти нового уровня открытости.

После утверждения правительства на Майдане — немудрено.

Как население Украины оценивает уровень открытости коммуникации органов власти с обществом в период принятия важных для страны решений? По большому счету, мы хотели узнать, насколько народ удовлетворен тем, как власть его держит в курсе при принятии тех или иных решений.

Нет, конечно же, нельзя доводить ситуацию до маразма и ожидать, что два политика вот так вот выйдут к народу и скажут: «Мы договорились о мирном сосуществовании. Основа договоренности — ежемесячный раздел всего у вас украденного 50 на 50. Для этого, — скажет один, — мои люди наконец-то допущены к потокам. А мои, — скажет другой, — наконец-то будут допущены к правоохранительному и антикоррупционному контролю и, соответственно, выдаче лицензий на экономическое браконьерство».

Отметим, что оценка открытости премьера и президента совпадают. 30% украинцев считают их «достаточно публичными в принятии решений». Каждый третий считает, что наковерной информации достаточно. Сравнимое количество полагает, что Порошенко и Яценюк «постоянно опаздывают в пояснении обществу тех или иных шагов»: 28 и 25,5%, соответственно. Да, и обвиняющих президента и премьера в непрозрачном принятии решений тоже поровну: 25,5 и 27%. Одним словом, народ констатировал: эфирное время между двумя политиками распределяется равномерно.

А вот Верховной Раде, сколько слово в эфире ни давай, а ее все равно считают «властью, которая принимает решения непрозрачно» 33,2%. Рекорд — в Николаевской области — 56%. В Донецкой — 24,6%. Впрочем, о причинах такого имиджа законодательного органа мы писали выше. И поэтому отметим лишь, что 30,6% считает парламент постоянно опаздывающим с пояснением обществу своих шагов и лишь 11% считает его достаточно публичным в принятии решений. Кстати, наиболее публичным парламент считают в Донецкой области — 15,7%. Может потому, что в других ветвях власти открыто представители этого региона больше не представлены?

Но Рада не пасет задних. Их пасет местная власть. 35% считает, что власть, которую можно увидеть не по телевизору, а до которой можно дотянуться рукой, принимает решения непрозрачно. При оценке уровня закрытости своей региональной власти Херсон выдал «число зверя» — 66,6%. Днепропетровск заклеймил — 58%, а Черновцы подняли красную карточку — 50%.

Открытой и достаточно публичной в принятии решений местную власть в Украине считает 8,7%. Наиболее высокий показатель в Луганске — 15,7. Еще бы! Геннадий Москаль изъясняется прямо  и универсальным языком.

А каждый четвертый уверен, что региональная власть опаздывает с пояснением обществу своих шагов. Больше открытости хотели бы 36% донетчан; 31 — галичан и 29% — черновчан.

Подводя итоги части нашего опроса, озаглавленной «Народ и власть», обратимся к ответам сограждан на вопрос: «Прошло более года после начала Майдана, изменившего страну. Какое из ощущений вам ближе?»

К сожалению, после подъема и вдохновения в настроениях относительного большинства украинцев доминирует ощущение «разочарования от неиспользованного шанса». Так считают 32,6% жителей Украины. Среди них, как вы видите, доминируют южане – 46,8%. На 11% меньше поначалу смахивавших радостную слезу у телевизора, а теперь ругающихся с ним — на Западе. На Востоке и в Центре – примерно столько же.

Теперь на это состояние наложится, мягко говоря, неудовлетворенность от ургентной бюджетно-налоговой хирургии от Кабмина. Не зря, ох не зря мир вывел закон, согласно которому все самые болезненные реформы запускаются в первые сто дней новой власти. Когда народ на подъеме. Когда он максимально доверяет тем, кого избрал. Или тем, кто его повел за собой. Но и первые сто дней правительства, и первые сто дней президента оказались бесплодными с точки зрения решительных, продуманных и точных действий. И не в войне дело. Она оказалась лишь прикрытием для подготовки к главному для власти действию — парламентским выборам. В плену сладкоголосых спичей, произнесенных во время избирательной кампании, еще находится 17,9% населения. Они полны оптимизма и в признаваемых сложностях винят старую власть и Путина. Что, безусловно, причина, но не исчерпывающая.

«Украинцы сплотились как никогда, избрали нового президента, создали коалицию демократических проевропейских сил в парламенте и движутся в Европу». Все, как пиарспикеры прописали. А с другой стороны, в этих людях энергия веры, топливо движения, батарейки оптимизма. Без них, наивных, деятельных — никуда. Вопрос в КПД механизма, который пользует этот доверчивый генератор энергии.


14,7%украинцев, считающих, что «все изменится к лучшему только тогда, когда к власти придет новое поколение, а бизнес будет от нее отстранен».


Интересно, что так считает каждый пятый на Донбассе, ожидавшим, что после Майдана сменит не только осточертевшие и там лица, но и всех доставшие правила. По 17% граждан-стаеров на Западе и Юге; 16% — на Востоке и только 8% — в Центре. Единственное, чем не стоит увлекаться, так это верой в то, что возраст и честность решат все проблемы. Свою честность молодым еще нужно доказать, пройдя через медные трубы и золотые соблазны. Кроме того, редко сочетаются возраст и компетентность. Чиновник, государственный служащий — это такая же профессия, как любая другая. Есть те, кто считает, что «Честного человека можно сделать квалифицированным чиновником». Можно. А еще честного человека можно сделать квалифицированным врачом. Сколько на это уйдет времени? Если учитывать, что больной с перитонитом уже на операционном столе. А честный человек, который должен его оперировать, пока что умеет только руки йодом обрабатывать. Времени очень мало, а научиться нужно очень многому.

10% опрошенных ничего хорошего не ждали от Майдана. А теперь считают, что украинское государство и вовсе развалится и будет по частям разобрано между соседними. На Донбассе так считает каждый четвертый; каждый шестой на Востоке. Не слишком много на Юге — 12%, и категорически подобный вариант отторгает Запад (1,4%) и Центр (4,8%). Не развалится. Хоть и потрещит какое-то время по швам. Есть предположение, что через несколько лет происходящее в Украине будет «цветочками» по сравнению с «ягодками», которые вызреют за пределами нашей страны.

И, наконец, 8% людей, которые знают, как закаляется сталь. И несмотря на нынешнюю объектность, а не субъектность нашей страны, уверены, что нынешняя сложнейшая ситуация лишь укрепит украинцев. Присоединимся к этой надежде и мы.

ZN.ua

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.