12:10
1338
0
08.02.2012

Шлам возвращается

Практически ровно через год после экологического бедствия в нескольких селах Жовтневого района, несмотря на все предпринимаемые меры сдерживания пыления из шламохранилищ глиноземного завода, красной пылью снова засыпаны дороги и овраги, а также акватория лимана. Теперь выбросы технической пыли происходят при гораздо более суровых и длительных погодных условиях. Удастся ли одолеть стихию на этот раз, или остается надеяться лишь на милость природы?

 Мороз и ветер – день тревожный

Сообщения о появлении красного шлама из села Лиманы Жовтневого района начали поступать в редакцию еще на прошлой неделе. Обеспокоенные жители села описывали такую картину: лед в акватории лимана окрашен в красный цвет полосами – видно, по дуновению ветра. В сплошных пятнах Русская коса. В конце января пыление почти не захватывало село, хотя люди и замечали, что белье, вывешенное для сушки, заметно розовело. Буквально в день сдачи нашей газеты в печать, 7 февраля, грянуло! - Ситуация вышла из-под контроля, - звонивший мужчина еле сдерживал эмоции. – Все село покрыто пылью. Сильный ветер поднимает пыль из шламохранилища на несколько километров вверх. По всей округе стоит красный туман! В нынешнюю зиму морозы стоят просто невиданные: столбик термометра заходит за 20 градусов ниже ноля, ветер достигает 20-22 метровв секунду. Снега почти нет. Такие условия усиливают вымораживание содержимого шламохранилищ и поднимают в воздух столбы красной пыли. Когда две недели назад, как раз с началом сильных холодов, появились первые красные «облака», на «усмирение» «разбушевавшегося» шлама были брошены все силы. В Жовтневой райгосадминистрации срочно собралась на внеочередное заседание комиссия по вопросам техногенно-экологической безопасности и чрезвычайным ситуациям, а на НГЗ возобновил работу штаб на период штормовых условий, в который вошли руководители предприятия. В его работе принял участие начальник областной экологической инспекции Виталий Бабенко. Директор НГЗ Юрий Овчинников тогда заверил, что работы по пылеподавлению ведутся на шламополях круглосуточно, пыль не выходит за пределы санитарно-защитной зоны. В защитных мероприятиях задействованы 6 поливомоечных машин и 4 единицы спецтехники предприятия, 16 водяных пушек постоянно поливают шламовые поля. А вскоре СМИ получили успокоительное сообщение: пыления больше не наблюдается. Как оказалось, преждевременно.

Лучше по-хорошему?

Накануне в органах местной власти царило спокойствие. Глава Жовтневого районного совета Алена Ракова подтвердила, что пыление есть: «Никто этого не скрывает. Мы каждый день делаем замеры, мониторим ситуацию. Вот и сегодня выезжали, смотрели». Лимановский сельский голова Наталья Панаший, казалось, больше была озабочена предстоящим заключением договора с глиноземным заводом, чем очередным пылением шлама. Перечисление того, что сделал завод для решения бесчисленных социальных вопросов сельсовета, оказалось долгим: покрыто3 кмдороги, поставлено медицинское оборудование в больницу, построены две детские площадки, металлопластиковые окна установлены в школе и детском саду, выделены стройматериалы на ремонт памятников воинам-освободителям, подготовлена документация для газификации сельсовета и детского сада. Всего на насущные потребности людей завод потратил около 700 тыс. грн. В сельсовете не хотят прекращать столь выгодное сотрудничество. Однако решение социальных вопросов и экологическая безопасность – не одно и то же. Кое-что отремонтировав, глиноземный завод никак не может получить отпущение своих «грехов» с красным шламом. Лимановцы же, получив от предприятия существенную помощь, видимо, боятся заикнуться о том, что необходимо также срочно что-то делать и с опасными объектами на их территории. Массовых обращений в органы местной власти нет. «Сигнализируют» об опасности и стучат во все редакции отдельные «несознательные» граждане.

Воз и ныне там…

Тем временем на самом заводе ситуацию всячески стараются представить «в лучшем виде». Говорят о Программе комплексных мер по пылеугнетению при эксплуатации шламохранилищ №№1 и 2, разработанной в прошлом году. О том, что на 1 февраля из 25 ее пунктов на сумму 32,5 млн. грн. выполнено 20 мероприятий на сумму 28,7 млн. Широко разрекламированный шнекоход стоимостью в один миллион долларов, предназначенный для утрамбовки и перемешивания содержимого шламохранилищ, поступил на предприятие в декабре, а потому и работы были выполнены лишь частично: к морозам успели обработать лишь часть поверхности шламового поля. Как заверяют на заводе, полная реализация Программы позволит вообще избежать пыления красного шлама в будущем. Тем не менее, пока, как видно, все предпринимаемые меры, не дают желаемого результата, и на деле мы наблюдаем ту же картину, что и в прошлом году, если не хуже. Нельзя не учитывать того, что в нашей области ситуация складывается гораздо серьезнее, чем во время известной прошлогодней аварии на химическом заводе в Венгрии. Там разовый выброс был локализован. Красная пыль, которая «вырывается» из укрытия НГЗ раз за разом, оседает на крышах, деревьях, в низинах и оврагах. А весной с таянием проникнет глубоко в почву, подземные воды, да и в организме людей накопление вредных веществ происходит постепенно. Без сомнения, красный шлам превращается для людей в бомбу замедленного действия. Все уверения властей о том, что никакой опасности нет, уже не воспринимаются жителями ближних к заводу сел. Истинные сведения о заболеваемости в Жовтневом районе тщательно скрывают от населения. Помню, во время прошлогодней сходки в Лиманах врач местной больницы в узком кругу только обмолвился о том, что «показатели по онкологии в районе превышают данные по области». Однако, выйдя на трибуну, уверял людей в том, что заболеваемость ничуть не выше, чем везде.

Победа, равнозначная поражению 

Лет десять назад на НГЗ называли новый для того времени уровень производительности – 1 млн. 300 тыс. тонн глинозема в год. Сейчас превышена и эта планка: предприятие уже вырабатывает 1 млн. 600 тыс. тонн. А куда же деваются отходы, которые только увеличиваются из года в год? Очевидно, об этом российские владельцы николаевского завода думают в последнюю очередь. Ведь ни руководители предприятия, ни высокопоставленные чиновники, которые должны контролировать его деятельность, не живут в непосредственной близости от завода и не глотают  шламовую пыль. По всей видимости, оба шламохранилища заполнены, а слышал ли кто-то хоть слово о строительстве нового? Или утрамбовывать существующие отходы будут до бесконечности? Заграничному хозяину нужна прибыль, и из предприятия выжимается все возможное. Несмотря на чрезвычайную ситуацию прошлого года и громкий скандал вокруг предприятия, генеральный директор НГЗ Юрий Овчинников стал победителем в номинации «Промышленность» на ежегодном конкурсе «Человек года Николаевщины». Что ж, в нынешнем году также есть повод  отметить его деятельность – исключительно производственную. Чего нельзя сказать о другой составляющей бизнеса - социальной ответственности. Отремонтированные дороги и школы – это хорошо. Но почему при этом люди должны болеть, пить отравленную воду и дышать свинцовым воздухом? Эту сторону деятельности предприятия нельзя недооценивать. Понятие «социальной ответственности» во всем мире для бизнесменов означает соблюдение тех норм жизни общества, которые непосредственно влияют на качество жизни людей. В том числе, и в экологии. А в этом Николаевский глиноземный завод заслуживает жирный минус. Несмотря на все меры по пылеустранению, шламохранилища остаются чрезвычайно опасными для экологии и здоровья человека. А значит, того, что сделано, недостаточно. Заставить руководителей предприятия думать о людях и окружающей природе должны местные власти. Или… протесты и требования самих людей. Наша газета всегда выступала и выступает защитником интересов своих читателей. И на этот раз мы отправляем материал для реагирования в управление экологии, областную администрацию, в администрацию глиноземного завода. Решение этой проблемы нужно искать сообща. Татьяна ФИЛИППОВА

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.