14:11
53763
8
25.12.2012

Охота на "Зораки"

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Небольшой турецкий пистолет, а точнее отношение к нему в Украине, словно лакмусовая бумага, выявил серьезные пробелы, которые существуют в национальном законодательстве, регламентирующем оружейную сферу.

Оружейный “воротила” из Николаева

Зимой прошлого года оперативники николаевского УБОПА (управление по борьбе с организованной преступностью. – Прим. авт.) поймали жителя Николаева при продаже восьми пистолетов. Задержание “преступника” произошло во время оперативной закупки на международном автовокзале в Николаеве, когда ничего не подозревавший “бизнесмен” продал оружие переодетому сотруднику милиции. Получив 18 тысяч гривен, парень был немедленно задержан правоохранителями, после чего ему выдвинули обвинение по статье 263 ч. 1 УК Украины “Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами”, санкции которой предусматривают от 2-х до 5-ти лет лишения свободы. Еще через день старший следователь милиции В. Рябченко возбудил по данной статье уголовное дело.
О торговце оружием, так блистательно пойманном на горячем, николаевские правоохранители раструбили во всех СМИ; об этом написали все местные газеты и интернет-ресурсы, сообщило николаевское ТВ. Новость попала даже на центральные телеканалы страны.
Примечательно, что все восемь пистолетов, которые так неудачно попытался продать простой работяга, никогда до этого не имевший с бизнесом ничего общего, были одной модели – “Zoraki mod.-914 S” производства Турции. Данные пистолеты по своему назначению являются стартово-сигнальными (шумовыми) и это означает, что ими можно стрелять как холостыми патронами, так и сигнальными ракетами.
Так вот, эти пистолеты огнестрельным оружием изначально не являются, но николаевских милиционеров, которые это прекрасно знают, данное обстоятельство ничуть, по-видимому, не смутило. Эксперты научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра (сокращенно НИЭКЦ. – Прим. авт.) при УМВД в Николаевской области Д. Макаров и С. Матвиенко выдали “на гора” заключения о том, что данные пистолеты являются короткоствольным огнестрельным оружием. Причем к такому выводу уважаемые эксперты пришли параллельно, поэтому каждый из них выдал соответствующее заключение. Для парня вердикт экспертов сулил только одно: его ждал неминуемый судебный процесс со всеми вытекающими отсюда последствиями.
В поисках спасения ловец удачи на поприще оружейного бизнеса обратился к известному николаевскому адвокату Дмитрию Беспрозванному, который действительно помог в решении возникшей проблемы.

Для начала защитник поднял все документы, которые касались этой темы, и нашел Постановление Верховного Суда Украины (№ 3 от 26.04.2002. - Прим. авт.) в котором украинским судьям разъяснялось, что: “…пневматическое оружие, СИГНАЛЬНЫЕ, СТАРТОВЫЕ, строительные, газовые пистолеты (револьверы), устройства отечественного производства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами несмертельного действия… НЕ МОГУТ БЫТЬ ОТНЕСЕНЫ к предмету преступлений, ответственность за которые наступает по статьям 262, 263 УК”.

Затем Дмитрий Беспрозванный обратился к эксперту Николаевского филиала Одесского научно-исследовательского института судебных экспертиз (сокращенно НИИСЭ. – Прим. авт.) Павлу Репешко с просьбой сделать свой квалифицированный вывод о том, что из себя представляет данное оружие. Исследовав предоставленные пистолеты, эксперт-криминалист с более чем двадцатилетним стажем работы сделал совершенно противоположное заключение, согласно которому указанные пистолеты к ОГНЕСТРЕЛЬНОМУ ОРУЖИЮ НЕ ОТНОСЯТСЯ.

Экспертиза (ее копия) П.Репешко первый листтам же предпоследний листОкончание

 

 

 

 

 

Защищая честь мундира, милицейские следователи какое-то время тянули резину, но после того, как адвокат разыскал и предоставил им еще несколько заключений, сделанных экспертами НИЭКЦ из Одессы и ГНИЭКЦ из Киева, в которых также говорилось о том, что турецкие пистолеты огнестрельным оружием не являются, – дело развалилось, даже не дойдя до суда. Все конфискованные пистолеты парню вернули, причем сделали это, конечно же, тихонько и без участия журналистов.
Экспертиза Одесского НИЭКЦКоварный “Зораки”

Примечательно, что подобные громкие разоблачения торговцев оружием, в качестве которого выступает турецкий стартово-сигнальный пистолет «Зораки», происходят не только в Николаеве. В мае в соседней с нами Одессе бойцы одесского УБОПа задержали сразу трех предпринимателей, которые связали свой бизнес с перепродажей данного оружия. По сообщениям одесских СМИ, тамошние правоохранители якобы пресекли деятельность организованной группы из трёх человек, которые занимались  поставками пистолетов в Украину. Свой опасный товар торговцы, как оказалось, получали и распространяли по почте.
После проведения оперативной закупки одесские сыщики задержали торговцев и, проведя у них обыск, обнаружили 115 пистолетов марки “Зораки”. Конфискацию такой партии пистолетов одесские милиционеры обставили со всей пышностью. Для этого пригласили представителей прессы и под вспышки фотокамер продемонстрировали свой богатый “улов”.
Одесса: снова ЗоракиСо стороны такая партия выглядит более чем солидно

Изъятое оружие было направлено на исследование в экспертно-криминалистический центр, а по данному факту было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 263.

Гораздо более тихо прошло задержание торговца “Зораки” в райцентре Звенигородка Черкасской области. Случилось это несколько раньше – в июле 2010 года. Правда, тогда оперативную разработку тамошнего оружейного “воротилы” и его задержание проводили сотрудники другого силового ведомства – СБУ. Как сказано в решении Звенигородского районного суда, оперативник СБУ, под видом рядового покупателя, купил у рыночного торговца пистолет “Zoraki mod.-914 S”. Потом попросил предпринимателя достать ему еще несколько подобных пистолетов.

Доверчивый бизнесмен согласился и, смотавшись для этого в Харьков (на рынок Барабашово. - Прим. авт.) , привез оттуда три турецких стартовика. Сразу после передачи их переодетому офицеру СБУ предпринимателя задержали. Эксперты Черкасского НИЭКЦ, как и их николаевские и одесские коллеги, признали данные пистолеты “Зораки” гладкоствольным короткоствольным огнестрельным оружием, после чего звенигородского “оружейного барона” судили. Правда, отделался торговец еще удачно: приняв во внимание различные смягчающие обстоятельства, суд назначил ему наказание в виде штрафа (дело можно посмотреть здесь – http://reyestr.court.gov.ua/Review/12827571).


Если вы подумаете, что описанные случаи, произошедшие с желающими немного разбогатеть на продаже турецких стартово-сигнальных пистолетов в Николаеве, Одессе и Звенигородке  единичные, - то ошибетесь. Зайдя на сайт реестра судебных решений Украины (http://reyestr.court.gov.ua/) и набрав в поисковике заветное слово “Zoraki”, можно убедиться, что судебных приговоров, решений, определений и постановлений, где бы упоминалось данное оружие, невероятно много.

Автор насчитал более семиста. При этом далеко не все связаны с желанием некоторых наших сограждан заработать на их перепродаже. Как раз наоборот, подавляющее большинство судебных решений касается украинцев, которые имели у себя всего один злосчастный пистолет, приобретенный ими для самообороны. И за это получили кто штраф, кто условный срок. Причем для некоторых “оруженосцев”, уже имевших судимость за другие преступления, условный приговор заменяли на реальный, отправив отбывать оставшийся срок за решетку.


Посему выходит, что неувязочка с «Зораки» носит далеко не региональный, а скорее национальный характер.

То ли стартовик,
а то ли травмат-огнестрел

“Проблема” турецкого пистолета марки “Zoraki mod.-914 S” калибра 9 мм , которая позволяет украинским экспертам видеть в нем огнестрельное оружие, кроется в некоторых его конструктивных особенностях. Как уже упоминалось выше, пистолет создавался турецкими производителями стартово-сигнальным, для отстрела холостых патронов или ракет.
Причем данный пистолет – это далеко не оригинальная конструкция. По утверждению эксперта Павла Репешко, базовым для данного оружия является турецкий травматический пистолет “STREAMER-1014″ 9 мм, который производится тем же концерном. Кстати, это оружие сертифицировано и очень популярно в России. А вот стартово-сигнальный “Зораки” делался турецкими оружейниками для продажи в Европу и, возможно, поэтому даже внешне похож на ”STREAMER-1014″, как брат близнец.
Это - ЗоракиА это -STREAMER-1014. Правда, похожи?


Основные серьезные отличия двух моделей пистолетов состоят в том, что в конструкции стартово-сигнального “Zoraki mod.-914 S” в отличие от “STREAMER-1014″ сверху на стволе есть отверстие для вывода газов, а внутри ствола есть так называемая заглушка, которую можно самостоятельно выкручивать. Причем выкручивание внутренней заглушки с последующим накручиванием насадки на ствол необходимо для производства отстрела сигнальных ракет – потому и называется пистолет стартово-сигнальный. Стоит отметить, что проведение указанных операций с оружием предусмотрено заводом-изготовителем.
Единственное, чего, по-видимому, не учли турки, переделывая свой пистолет из травматического в стартово-сигнальный, так это то, что догадливые украинцы способны проделать обратную операцию. То есть выкрутить заглушку и зарядить пистолет не сигнальной ракетой, а… патронами с резиновой пулей. Снаряженный не предусмотренными для него боеприпасами, пистолет, между тем, очень даже неплохо стреляет. Даже несмотря на наличие отверстия в канале ствола. Посему и покупали его в Украине в основном не как стартовик, а как травматическое оружие для самообороны.

Вот именно из-за этого свойства пистолета, которое обнаружилось уже при его использовании, одни эксперты признают “Zoraki mod.-914 S” огнестрельным оружием (травматическое оружие считается огнестрельным. – Прим. авт.), а другие – нет. Например, в ответе на информационный запрос автора эксперты Николаевского НИЭКЦ указали, что из 29 пистолетов, полученных ими для проведения судебно-баллистической экспертизы в течение последних трех лет (12 в 2010 г., 14 в 2011-м и 3 в 2012-м. – Прим. авт.), только в одном пистолете не увидели огнестрела, а вот во всех остальных "Зораки" усмотрели короткоствольное гладкоствольное огнестрельное оружие.


От “Зораки” и тюрьмы не зарекайся…

Но “коварным” турецкий пистолет сделали все же не его производители, которые, похоже, не ожидали ничего подобного: ведь в Турции нет запрета ни на травматическое оружие, ни на нарезное огнестрельное, которые  все желающие могут запросто приобрести. Думается, что восточным коварством его наделили здесь, в Украине.

Дело в том, что основным аргументом милицейских экспертов из НИЭКЦ, которые с завидным постоянством признают турецкий пистолет огнестрельным оружием, является выкручивание уже упоминавшейся заглушки из канала ствола. Вот именно это действие якобы и превращает стартовик в травмат-огнестрел.

Практически в каждом судебном деле, связанном с "Зораки", можно найти формулировку о том, что “обвиняемый самовольно внес изменение в конструкцию пистолета, превратив его тем самым в огнестрельное оружие”. Но эксперт Павел Репешко с этим категорически не согласен. Он утверждает, что даже с выкрученной заглушкой пистолет не становится автоматически травматическим.

И поясняет это тем, что извлечение коварной заглушки предусмотрено самим заводом-изготовителем. А вот запаивание отверстия в канале ствола, с помощью которого происходит удаление “лишних” газов (продукт сгорания пороха, – Прим. авт,), придающее пуле ускорение, вот это действительно самовольное вмешательство в конструкцию пистолета, которое и превращает безобидный стартовик в огнестрел. В 2010 году, получив на исследование пистолет "Зораки" с выкрученной заглушкой и запаянным выводным отверстием, Павел Иванович признал его огнестрельным оружием.
Экспертиза (ее копия) где эксперт признал Зораки огнестреломТам же.Окончание

А теперь самое интересное во всей этой истории с "Зораки". Автор задался вопросом: кому выгоден этот “двойственный” статус пистолета, когда легким движением руки, вооруженной отверткой,  безобидный стартово-сигнальный пистолет превращается в огнестрел, за который потом можно получить срок?

Явно, что в подобном не заинтересованы те люди, кто получил штраф или же условный срок за ношение или перепродажу "Зораки". Так же маловероятно, чтобы в этом были заинтересованы магазины, торгующие оружием: ведь после 2009 года, когда милицейские эксперты начали массово признавать этот пистолет огнестрелом, большинство легальных торговых точек перестали его продавать. Автор обзвонил больше десятка оружейных магазинов и в Николаеве, и в других городах Украины и везде слышал один ответ: "Зораки" не торгуем. Некоторые торговцы честно признавались, что прекратили продажи (очень выгодные, кстати, поначалу) именно после объявления на него настоящей охоты со стороны правоохранителей.

Само собой возникает предположение, что наиболее заинтересованной стороной в подобном неопределенном статусе оружия, которое сегодня одно, а завтра, глядишь, уже совсем другое, являются… сами правоохранители.

А что, план по раскрываемости преступлений, связанных с оборотом оружия, никто с повестки дня для нашей доблестной милиции не снимал. При этом найти профессионалов от криминалитета, торгующих нарезным огнестрельным оружием, думается, очень даже не просто. Для этого ведь целую операцию надо проводить: с получением агентурной информации, разработкой объектов и возможным последующим внедрением в организацию, а также другими оперативными элементами. Операцию, можно предположить, достаточно опасную.

Зато дилетантов, которые, как летящие на огонь бабочки, стремятся приобрести хоть какое-то средство защиты и в конце-концов его приобретают, – таких разоблачить гораздо проще. Для этого достаточно в вечернее время патрульному наряду провести осмотр возвращающихся домой мужчин – глядишь, кого-то с "Зораки" и поймали. Последнее не досужее умозаключение автора, а сведения, почерпнутые из материалов судебных дел. Изучив находящиеся в открытом доступе судебные решения, невольно приходишь к выводу, что большое количество задержаний вполне добропорядочных украинских мужчин (почему-то попадались только представители сильного пола. -Прим. авт.), переносящих или перевозящих “Зораки”, происходит именно так – случайно.

Но поймать с “Зораки” – этого для возбуждения уголовного дела будет недостаточно. Надо еще доказать, что он представляет собой огнестрельное оружие. И тут в дело вступает многочисленная армия милицейских экспертов из НИЭКЦ.

Для них есть своя выгода в этом вопросе – материальная. Ведь проведение экспертизы стоит денег, которые потом взыскиваются с осужденного. Причем с каждым годом цена вопроса становится все выше.

Например, если несколько лет назад одно такое исследование стоило в пределах двухсот- трехсот гривен, то сейчас оно потянет уже на шестьсот-семьсот или даже тысячу украинских «рублей». А в Одессе недавно эксперты за свое исследование по одному пистолету «Зораки» вообще три с половиной тысячи гривен запросили!

Вот и получается, что оперативные и патрульные службы, а также следствие получают за «Зораки» ордена и медали, а эксперты НИЭКЦ – деньги. Все довольны!

Чтобы разрушить такую порочную практику, по глубокому убеждению кандидата наук государственного управления, адвоката Павла Репешко, есть один путь – сделать так, чтобы милицейские эксперты занимались своей основной миссией: проведением только криминалистических исследований. То есть когда произошло преступление, выезжать на место и, исследовав всевозможные следы, оставленные преступником, помогать оперативникам угрозыска его найти.

А вот выполнять исследования для суда должны эксперты из научно-исследовательских институтов Министерства юстиции. Нужно это для того, чтобы органы дознания не состояли с судебными экспертами в одной структуре. Именно таким образом может сохраниться состязательность сторон в процессе, когда заключения экспертов могут либо подтвердить выводы следствия, а могут их и опровергнуть.

В чем сила брат? В законе!


Почему стала возможна такая парадоксальная ситуация с "Зораки"? Как убеждали автора опрошенные им менеджеры оружейных магазинов (подтверждение этому можно также найти и на многочисленных интернет- форумах по оружию. – Прим. авт.), украинские граждане покупали и покупают этот пистолет только по одной причине – чтобы, выкрутив заглушку и зарядив стартовик патронами с резиновой пулей, использовать его как средство самообороны.

Большинство по наивности полагало, что если это стартовый пистолет, который абсолютно ЛЕГАЛЬНО ПРОДАЕТСЯ (сейчас уже нет. – Прим. авт.), то никакого наказания за его приобретение и ношение не последует. До поры до времени так и было, пока эксперты НИЭКЦ не получили указание считать Зораки огнестрелом.

Случилось это в конце 2009 года. Об этом, по-видимому, совершенно случайно проговорился эксперт Ивано-Франковского НИЭКЦ Т. Танчин. Давая в сентябре 2010 года показания в Яремчанском городском суде Ивано-Франковской области, эксперт честно признался, что до 30 ноября 2009 года пистолеты «Зораки» не считались огнестрельным оружием, и смена позиции экспертов обусловлена новыми методическими рекомендациями (с делом можно ознакомиться здесь – http://reyestr.court.gov.ua/Review/11240783).

Ни в одном протоколе судебных решений по "Зораки" (автор изучил их практически все) не встретилось больше подобного откровения. Кстати, в информационном запросе в Николаевский НИЭКЦ автор просил ответить: действительно ли милицейские эксперты получали методрекомендации считать «Зораки» огнестрельным оружием, но ответа так и не последовало. В НИЭКЦ, похоже, сделали вид, что вопроса не поняли.

Какой из всего этого можно сделать вывод? Похоже, что граждане Украины не верят в то, что государство в лице своих правоохранительных органов сможет вовремя и эффективно защитить их в трудную минуту, поэтому и вооружаются, используя для этого любые возможности: как легальные (случаи с "Зораки". – Прим. авт.), так и нет.

Кстати, к такому выводу приходит все больше различных экспертов. Так, глава Украинской ассоциации владельцев оружия Григорий Учайкин утверждает, что на руках украинцев находится больше трех миллионов стволов огнестрельного оружия, которые они хранят нелегально. Легально огнестрельного оружия (это в основном охотничьи ружья. – Прим. авт.) у украинцев – только два миллиона. И по мнению Григория Учайкина, желающих себя защитить с помощью оружия становится все больше.

Частично общенациональную тенденцию подтверждает информация из Николаевского областного управления милиции. Так, только в 2010 году николаевские милиционеры возбудили 332 уголовных дела по ч.1ст. 263, 342 дела в минувшем году и 310 уголовных дел по данной статье в 2012 году. Конечно много среди них обвиняемых, которые использовали оружие при совершении преступлений, но ведь немало и тех, кто держал у себя оружие для самообороны и был пойман на горячем. С другой стороны: будь у пострадавших от применения оружия тоже хоть какое-нибудь средство защиты, например, травматический пистолет, глядишь, и самих жертв было бы меньше.



А что же национальное законодательство, которое регламентирует оборот оружия? Оно в Украине… отсутствует. Сейчас в стране оборот оружия регулируется несколькими подзаконным актами, среди них основными являются инструкции МВД, одна из которых вообще засекречена. Несмотря на многократные попытки провести закон, который мог бы упорядочить вопросы хранения, применения, обращения оружия, разрешив простым гражданам иметь возможность себя защищать (то ли с помощью травматического, а то ли короткоствольного огнестрельного оружия), все они благополучно провалились.

На сегодняшний день госчиновники, депутаты, судьи, правоохранители, военные и журналисты наделены правами обладать травматическим оружием. И все! Видимо, такая ситуация тех людей, кто находится у власти, вполне устраивает. Несмотря на то, что все ближайшие соседи Украины – страны Прибалтики, Молдова, Грузия уже больше десятка лет имеют подобные законы. Там всем гражданам (кроме психически больных и имевших проблемы с законом. – Прим. авт.)свободно позволено иметь короткоствольное огнестрельное оружие. В России, где подобный закон действует с середины минувшего года, ограничились пока только разрешением на повсеместное владение травматическим оружием.

Думается, что пока в Украине не произойдут реальные подвижки в этой сфере, пока не будет принят закон об оружии, ситуации, подобные с "Зораки", когда людей осуждают только за одну попытку себя хоть как-то защитить, – будут продолжаться и дальше.



P.S. Турецкие оружейники, учитывая тот нездоровый ажиотаж, который сложился вокруг их пистолета в Украине, разработали новую версию “Zoraki mod.-914 S”, назвав ее “Stalker mod.914s”. Это точная копия "Зораки", но отличается тем, что заглушку из канала ствола самостоятельно выкрутить нельзя. Милицейские эксперты не считают это оружие огнестрельным. Пока.

Экспертиза ГНИЭКЦ нового оружия турецких оружейников
Там же. 2-й листТам же. 3-й лист
4-й лист
Окончание

Данная экспертиза любезно предоставлена оружейным магазином “Клич!” г. Киева


 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ

- Правда ли, что пистолеты “Зораки” приобрели по сути двойственный статус, который позволяет его считать в разных обстоятельствах то огнестрельным оружием, то стартовым?

Павел Репешко
Павел Репешко,
кандидат наук государственного управления, адвокат, в прошлом эксперт-криминалист:

- Согласно общему понятию огнестрельного оружия – это кинетическое оружие, в котором для разгона и выбрасывания метаемого снаряда (пули, картечи, дроби, мины) из канала ствола используется сила давления газов, образующихся при сгорании метательного взрывчатого вещества (пороха или специальных горючих смесей).
Однако для того, чтобы эксперт смог разрешить вопрос о том, является ли представленный ему на исследование предмет огнестрельным оружием, он должен руководствоваться не общими понятиями, а теми, ко

777474торые разработаны в криминалистике. Оружие в криминалистике – это устройство, конструктивно предназначенное для многократного механического поражения на расстоянии человека, животного или определенной преграды снарядом (пулей, картечью, дробью, миной), который получает прицельное направленное движение (по каналу ствола) за счет энергии термического разложения (сгорания) газообразующего вещества.
Таким образом, при разрешении вопроса, является ли объект огнестрельным оружием, эксперт должен определить его целевое назначение, т.е. предназначен ли он для поражения человека, животного или преграды, что должно исходить из самой конструкции исследуемого объекта. Также эксперт должен определить конструктивный принцип действия исследуемого объекта, т.е. наличие признака огнестрельности, которым является использование энергии термического разложения газообразующего вещества, определяющее поражающую способность снаряда. Соответствие конкретного объекта этим критериям проверяется по наличию у него конструктивных признаков: ствола с камерой воспламенения порохового заряда, запирающего и стреляющего устройств. Отсутствие одной из этих частей свидетельствует, что исследуемый объект не является огнестрельным оружием.
Устройства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами несмертельного действия, или, как еще говорят, “травматическое оружие”, “резинострелы”, по своей конструкции, да и по своему предназначению имеют все признаки огнестрельного оружия, ведь метаемый снаряд (резиновая пуля) выбрасывается из ствола энергией сгоревшего пороха. Кроме этого, эти устройства, также как и огнестрельное оружие, предназначены для поражения цели.
От полноценного огнестрельного оружия их отличает только один признак – степень поражающего воздействия метаемым снарядом на человека, животное или преграду. Во многих странах мира такое оружие ранее классифицировали как “нелетальное оружие”, однако в последнее время перешли к более точному выражению “оружие сниженной летальности”. В Российской Федерации законом “Об оружии” введено понятие “огнестрельного оружия ограниченного поражения”.
Выдающимся специалистом в области судебной баллистики А. И. Устиновым проводились в свое время эксперименты по определению скорости полета пуль на границе поражаемости жизненно важных органов человека. Было определено, что во время выстрелов из пистолетов калибров 5,6 мм, 6,35 мм, 7,62 мм и 9 мм поражающее действие наблюдалось при минимальных значениях скорости в 84, 80, 75 и 73 метра за секунду соответственно. Судебно-медицинская экспертиза утверждает, что механизм действия пули на тело человека связан с кинетической энергией пули в момент ее воздействия на тело человека и может иметь характер пробивного, разрывного, клиновидного и ударного.
Устройства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными по своим свойствам метательными снарядами несмертельного действия, как раз и предназначены только для нанесения ударного воздействия пулей на тело человека. Однако в следственной и судебной практике встречается множество случаев, когда с использованием так называемых “резинострелов” были причинены серьезные проникающие ранения и даже убийства. Хотя эти случаи всегда были связаны с нарушением правил использования этих устройств их владельцами.



Подполковник милиции Юрий Дзюба,
начальник Николаевского НИЭКЦ:

- "Зораки" легко переделываются и в этом их основная особенность.
Этот пистолет не прошел государственную сертификацию на украинском рынке, поэтому и завозятся они к нам контрабандным путем. Хотя пистолет называется стартовым, но его конструктивная особенность позволяет его переделывать, что для нашей страны является слишком болезненным. Все пистолеты отечественного и иностранного производства проходят сертификацию в Украине. И огнестрельное оружие, и травматическое мы отстреливаем и помещаем в свою коллекцию.
По поводу обвинений в предвзятости, то скажу, что мы такие же независимые эксперты, как и судебные эксперты Министерства юстиции. В случае дачи неправдивых свидетельств наши эксперты будут нести уголовную ответственность, поэтому любые обвинения в нашей заангажированности не имеют под собой оснований.

Обсуждение

Гость | 2013-05-07 15:47:53
Эх, Дзюба, Дзюба.... Как же ты дослужися до подполковника будучи независимым, а?
Юрий | 2013-09-27 16:49:58
Дзюба и др. Условия только для наживы - хочу будеть огнестрелом, а заплатишь нет. Ознакомьте хоть с одним фактом причинения ранения с пистолета Зораки или какие то повреждения предмета или др. из него причинены? А так лирика - если в кастрюлю насыпать пороху, добавить гвоздей и плотно закрыть, то..... давайте повариху в тюрьму.
Олег | 2014-01-31 08:00:29
Всё очень просто! Разрешите в Украине КС и всякие зораки и сталкеры отпадут сами-собой.
Георгий | 2014-06-18 15:14:53
Бред. Чепурной - очередной лошара, купивший Зораки. Коментарии Репешка говорят о его "высоком" професионализме. Врагу такого адвоката не посоветуеш. Прочитайте методику "ВСТАНОВЛЕННЯ НАЛЕЖНОСТІ ОБ'ЄКТА ДО ВОГНЕПАЛЬНОЇ ЗБРОЇ ТА ЙОГО ПРИДАТНОСТІ ДО СТРІЛЬБИ (ПРОВЕДЕННЯ ПОСТРІЛІВ)", общая для МВС и МинЮста - все станет понятно. А кто не согласен - не дай бог Вам повстречать быдло с таким Зораки без втулки и картечиной в холостом патроне.
Домнич Максим | 2016-04-10 17:09:16
16,09,2015 в Староконстантинове у меня случилась аналогичная история с пистолетом Сталкер 914 с
Домнич Максим | 2016-04-10 17:09:18
16,09,2015 в Староконстантинове у меня случилась аналогичная история с пистолетом Сталкер 914 с
Следователь | 2016-07-31 20:11:37
Вот все говорят о технической стороне, но все почему-то молчат о субъективной строне ст 263 УК Украины. А суть в том, что ст.263 является умышленным преступлением. То есть лицо, которое привлекается по данной статье храня, продавая или покупал такой пистолет должно понимать, что это огнестрельное оружие. А если человек хранит приспособление для отстрела каких-то там боеприпасов, но не понимает, что это огнестрельное оружие, то такой человек не субъект ст 263 и не может нести по ней ответственность. А как же я могу понимать, что это огнестрельное оружие, если в спорте к нему написано, что оно сигнально-шумовое и кроме того продается с ксерокопией заключения эксперта, что это сигнально-шумовое приспособление.
остап бендер | 2016-12-21 09:02:09
ДзюбаЮН:"пришлося переквалифицироваться в управдомы!
Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.