Если вы решили наказать человека, который унизил вашу жену – берегитесь. Украинское правосудие, скорее всего, станет на сторону поглумившегося над близким для вас человеком, обозвав мотив вашего справедливого по сути поступка «малозначительным» поводом. Именно так произошло в истории с николаевцами Юрием Мосиным и Алексеем Нехорошевым.

Жестокий приговор

Первого марта судья Центрального районного суда г. Николаева Андрей Рудяк зачитал приговор по обвинению 35-летнего Юрия Мосина и 28-летнего Алексея Нехорошева в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 187 УК Украины.

Обоим ранее не судимым и достаточно в этой жизни обеспеченным мужчинам из хороших семей предъявили обвинение в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом. Потерпевшим судом был признан 28-летний безработный николаевец Александр Лебедь.

После десяти минут оглашения приговора судья Рудяк, наконец, приступил к выстраданной им в совещательной комнате резолютивной части. В соответствии с ней, оба «разбойника» получили по семь лет лишения свободы, с конфискацией половины принадлежащего каждому личного имущества. Кроме того, в солидарном порядке с обоих удерживалось 765 гривен в счет возмещения материального вреда пострадавшему; 353 гривны за его лечение и 10 тысяч гривен выплат морального вреда, причиненного Александру Лебедю. После вынесения приговора обоих осужденных прямо в зале суда заключили под стражу, после чего отправили под конвоем в следственный изолятор Николаева.

Твоего мужа не боюсь: у меня есть «крыша»

А началась эта история пять лет назад. Тогда успешный, хорошо зарабатывающий директор автопредприятия Юрий Мосин случайно обнаружил интернет-переписку своей жены Ирины с неким незнакомцем. Из прочитанного выходило, что, несмотря на всяческие попытки женщины прекратить интернет-общение, некий назойливый николаевский Казанова упрямо продолжал приставать к супруге Мосина. Причем, сказать, что предложения были неприличные – это еще слабо. В посланиях звучало от «давай встречаться втайне от твоего мужа» до «могу устроить съемку в порнофильме». При этом на письменные вопросы Ирины Мосиной: почему он так смело пристает к замужней женщине, у которой есть ребенок, незнакомец хвастался, что у него, мол, есть солидная «крыша», поэтому он ее мужа не боится. Обнаружив переписку, Юрий Мосин вспылил и потребовал от жены объяснений. Та рассказала, что с Александром Лебедем (это и был таинственный незнакомец, а впоследствии пострадавший – прим.авт.) ее ничего не связывает. А познакомились они случайно – парень встречался несколько месяцев с ее сестрой. Правда, встречи эти быстро закончились – случилось это после того, как парень «наградил» девушку одной любовной болезнью, отказался это признать и оплатить лечение. Тогда со средствами на выздоровление сестре помогла Ирина Мосина. При этом бывший сестрин ухажер вдруг переключил свое внимание на Ирину, став неожиданно забрасывать ее по Интернету любовными посланиями.

Не лезь в чужую семью - аукнется

Как любой нормальный мужчина, Юрий Мосин не собирался прощать мальчишке (в то время Мосину было 30, а Лебедю 23 года) подобного унижения. Причем случай отомстить представился неожиданно. В субботу 27 января 2007 года он сидел вместе с товарищем Алексеем Нехорошевым и женой в одном из кафе «Сити-Центра». На телефон супруге позвонил ее интернетный «воздыхатель» и снова предложил встретиться. На этот раз Ирина Мосина согласилась, пригласив того в «Сити-Центр». Когда Александр Лебедь приехал, то столкнулся лицом к лицу с разъяренным мужем женщины и его товарищем.

Понятно, что одно дело быть храбрым по Интернету, другое дело - вживую. Увидев главу семьи, которую он, ни о чем не задумываясь, мог разрушить, Лебедь откровенно струхнул. Но когда Мосин предложил парню выйти и пообщаться у себя в машине, молодой повеса, собрав в кулак остаток смелости, согласился. Пока выходили и садились, Мосин, не выдержав, влепил незадачливому «любовнику» несколько звонких затрещин. В машину сели трое: Мосин за руль, Лебедь с Нехорошевым на заднее сидение. Так как Александр Лебедь с самого начала отрицал какие-либо приставания к Ирине, Юрий Мосин сообщил, что, мол, в таком случае они сейчас подъедут к нему в офис, и там он продемонстрирует ушедшему в глухой отказ храбрецу распечатки интернет-переписки. Пока ехали, Мосин напомнил Лебедю и историю его неудачного романа с сестрой жены, и то, как потом поступил парень. Совсем напуганный Казанова понял, что влип основательно. Сам предложил деньги и трясущимися руками достал из кошелька 100 гривен. Потом, сообщив, что у него больше нет, предложил подъехать к банкомату, откуда он, мол, может снять еще средства. Пока ехали, к нему на телефон кто-то позвонил. Алексей Нехорошев, сидящий рядом, забрал у Лебедя телефон и выбросил его в окно джипа.

В банкомате денег снять не получилось, так как карточка ухажера с внезапно проснувшейся совестью была заблокирована. Тогда его снова посадили в машину и повезли. Со страху любитель чужих жен попытался выпрыгнуть из автомобиля на ходу, но Алексей Нехорошев удержал его.

Закончилось все тем, что Лебедя привезли домой и отдали дяде – Юрию Дударю, в квартире которого парень жил. При этом Мосин пояснил дяде, что племянник получил горячих за свое неподобное поведение, а в качестве подтверждения своих слов оставил распечатки интернет-переписки Лебедя со своей женой.

Дядя – бывший сотрудник милиции, а ныне пенсионер МВД, видимо, посоветовал племяннику написать заявление, что тот и сделал.

Десять тысяч у.е. за молчание

А дальше последовало то, что часто бывает в подобных случаях. Родственники мстителей попробовали утрясти вопрос, не доводя дело до суда; родные пострадавшего начали прикидывать, сколько можно на этом всем заработать. Учитывая, что поначалу родителям Алексея Нехорошева сообщили, что у Лебедя сломана нижняя челюсть, те начали предлагать решить вопрос «полюбовно».

Как потом рассказывал на суде вице-адмирал в отставке, кавалер нескольких боевых орденов Владимир Нехорошев (отец Алексея Нехорошева), родные Александра Лебедя сначала огласили ему сумму в пять тысяч долларов. Из них - две тысячи должны были родные Нехорошева, и три - Мосина. Но когда боевой адмирал и уважаемый человек привез указанную сумму, его огорошили вестью, что этого мало. Мол, необходимо семь тысяч долларов – две за Нехорошева и пять – за Мосина. Еще позже планка поднялась до десяти тысяч у.е. Поняв, что аппетитам родни Лебедя нет предела, а значит удовлетворить их не хватит казны самого падишаха, Нехорошевы и Мосины решили защитить родных законным путем. Тогда они еще не знали, что сделать это окажется еще сложнее.

Когда важнее не истину установить,

а человека посадить

На первый взгляд ситуация достаточно ясная: есть оскорбленный муж и его товарищ; в наличии жертва их воспитательного процесса. Мотив действий обидчиков налицо. При необходимости можно найти свидетелей происшествия, провести расследование и передать дело в суд. Там это несложное дело можно было бы рассмотреть тоже достаточно оперативно. Но, видимо, в Николаеве правоохранители и судьи считают, и соответственно поступают, иначе. Складывается ощущение, что не истину хотят установить, а еще больше дело запутать, чтобы потом больше срок «нарисовать». В подтверждение этого достаточно сказать, что процесс по этому делу продолжался целых пять(!) лет. За это время сменилось шесть судей, девять(!) прокуроров; неоднократно менялись статьи, по которым выдвигались обвинения, и трижды дело возвращалось на дополнительное расследование. Между тем, на все вопросы ни досудебное, ни судебное следствие четко и убедительно так и не ответили.

Например, какие точно были у Лебедя телесные повреждения? Была ли сломана нижняя челюсть или нет? Судмедэксперт О. Майборода еще в апреле 2007 года указал, что челюсть была сломана, основываясь при этом на снимке, сделанном Лебедем в день происшествия – 27 января 2007 года. Между тем, самого снимка никто больше в глаза не видел. Слова Лебедя, что снимок делался в БСМП, не подтвердились. В справке, выданной этим медучреждением, четко сказано, что Лебедю там снимок в указанный период никто не делал. Где лечился пострадавший – еще один вопрос без ответа. Сам он утверждает, что в отделении челюстно-лицевой хирургии областной больницы. И в деле об этом есть очень невзрачная справка данного отделения. Зато в официальном ответе, завизированном главврачом областной больницы Виктором Видяпиным, сказано, что Лебедь у них в больнице в указанный период на излечении НЕ НАХОДИЛСЯ. Медицинская карточка больного – тоже исчезла!

Зато на ходатайство защиты Алексея Нехорошева сделать компьютерную томограмму, которая могла бы точно ответить на вопрос, было или не было указанное повреждение, судья Андрей Рудяк ответил отказом. Пояснив, что в этом нет необходимости.

Непонятно также, почему обвиняемым предъявили обвинение по 187 статье УК Украины. Готовя материал, автор советовался с юристами, которые указали на одну интересную деталь.

Уголовный кодекс трактует «разбой» как насилие, опасное для жизни потерпевшего. Но ведь ни о чем подобном речь в ситуации вообще не шла – парня проучили (за дело!) и отвезли его дяде. В таком случае необходимо было привлекать максимум по 122-й статье (умышленное средней тяжести телесное повреждение).

Но судья А.Рудяк в приговоре был однозначен: «Мосин Ю.В., имея неприязненные отношения к ранее незнакомому Лебедю А.И., по предварительному сговору с Нехорошевым А.В., используя МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ повод, приняли решение завладеть имуществом Лебедя А.И.». По судейской логике получается, что два небедных мужика при трезвом уме и ясной памяти решают ограбить безработного, чтобы завладеть его имуществом. Как говорится, здравый смысл отдыхает.

А еще по логике господина А.Рудяка получается, что защищать честь семьи – это малозначительный повод. Складывается ощущение, что николаевский судья действительно не понимает, как можно защищать то, чего в природе не существует. В таком случае понятно, почему у нас такая судебная система.

В заключение добавим, что в начале мая Апелляционный суд Николаевской области рассмотрит апелляционную жалобу, поданную осужденными. Согласится ли он с тем, что честь в наше время - это малозначительный повод, покажет время. 

Ярослав ЧЕПУРНОЙ

 

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.