Дело Оксаны Макар является одним из самых громких дел в судопроизводстве современной Украины. За его ходом внимательно наблюдают во всем мире. О процессе писали не только всеукраинские СМИ, но и самые популярные издания Европы и Дальнего Запада. Кто поджигал? После того, как сотрудники правоохранительных органов отпустили двоих подозреваемых, причастных к трагедии Макар, возникло народное волнение и негодование, направленное в адрес местной милиции и власти. Средства массовой информации распространили информацию о николаевских событиях по всей Украине. В предвыборной агонии мертвой хваткой за случившуюся трагедию вцепились многие политики и чиновники государственного уровня. Отреагировали даже Президент Украины и глава правительства, пообещав взять дело под свой контроль. В результате дело Макар было отобрано у николаевских следователей и передано в Главное следственное управление в Киев. По закону дело и обвинительное заключение, сформированные ГСУ, передаются Генеральной прокуратуре на одобрение. В конце апреля 2012 года в Генпрокуратуру было передано обвинительное заключение, согласно которому Краснощека обвинили в умышленном убийстве (пункты 4, 10, 12 ч.2 ст.115 УК Ураины), изнасиловании (ч. 4 ст. 152 УК) и насильственном удовлетворении половой страсти неестественным способом (ч. 3 ст. 153 УК). Присяжнюка и Погосяна обвинили в умышленном убийстве (пункты 10, 12 ч.2 ст.115 УК) и изнасиловании (ч. 4 ст. 152 УК). Казалось, все уже сделано — осталось только рассмотреть дело в суде и вынести приговор. Однако, чем дольше длился процесс, тем больше вопросов возникало к предварительному следствию. Вначале появилось легкое недоумение, затем на поверхность вылезли грубые нестыковки, а сегодня в пору уже говорить о некачественно проведенном следствии. Начнем с того, что следствие так и не дало ответа на главный вопрос: «Кто поджог Оксану Макар?».  А ведь именно от ответа на этот вопрос напрямую зависит главное обвинение, предъявленное всем троим подсудимым, — умышленное убийство. Логическая цепочка здесь выстраивается следующая. Девушка умерла от легочного кровотечения. Кровотечение стало одним из следствий ожоговой болезни. Ожоговая болезнь, в свою очередь, возникла,  от полученных девушкой тяжелейших — 3 и 4 степени — ожогов. Возникает логический вопрос, – каким образом Макар получила эти ожоги?   Можно возразить: дело не только в ожогах, из материалов дела следует, что Краснощек еще и душил Макар. Да, душил - но не задушил. Эпизод с удушением можно квалифицировать лишь как ПОКУШЕНИЕ НА УБИЙСТВО, ведь пострадавшая после этого осталась жива и умерла через три недели от последствий ОЖОГОВОЙ БОЛЕЗНИ. Так что именно в ожогах кроется ответ на ГЛАВНЫЙ вопрос:  по чьей вине потерпевшая получила ожоги, тот и убийца. Следователи считают, что ожоги Оксана Макар получила в результате горения КАКИХ-ТО материалов, которые якобы поджег главный обвиняемый, Евгений Краснощек. Именно поэтому его обвинили в  умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью (4-й пункт 2-й части статьи 115 УК). Вместе с тем сам Краснощек утверждает, что НИЧЕГО И НИКОГО не поджигал. Показания его подельников также не проясняют ситуации. Присяжнюк говорит, что ничего не видел.  Погосян как-то несмело настаивает на том, что Краснощек все же ЧТО-ТО     поджигал, однако сказать, ЧТО ИМЕННО поджигалось и КАКИМ ОБРАЗОМ это что-то нанесло потерпевшей ожоги, он не может. На всем известной видеозаписи, которую сделали в день задержания, Краснощек  рассказывает, как поджег какую-то тряпку и бросил ее В УГОЛ котлована. Однако во время судебного следствия Краснощек отрицал правдивость этого видео, объясняя тем, что во время съемки оного на обвиняемого оказывали давление сотрудники правоохранительных органов. Как не надо проводить экспертизу  Что говорит судебно-медицинская и пожарно-техническая экспертиза? Во-первых, судмедэксперт во время судебного следствия сразу предупредила участников процесса, что локализацию ожогов изучала только ПО ФОТОГРАФИЯМ и тем документам, которые были переданы из больницы, то есть лично пострадавшую она не осматривала — вообще в глаза не видела. Хорошенькая экспертиза, правда?  И причина отнюдь не в халатности судмедэксперта. Орган следствия должен был выдать направление на осмотр девушки — однако по неизвестным причинам этого сделано не было. В суде судмедэксперт искреннее удивилась, узнав, что площадь горения поверхности, на которой лежала Макар, занимает только 0,4 квадратных метра (об этом сказано в материалах дела). По мнению судмедэксперта, площадь горения как минимум должна составлять около одного квадратного метра. Примечательно, что некоторые сотрудники милиции, которые обнаружили Оксану Макар, не чувствовали запах гари. Хотя судмедэксперт настаивает, что при таких ожогах запах должен быть ощутимым, прямо-таки бить в нос. А его не было. Не слышал запах горелого и врач скорой помощи, который оказывал Оксане первую помощь на месте, где ее обнаружили.  Все это весьма странно. Каждый знает, что запах гари, даже на свежем воздухе, сохранется очень долого - до суток и более. А уж если речь идет о горелой плоти, то и того больше. А тут жертву находят через несколько часов - а запаха гари никто не слышит - это в помещении-то! Почему? Возникает крамольная мысль: а может, речь идет не о ТЕРМИЧЕСКОМ поражении, т.е., об ожоге, полученном под воздействием высоких температур, а об ожоге ХИМИЧЕСКОМ, вызванном воздействием какого-либо агрессивного вещества? Не смог прояснить ситуацию и пожарно-технический эксперт. От его свидетельств в суде вообще было мало толку.  Судья дала ему возможность во время перерыва ознакомиться с материалами пожарно-технической экспертизы, однако и после этого что-то узнать от эксперта не удалось. Какой материал горел? Что могло послужить источником возгорания? Как распространялось пламя? Какова могла быть его температура? На эти вопросы эксперт не смог ответить. Примечательно, что коллегия судей не удовлетворила ходатайство адвокатов подсудимых о назначении комплексной судебно-медицинской и пожарно-технической экспертизы. А прокуратура и защита потерпевшей стороны считают, что в деле достаточно доказательств и без повторной комплексной экспертизы. Согласно материалов расследования, в очаге возгорания были обнаружены остатки рубероида. Однако само появление строительного материала в пепелище не внушают доверия — подсудимые хором отвечают, что ничего подобного там не видели. Например, по словам Краснощека, когда он был на воспроизведении событий, рубероида на стройке не было - это, кстати, отмечено  и в  протоколе. Примечательно, что появляется рубероид в протоколах осмотра места происшествия, которые проводились ПОСЛЕ воспроизведения, о котором говорит Краснощек. Здесь либо кто-то допустил ошибку, либо рубероид на месте происшествия появился позже — случайно или по чьему-либо умыслу. Достаточно ли этого, чтобы обвинить Краснощека в  умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью (4-й пункт 2-й части статьи 115 УК)? Спорный вопрос. Врачи, лечившие Оксану Макар, в один голос утверждают, что полученные девушкой ожоги являются крайне тяжелыми, относятся к 3-й и 4-й степени. Ткани тела повреждены чрезвычайно глубоко, во многих местах — на спине, на руке — сгорели не только мягкие ткани, но и обуглились кости. Правая рука девушки вообще сгорела до состояния обугливания — врачам пришлось ее ампутировать. Для того, чтобы нанести такие повреждения, необходимо, во-первых, воздействие очень высоких  температур, во-вторых, это воздействие должно быть достаточно длительным. Мало кто знает, например, что процесс кремации человеческого тела в крематориях проходит при температура от 800 до 1000 градусов и длится около двух часов! Так что горения каких-то тряпок где-то там в углу, о которых говорит Погосян, было соврешенно совершенно недостаточно, чтобы нанести потерпевшей те тяжелейшие ожоги, которые она получила. Так что же все-таки горело? Каким образом девушке были нанесены тяжелейшие ожоги? Кто это сделал? На эти вопросы нет ответа. А раз нет ответа, возникает закономерный вопрос: КОГО ОБВИНЯТЬ В УМЫШЛЕННОМ УБИЙСТВЕ? НА КАКИХ ОСНОВАНИЯХ? Краснощек виновным себя не признает, свидетелей нет, других доказательств нет. Может быть, Оксану поджег кто-то другой? Может, это сделал втайне от подельников любой из трех подсудимых, чтобы скрыть следы преступления? Например, все тот же Присяжнюк? Вполне мог после того, как ушли его подельники, вернуться на место преступления и попытаться сжечь тело — живет-то он рядом с той самой злополучной стройкой! А был ли сговор? Далее. Всем троим обвиняемым инкриминируют умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц (12-й пункт 2-й части статьи 115 УК). А вот на каком основании появилось обвинение в ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ сговоре — непонятно. Да, возможно, договаривались пригласить девушку в квартиру. Да, возможно, намеревались вступить с ней в половую связь. Но — ни в материалах дела, ни в показаниях подсудимых нет ни ОДНОГО слова о сговоре убить девушку! Сговаривались только об одном: вынести тело  из квартир и  спрятать. Но в таком случае речь может идти только о СОКРЫТИИ совершенного преступления, но никак не о предварительном сговоре в убийстве! Даже если допустить, что Краснощек все-таки поджигал Макар умышленно или случайно, то делал он это без обсуждения с двумя остальными подсудимыми, то есть осуществил спонтанное действие. Напрашивается вывод, что обвинение в умышленном убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц, также не обоснованно в полной мере. Изнасилование или "по согласию"? Открытым остается и вопрос об изнасиловании.  Напомним, что все трое подсудимых обвиняются в умышленном убийстве, сопряженном с изнасилованием и  изнасиловании, а Краснощек еще и в насильственном удовлетворением половой страсти неестественным способом. При  этом Краснощек и Присяжнюк утверждают, что действительно вступали в половую связь с Макар — но это было по ее согласию. Здесь у следователей немного больше доказательств. Помимо упомянутой выше видеозаписи и показаний того же Погосяна, есть еще и показания девушки, которые были взяты у нее еще при жизни. Со слов Оксаны Макар, насиловали ее все трое. Однако, сразу после преступления мать Оксаны, Татьяна Суровицкая, в общении со СМИ утверждала, что Оксана помнит лишь как зашла в квартиру и затем как очнулась на стройке — больше ничего.  Могла ли к девушке вернуться память в том состоянии, в котором она находилась? Сомнительно. Судмедэксперт сетует на то, что лично не могла осмотреть тело девушки, а широкая локализация ожогов не ее теле не позволяет определить характерные физические доказательства насилия по фотографиям. На экспертизу были предоставлены лишь мазки, взятые у  девушки для обнаружения спермы подсудимых. По результатам анализа мазков, была обнаружена сперма Краснощека и Присяжнюка.  Строго говоря, результаты этой экспертизы могут свидетельствовать лишь о том, что Присяжнюк и Краснощек ВСТУПАЛИ в половую связь с потерпевшей - и не более того. Была ли эта связь добровольной, или же, наоборот, насильственной - в деле на этот счет нет НИКАКИХ доказательств. А на каком основании в изнасиловании обвиняется Погосян, вообще не понятно. Двое его подельников показали, что, по их мнению, Погасян не вступал в половую связь с Макар. Это же утверждает и сам обвиняемый. Сперма его в теле потерпевшей также не была обнаружена.  Так на чем же основывается обвинение в изнасиловании? Следствие: смех сквозь слезы В целом, складывается устойчивое убеждение, что следователи ГСУ МВД Украины, расследуя дело, больше всего старались угодить разыгравшемуся не на шутку общественному мнению да не попасть под горячую руку начальства, понимая, что «дело Оксаны Макар» - отличный шанс поставить крест на собственной карьере. Результат — крайне слабо проведенное предварительное следствие, отсутствие в деле доказательной базы и т. д. По существу, по многим эпизодам обвинение просто развалилось! Вместо серьезных доказательств и аргументов в деле присутствует масса «важнейших» подробностей:  как стоят столы в баре «Рыбка», какого цвета там стены, из чего сделан пол, где в помещении находится дверь «непонятного происхождения», как выглядит пачка презервативов, какого цвета пачка сигарет и какие на ней находятся надписи, цвет этих надписей и т. д. и т. п. Конечно, все эти и другие мелкие подробности могут играть определенную роль в следствии, и даже, немаловажную, но при одном условии: если в деле есть ответы на основные вопросы. Но если следствие не выяснило главного, зато глубоко разобралось в том, какого цвета стены в баре «Рыбка», то возникает реакция, которую продемонстрировала судья Ольга Гуденко, зачитывавшая протоколы осмотра — она не смогла сдержать смех! А ведь речь идет о лучших из лучших — следователях Главного следственного управления МВД Украины. Если это лучшие, то какие же тогда худшие? В создавшихся условиях у судей остается лишь два выхода. Либо выносить подсудимым приговор, закрыв глаза на все нестыковки и несуразицы рассматриваемого дела, либо отправлять его на дополнительное расследование. Возьмут ли на себя члены судейской коллегии смелость осудить всех троих на основании сомнительных доказательств, или все же потребуют от следствия добыть материалы, проливающие свет на истинное положение вещей, — вот в чем вопрос. Ответ на этот вопрос мы узнаем уже скоро. Судебное следствие завершено, на очереди прения сторон. Вряд ли в ходе них смогут появиться какие-то новые обстоятельства. Все аргументы, которые были у сторон, были использованы в ходе судебного следствия. novosti-n.mk.ua
Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.