COVID-19
В УКРАИНЕ
ЗАРАЗИЛОСЬ:
25 964
ВЫЗДОРОВЕЛО:
11 372
УМЕРЛО:
762
ОДЕССКАЯ ОБЛАСТЬ
970
НИКОЛАЕВСКАЯ ОБЛАСТЬ
307
ХЕРСОНСКАЯ ОБЛАСТЬ
179
12:00
947
0
14.05.2020

Участник рабочей группы по медреформе рассказал, какие корректировки будут внесены на втором этапе реформы

300 больниц, с которыми НСЗУ не заключила контракты, должны были быть дофинансированы в ручном режиме.

Директор областного специализированного дома ребенка "Гиппократ" Роман Марабян считает философию и посылы медреформы правильными, но финансирование на ее реализацию – недостаточным.

"На рабочей группе я оценивал паллиатив и реабилитацию. Нравились ли нам тарифы, сформированные НСЗУ? Конечно, нет. На паллиатив и реабилитацию, например, дали смешные пакеты. На курс паллиативной помощи в стационаре, а это три недели, – 7,5 тысяч гривен. Я оптимизировал все, что было можно. Но меньше тысячи гривен в сутки у меня не получается. При том, что мои врач и медсестра получат 5500 и 4200 грн соответственно", - рассказал он ZN.UA.

При этом оба направления стали пробными шарами и попыткой начать разговор о том, что они должны появиться.

"Я понимаю, что паллиатив и реабилитация – пробные шары. По 400 млн грн на одно и на другое были попыткой хотя бы начать разговор о том, что эти направления должны появиться, а потом, уже на 2021 год, можно было бы требовать увеличение стоимости пакетов. То, что мне дали мало денег, не говорило о том, что философия и посылы реформы неправильные", - подчеркивает директор "Гиппократа".

И объясняет: появление более и менее "вкусных" пакетов – проблема ВР, которая вместе с президентом подсчитала на здравоохранение 2,8% ВВП, а не 5%, как записано в Конституции. При большем финансировании пакеты были бы больше, и хватило бы денег подтянуть психиатрию с туберкулезом, хотя бы на переходный период.

По словам Романа Марабяна, НСЗУ заложила правильный принцип. А что касается финансирования, он приводит такой пример: это, как если бы сказали, что надо сварить борщ, в котором должно быть 20% мяса, 25% картошки, 25% свеклы и 30% капусты, а дали всех ингредиентов по 5%. Тогда и борща сварится кружка, а не кастрюля.

"Мы все понимали, что 72 млрд грн (средства, выделенные НСЗУ на Программу медицинских гарантий-2020 – авт.) – это критично мало. Поэтому НСЗУ пришлось принять политическое решение, выделить приоритетные направления (онкология, инфаркты, инсульты, неонатология, родовспоможение) и сформировать несколько "вкусных" пакетов",  - отмечает собеседник.

 

С этими пакетами, при правильном менеджменте клиники, нормальном оборудовании, укомплектованности и вменяемости персонала, за счет оборота пациентов и качества услуг, можно было создать рентабельные медицинские проекты, выходящие практически в ноль в 2020 году. А в 2021-2022 годах, при увеличении пакетов (все понимали, что они однозначно должны быть увеличены), украинская медицина потихоньку, плавно, начала бы выползать из болота.

Высокотехнологичная медицина требовала хороших денег. Директор Института сердца Борис Тодуров просил 200 тысяч гривен на стентирование. Его киевские конкуренты соглашались на 20 тыс грн.

"С одной стороны – их можно понять. С другой – их абсолютно не интересовало при этом, что финансирование онкологии и "неонаталки" вырастет, что инфарктники и инсультники получат хоть какие-то деньги" - комментирует директор дома ребенка.

Заведующая кафедрой инфекционных болезней НМУ им. Богомольца Ольга Голубовская говорила: давайте спасем инфекционистов, туберкулезников и науку.

"Во всем мире психиатрия, инфекционные болезни, туберкулез не ложатся ни в какие пакеты медицинских гарантий. Коллегам в туберкулезе было сказано – курсы лечения изменились и, благодаря современным препаратам, существенно сократились. Койкодни никому не нужны. Коечный фонд нужно объединять и оптимизировать", - отмечает Марабян.

Директор "Гиппократа" не знает, какие тренды НСЗУ вместе с Минздравом давали психиатрам, и какие требования выставляли к реформированию психиатрической помощи. Но считает, что психиатрических лечебниц в стране меньше стать не должно.

"Бросать психиатрическую помощь в общие правила нельзя. Тут государство должно что-то придумать, возможно, финансировать по глобальному бюджету. Но голос в защиту психиатрической службы на рабочей группе не прозвучал (хотя в комиссию указом президента был включен Семен Глузман, на рабочей группе он не присутствовал – авт.)", - убежден он.

Что касается науки, получилось так, что все больницы стали коммунальными предприятиями. Все кафедры – доценты с профессорами, сидевшие на базе больниц, их сотрудниками не являются, а значит, оказались вне лечебного процесса, потому что лечить пациентов могут только сотрудники коммунальных медучреждений. И если часть ведущих сотрудников – оперирующих практиков, главврачи готовы взять на четверть ставки, то трудоустроить еще 40 ассистентов (а кафедры начали требовать от Минздрава, чтобы были трудоустроены все их 20 тысяч сотрудников), они точно не готовы.

"Все остальные крики "спасите, помогите, реформа ужасная, мы все умрем" я абсолютно не поддерживаю, потому что есть три виновных", - говорит Марабян.

Первые – это главврачи со своими коллективами, которые за три года должны были проснуться. О том, что медучреждения нужно готовить к конкуренции, переводить их в статус коммунальных неприбыльных предприятий и создавать единое медицинское пространство, было сказано еще в 2017 году.

Директор дома ребенка считает, что в закрытии больниц, оказавшихся "за бортом" контрактов с Нацслужбой здоровья, виновны и сами сотрудники: "Лично я считаю, что если ты работаешь в убитой больнице, где главврач тупо тырит, и никаких процессов не происходит, а потом тебе говорят, что больницу закроют, то твоя вина в этом тоже есть, потому что молчал и ничего не пытался сделать".

Вторые – это менеджмент, облздравы и горздравотделы. И третьи – это собственники учреждений, городские и областные власти.

По мнению Марабяна, в зависимости от того, кто и что делал эти три года, тот то и получил. Он вспоминает о том, как призывал харьковских коллег готовиться, смотреть на поток пациентов, перепрофилировать койки. Но 90% главврачей боялись потревожить свое начальство и не делали ничего.

"Так выстроена совковая вертикаль – главврач не должен огорчать горздрав, тот в свою очередь – облздрав, а тот – губернатора и министерство. Пациента в этой цепочке нет. Медицина выстроена так, что медицинские чиновники снизу и доверху рассказывают друг другу о том, какие они классные", - говорит Роман Марабян.

Лишь единицы – нормальные руководители, которые вместе со своими коллегами любят медицину, хотят ею заниматься, понимая, что будет серьезнейшая конкуренция и борьба за пациента, начали готовиться, проводить оптимизцию, отдавать все, что можно, на аутсорсинг (например, зачем каждой из трех стоящих рядом больниц иметь отдельную прачечную и огромную кухню?).

"Вменяемые главврачи и местная власть, которая их услышала, сегодня не рвут на себе волосы – они подготовились к реформе и законтрактовались на максимальное количество пакетов на 2020 год. Но таких было 10%", - отмечает он.

По словам Марабяна, отчет рабочей группы был составлен, и правился трижды. В результате были достигнуты три компромисса.

Во-первых, было решено, что 300 больниц, с которыми НСЗУ не заключила контракты, будут дофинансированы в ручном режиме. Поскольку громады на эти учреждения на 2020 год денег не заложили, Минздрав с НСЗУ пообещали найти какой-то резерв и что-то придумать – граждане не виноваты в том, что их местная власть и руководство больниц ничего не сделали, чтобы подготовить медучреждения к реформе.

Директор считает, что честный разговор должен был состояться до лета 2019-го (потому что все бюджеты на 2020 год подаются в августе). Местные власти поплакали бы, сказали бы своей громаде, что вот тут мы сейчас пока не построим дорогу, школу или садик, и заложили бы в свои бюджеты деньги на поддержку своих больниц.

"Вот так это должно было быть. Но даже если бы это произошло, все равно было бы сложно и больно, потому что война, потому что денег в стране нет. Но по крайней мере это была бы какая-то дискуссия. А сейчас это просто гвалт", - говорит он.

Во-вторых, было сказано, что Минздрав с НСЗУ придумают какой-то вариант, чтобы трудоустроить хотя бы часть сотрудников кафедр и запустить процесс создания университетских клиник.

И в-третьих, Минздрав и НСЗУ обещали подумать, что делать с туберкулезом и инфекциями в ручном режиме. Психиатрия, к сожалению, не прозвучала.

Но реформу было решено все-таки запускать.

Теперь же ее собираются сворачивать, и размазывать деньги всем так, как было в 2019-м, уравняв 10% вменяемых медиков – менеджеров, врачей, медсестер, которые готовились к реформе, с теми 90%, которые не делали ничего, возмущается Марабян.

"Все эти лузеры теперь потирают руки, потому что старые схемы остались, и никому не надо волноваться. Уравниловка будет размазываться и дальше. Как и раньше, мы будем рассказывать всем о 49 статье Конституции. А медики будут уезжать или умирать на работе", - резюмирует он.

Напомним, Шмыгаль утверждает, что медреформа будет проведена в полном объеме.

 

 

Обсуждение

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.