14:09
4321
0
04.10.2018

Мамы напрокат. Торговля детскими душами

Андрей Аштефэнесей, Виталий Кэлугэряну

Военная прокуратура Украины занимается расследованием, связанным с украинской клиникой BioTexCom и ее руководителем Альбертом Точиловским. Речь идет о торговле новорожденными. Делом занимается военная прокуратура, потому что многие суррогатные матери были родом из оккупированных территорий Луганска и Донецка. Клиника BioTexCom была создана в Украине «гражданами Молдовы, которые в то же время имеют гражданство Германии», - говорит генеральный прокурор Украины Юрий Луценко. Точиловский отвергает обвинения и утверждает, что просто-напросто чей-то сын или какая-нибудь любовница чиновника хочет отнять у него дело.

Группа журналистов с прошлого лета начала журналистское расследование дел, связанных с BioTexCom и ее связями за пределами Украины. В то же время мы проверили, насколько широко распространен феномен суррогатного материнства в Молдове, Румынии и Украине, и как в этом отношении в этих странах работает закон.

Мы поговорили с женщинами, которые были суррогатными матерями и обратились к услугам женщины, которая предложила нам выносить ребенка, в связи с тем, что сами мы не можем иметь детей.

Еще одна молодая женщина, которая работала в пограничной полиции в Республике Молдова даже предложила пожертвовать свою матку в качестве транспланта, чтобы у журналистов под прикрытием могли быть дети.

Другая женщина живет со своей драмой и лжет своей семье день за днем. Никто не знает, что она была суррогатной матерью и в результате родов больше не может иметь своих детей. Муж не знает, а дочь от другого брака понятия не имеет, что деньги на ее учебу мама достала, сдав напрокат свое чрево.

Цены на рынке аренды матерей кусаются, но пары, мечтающие о своем малыше, готовы на жертвы.

Насколько это законно?

Читайте также:  «Где-то живет ребенок, которого я родила и которого никогда не видела»

Читайте также: Рынок суррогатных матерей Румынии: история женщины с предприимчивым мужем

 

Юрий Луценко, генеральный прокурор Украины: Военной прокураторой установлено, что в 2010 году молдавские граждане, являющиеся также гражданами Федеративной Республики Германия инициировали на территории Украины деятельность медицинского центра BioTexCom, специализирующегося на предоставлении услуг суррогатного материнства.

Альберт Точиловский, владелец BioTexCom: Меня там обвиняют в торговле детьми. В том, что мы договорились продавать детей на запад.

В марте 2009 года Румынский центр журналистских расследований опубликовал дело о связи сына бывшего президента-коммуниста  Воронина с торговлей яйцеклетками и клиникой BioTexCom из Киева. Журналистам удалось снять на скрытую комнату менеджера клиники, которого тогда звали Альбертом Манн, и который позже сменил имя на Альберта Точиловского. В сопровождении итальянца, проживающего в Молдове, он прибыл в Кишинев для переговоров с журналистами, которые предоставились потенциальными клиентами.

Сьемка скрытой камерой: https://www.youtube.com/watch?v=xTdXyhta3pI

Расследование началось с сайта russurrogate.com, зарегистрированного под именем Альберта, и находящегося на сервере по улице Димо в Кишиневе. В настоящее время соответствующая квартира на улице Димо разделена Татьяной Точиловской и семьей Воронец, члены которой зарегистрировали ряд сайтов, специализирующихся на суррогатном материнстве.

Также в столице Молдовы работала и продолжает работать фирма Biotex-Com, которой в прошлом управлял Геннадий Скрипкару, убитый телохранитель сына бывшего президента Воронина.

Спустя 9 лет мы попытались выяснить, чем занимается Альберт Манн (ныне Точиловский), как работает бизнес с детьми, яйцеклетками и суррогатными матерями, каковы его связи с Молдовой и Румынией, как ему удалось расширение бизнеса, кто его клиенты и как они попадают в его клинику, кто является суррогатными матерями и как их подбирают, как вывозят новорожденных из Украины и почему прокуроры ими интересуются?

Рынок для иностранцев

Речь идет о бизнесе детей и яйцеклеток, разрешенном законодательством Украины. В Украине процедура обходится парам, арендующим матку украинки в пределах от 30 000 до 50 000 евро в зависимости от выбранного пакета («Эконом» или «VIP»). Из-за цены Украина стала настоящей туристической достопримечательностью для пар, ищущих суррогатную мать. В США такая процедура стоила бы им не менее 100 000 долларов.

В то время как Генеральный прокурор Украины утверждает, что BioTexCom предложила суррогатной матери, которая родила для пары в Италии, только 6 000 евро из 32 000, заплаченных парой, Точиловский говорит, что матери получают 12 000-15 000 евро. Бывшая суррогатная мать, опрошенная группой журналистов, сказала, что получила 15 000 долларов за суррогатные услуги матери.

Юрий Луценко, генеральный прокурор Украины: Biotexcom получила от граждан Италии 32 тысячи евро, а суррогатная мать – 6 тысяч евро. Почти во всех случаях зафиксирована та же схема, мы говорим о более 1000 случаев на территории Украины.

Альберт Точиловский, владелец BioTexCom: Мамы варьируют от 12 до 15 тысяч. В евро.

 

Журналист: А сколько денег они вам дали?

Суррогатная мать: 15 тысяч долларов.

Журналист: Это клиника дала или родители?

Суррогатная мать: Нет, это семья дала.

Чаще всего женщины, которые дают в аренду свой живот, бедны, без образования. Беременность для других может обеспечить им существование на протяжении многих лет.

Екатерина Гонзели, гинеколог, владелица частной клиники: А поскольку женщины идут обычно какие под эту программу? Ну вы прекрасно понимаете, это женщины, которые не имеют финансовой опоры, поэтому идут на эту программу суррогатного материнства. Будем говорить так, да? Женщины, которые не будут иметь финансовые проблемы вряд ли пойдут на сурогатное материнство.

Украина легализовала суррогатное материнство в коммерческих целях в 2004 году, а в октябре 2010 года украинские депутаты изменили Семейный кодекс, объяснив в ст.123, как ребенок получает свидетельство о рождении от имени своей новой семьи.

Украинское законодательство является наиболее мягким в Европе относительно суррогатных матерей. Бизнес регулируется только Семейным кодексом и приказом №. 787 Министерства здравоохранения. Семейный кодекс позволяет украинкам получать деньги, если они вынашивают ребенка другого лица, но сумма не регулируется. Закон также гарантирует законные права биологической матери ребенка, рожденного из чрева суррогатной матери.

Весь процесс регулируется контрактом между суррогатной матерью и агентством/ клиникой, а также между суррогатной матерью и биологической матерью. Через этот контракт суррогатная мать отдает все права на родившегося ребенка. В свидетельстве о рождении появляются только имена биологических родителей. После родов суррогатная мать получает свои деньги и должна исчезнуть из жизни своего ребенка или пары, она даже не может попытаться выяснить, родилась ли она девочкой или мальчиком. При расставании им дается документ на подпись, предупреждающий об уголовной ответственности в случае разгляшения секрета.

Суррогатная мать: Назад ты ничего не вернешь, потому что ты подписал кучу документов, за которые, если что, ты еще и сядешь.

Журналист: Это написано в контракте?

 

Суррогатная мать: Ну да, за разглашение, если я буду искать встречи, то у меня наступает криминальная ответственность. Все очень серьезно.

Сергей Бакшеев, гинеколог: Дело в том, что в Украине суррогатное материнство совершают легально. Оно не только легально в нашей стране, оно еще легально с точки зрения биологических родителей. То есть в некоторых странах суррогатное материнство разрешено, но права на ребенка имеет суррогатная мама до тех пор, пока она не откажется от ребенка. И поэтому суррогатные мамы могут шантажировать родителей на каких-то этапах – беременности, рождения ребенка, переписи документов. У нас в стране родители, подписывая договор, имеют право на этого ребенка, потому что они генетические родители этого ребенка. Согласно нашему закону, все права на ребенка имеют генетические родители. В случае, когда клиника, которая провела этот протокол, дает справку о генетическом родстве, по нашим законам родители имеют больше прав на этого ребенка нежели суррогатная мать.

Суррогатная мама: Они, когда мы встречались и знакомились все расспрашивали обо мне. Я пыталась что-то спросить о них, но они сказали, что мне это не нужно.

Журналист: А что они спросили вас?

Суррогатная мама: Они меня спрашивали, пью ли я или курю, какими болезнями болела, о ребенке спросили, о родителях тоже, не алкоголики ли они. Их интересовало по большей части здоровье, нет ли у меня в роду алкоголиков каких.

В Украине есть специальные агентства, ищущие суррогатных матерей для пар, у которых нет детей. Они занимаются юридической частью процедуры и обеспечивают, чтобы суррогатная мама получила установленное финансовое вознаграждение.

Сергей Бакшеев, гинеколог: Между суррогатной мамой, заказчиком, клиникой еще бывает агенство, которое их всех координирует. И поэтому когда клиника выступает гарантом, она, возможно, сваязана со скандалами и так далее. Поэтому часто происходит по-другому, есть агентство, которое занимается суррогатными программами. Этих агентств на сегодняшний день более 30. Сегодня в Украине более 60 клиник и около 25-30 агентств. Крупные, средние, маленькие, но это все агенства. Они выступают посредниками, они берут заказчика и берут суррогатную маму, отвозят их к юристу, заключают договор. Потом берут эти договоры, эту маму, везут в клинику и осуществляют медицинскую часть. Потом берут мать, везут ее под присмотром врача или в родильный дом и осуществляют роды и так далее. И потом берут юриста, с которым изначально оформляли договор и прямо в роддоме оформляют документы.

„Моральный бизнес”

Является ли суррогатное материнство бизнесом? Моральным бизнесом? Если да, то почему большинство стран запретили это? Врачи и психологи противоречат друг другу. Церковь и модернисты спорят, а юристы требуют четкого регулирования.

Сергей Костыра, юрист: Конечно, это бизнес. Бизнес неупорядоченный, который обходит все налоги. Представьте только, что одна суррогатная мама получает 20 тысяч долларов или евро за свое действие. Как ее зарегистрировать в налоговой? Это деньги, которые уходят в тень. А если закон не принимают, то это кому-то выгодно. Вот и все.

Сергей Костыра, юрист: Суррогатное материнство это бизнес во всем мире. Это бизнес настолько большой...Но это моральный бизнес. Торговля наркотиками или оружием – это аморальный бизнес, а суррогатное материнство – это моральный бизнес. Это бизнес, который позволяет родителям получить то, что они не получат ни за какие деньги никогда.

Светлана Туфти Арефня, психолог-психотерапевт: С медицинской точки зрения, очень не любят рассматривать психологический аспект. Врачи говорят, что это ерунда, никакой психо-эмоциональной связи не существует, мол, перестаньте это выдумывать, ребенок ничего не помнит. На самом деле, я, работая как психотерапевт, на собственном опыте знаю, что вынашивание, беременность и роды могут повлиять на всю жизнь человека.

Психологические барьеры: «Они даже не сказали мне, мальчик или девочка»

Женщина, которая носит в течение 9 месяцев ребенка под сердцем привязывается к нему, хотя психологи будут изо дня в день твердить ей, что это не ее ребенок. Это непроизвольные материнские инстинкты, говорит психолог Светлана Туфти Арефня. Суррогатная мать из Украины, опрошенная журналистами, подтвердила связь, которую гинекологи (для которых суррогатное материнство - это бизнес) не замечают. С другой стороны, генетическая мать ребенка, которая не проходила беременность и не рожала, может столкнуться с большими проблемами - отсутствием материнских инстинктов и, следовательно, отторжением ребенка.

С другой стороны происходит полная противоположность. Суррогатная мать страдает - ей придется отказаться от ребенка, с которым она разговаривала, и которого нежила 9 месяцев в утробе. Но ни врачи, ни юристы никогда не рассказывают суррогатным матерям, что после родов у них есть неделя, чтобы решить, давать ли ребенка или нет.

Светлана Туфти Арефня, психолог-психотерапевт: Когда ребенок рождается, бывают такие случаи, что у генетической мамы не возникает материнский инстинкт. Так как она не проходила гормональных изменений, она не чувствовала этих переживаний. У нее не случается материнский инстинкт, она ничего не чувствует к ребенку. Да, головой она вроде понимает, что это ее ребенок, но чувства не рождаются. И в этот момент сложность появляется, потому что бывают случаи, что отказывается от ребенка генетическая мама.

Суррогтная мама: Ты носишь под сердцем ребенка, ты его чувствуешь. Я хотела, чтобы подольше роды не наступали, потому что я понимала, что отдавать ребенка я не знала как. Я ночами не спала, думала, что бы придумать, чтобы не отдать. Это очень тяжело.

Светлана Туфти Арефня, психолог-психотерапевт: И есть такой момент, что женщина пытается себя уговорить на то, что я вроде бы тебя люблю, но заранее от тебя отказываюсь. Тогда она в течение недели по закону должна принять решение отдавать ребенка или нет. И тут наступает такой момент. Мама ребенка видит это маленькое чудо, которое плачет. У нее появляется молоко. Понимаете с психологичекой точки зрения, это невозможно так, родила, отдала и выключила. Весь организм кричит о том, что ты только что родила, молоко пребывает, которое нельзя выключить, мол, эй молоко не иди.

Суррогатная мама: Я все равно думаю, что где-то все равно частичка меня есть. Потому что ни дня не проходит, чтобы я не вспоминала, не думала, я даже не знаю кто, девочка, мальчик...

Екатерина Гонзели, гинеколог, владелица частной клиники:  Чисто теоретически она может это сделать, если она захотела..

Журналист: Это легально?

Екатерина Гонзели, гинеколог, владелица частной клиники: Да, почему бы нет. Я думаю, что с юридической точки зрения есть какой-то нюанс, она может оставить, это не проблема.  

Журналист: Даже если подписала контракт?

Екатерина Гонзели, гинеколог, владелица частной клиники: Я думаю да. Но это нужно изначально все обговаривать, тогда она должна будет вернуть, как я понимаю, все финансовые затраты.

Журналист: Как вы в реанимации очнулись и поняли, что ребенка нет.

Суррогатная мама: Я спросила сразу о ребенке, сказали, что все хорошо и все. Больше ничего не сказали. Я спросила, мальчик или девочка. Нет, они тоже скорее всего подписывали документ о неразглашении. То есть со мной фактически не разговаривали. Понимаете отношение такое, ты нужен как инкубатор, до того момента тебя холят и лелеют, а потом все, ты как отработанный материал, больше не нужен.

Сергей Бакшеев, гинеколог: Поэтому отношение к суррогатным мамам - это отношение общества, социуама, каждого конкретного человека.  И это отношение по-тихоньку меняется. Оно даже изменяется в стенах одной отдельно взятой больницы, вот когда мы начинали работать в нашей больнице с суррогатными мамами, и когда у нас рожали первые мамы 10 лет назад, то наш медицинский персонал тоже воспринимал это как продажу детей. У нас были санитарки, которые не хотели к ним заходить в палату, медсестры, которые говорили, вот они зарабатывают на вынашивании. Почему у нас это говорят акушеры-гинекологи, потому что у нас в традиции у акушеров и гинекологов всех стран есть понятие о детях, брошенных после рождения. Женщина, которая родала и отдавала ребенка, она воспринималась врачами как женщина второго плана. И вот это менталитет со временем от отказных детей перебросился на суррогатных матерей. Суррогатная мама выполянет важную миссию в другой семье. Она этой семье дает возможность родить своего генетического ребенка.

Риски суррогатных матерей

Суррогатная мать, опрошенная журналистами, была на грани жизни и смерти во время родов. В конце концов она осталась без матки, и врачи отказались рассказать ей, что с ней случилось. Тем временем она снова вышла замуж, и ее муж еще не знал, на момент интервью, что она не сможет иметь детей.

Суррогатная мать: Я бы никому не посоветовала бы, если бы вернуть время назад, я бы не согласилась, как бы тяжело мне не было. Потому что здоровье я уже не верну никакими деньгами, и сейчас я вышла второй раз замуж. Вначале муж, который младше меня, он говорил, что не хочет детей и меня это устраивало, но последние полтора гола он начал...

Журналист: А он не знает?

Суррогатная мама: Нет, не знает никто. Еще в этом тяжело, потому что даже говорить не с кем, просто рассказать, поплакать. Ни мама, ни дочка, ни муж они не знают, и что сейчас им говорить я не знаю, я уже завралась, честно говоря. Он уже проявил инициативу, сдал анализы, у него все хорошо. Я все время пытаюсь говорить, что у меня уже дочка есть. Я понимаю, что точка кипения наступит. Он говорит, что такого не может быть, у меня все хорошо и у тебя все хорошо. Да, я понимаю, любит, поймет, простит, но он хочет ребенка. Просто, кто сейчас думает, пусть 150 раз подумает и взвесит.

Журналист: А что сказали доктора, как так произошло, что тогда произошло?

Суррогатная мама: Ну они сказали, что началось кровотечение и что это была вынужденная мера. Потому что если бы они меня не прооперировали бы, то я бы умерла.

Журналист: Ваша дочь тоже не знает об этом?

Суррогатная мама: Нет. Я думаю, она бы учиться не пошла, зная, откуда эти деньги.

Журналист: Вы тратили их на учебу?

Суррогатная мама: Да, полностью на учебу деньги пошли, дочь получила образование.

Украинки, «инкубаторы» для иностранцев

Рынок матерей-суррогатов является огромным в Восточной Европе. «В Украине легче найти суррогатных доноров и матерей, чем найти свободный столик в ресторане в центре Киева», - рассказывал Манн / Точиловский журналистам под прикрытием в 2009 году. В последние годы этот рынок расширился одновременно с ростом бедности на бывшем советском пространстве.

На полученные деньги от родителей я приобрету жилье.

Для меня, конечно, на первом месте квартира.

Жилье

Квартиру

Купить квартиру.

Я куплю себе квартиру

Еще жилье, ребенку другому.

Я хочу себе частный дом.

Из-за мягкого законодательства этот феномент увеличился в Украине после того, как Индия запретила суррогатное материнство в коммерческих целях. Число пар, ищущих суррогатную мать в Украине, за последние годы увеличилось более чем на тысячу процентов. В погоне за прибылью специализированные клиники в Украине превратились в настоящие заводы для детей. Некоторыми из них заинтересовались прокуроры.

Юрий Луценко, генпрокурор Украины: Сегодня я хочу обратить ваше внимание на такую проблему, как незаконное использование украинцев из малообеспеченных семей в индустрии суррогатного материнства. Проблема связана с тем, что после запрета в Индии суррогатного материнства в Украине сформировался центр этой индустрии с очень поверхностным правовым регулированием.

Индия узаконила суррогатное материнство в 2002 году, а в 2012 году, испугавшись последствий этого решения, индийское правительство начало вводить различные ограничения. Сначала были запрещены услуги для гомосексуалистов. В какой-то момент индийское правительство понимало, что неграмотные и бедные женщины превращаются в «машы для производства детей» для иностранцев. Таким образом, в 2016 году правительство запретило оказание этих услуг иностранцам. Мы говорим об остановке отрасли, которая ежегодно генерирует прибыль в 2,3 миллиарда долларов в Индии.

Суррогатная промышленность направилась в Грецию, Лаос и Украину. Индийские женщины, которые по инерции все еще видели суррогатное материнство как способ заработать деньги, ездили для этой процедуры в Кению. Но вскоре они перестали это делать, потому что, не зная языка, находясь вдали от страны, которая могла их защищать, они подвергались эксплуатации и насилию.

Суррогатная мать в Украине, которая разговаривала с журналистами, решила предоставить свое тело для услуги также из-за бедности и нужды.

Суррогатная мать: Получилось так, я развелась с мужем, денег не было, дочь подросток, надо учить, средств не было, ну я стала искать и наткнулась на объявление сдать яйцеклетку, я подумала, что могу попробовать, поехала сдала яйцеклетку.

Журналист: А где?

Суррогатная мать: В Киеве, в клинике.

Журналист: А в какой?

Суррогатная мать: Я не могу говорить, я договор подписывала. Потом мне предложили сдать анализы  и стать суррогатной матерью.

Украинское законодательство, регулирующее поле, интерпретируется по-разному, а бизнес с детьми остается на усмотрение черного рынка. Самый «тонкий» момент возникает, когда пара иностранцев собирается вывести ребенка из Украины и отправиться с ним домой.

Сергей Гостыра, юрист: А вот вывоз, когда ребенка уже забирают и, согласно договору, лицо, давшее свою яйцклетку и здоровое лицо, давшее свою сперму, там, как правило, есть два варината, либо они берут справку в клинике о том, что суррогатная мать было просто сейфом для выноса яйкеклетки и это подтверждается договором, который она подписала, соответсвенно. Как правило, в практике нормальных агентств еше берут видеокамеру, мамы, которые будут вынашивать, признают, что они это делают без всякого давления на себя, ребенок передается. На основании договора там идут две дороги: либо, если это процесс сложный и упустили в договоре какой-то нюанс, то идут в суд и признают отцовство. Польско у нас в гражданском кодексе прописано, что у нас те биологические родители, если они дали материал или они сделали этого ребенка попросту. У нас не исследован вопрос в законе, кто выносил. У нас четко закон говорит: тот, кто сделал, тот папа или мама.

Другими словами, генетические родители могут вывести ребенка из Украины, только если у них есть доказательство того, что он являются их ребенком на основе тестов ДНК.

Альберт Точиловский, владелец BioTexCom: Чтобы ребенка зарегистрировали за границей, куда он выехал, родителям необходимо сдать тест на ДНК. Некоторых родителй заставляют сдавать тест тут, перед выездом за рубеж. Например, такие страны, как США заставляют доказывать свою связь биологическую с ребенком, это значит, что родители сдают сначала свой тест в посольстве и потом ребенка. После того, как результат приходит из США, ребенку дают американский паспорт и он выезжает. В Израиле сдается в одной только клинике под Тель-Авивом.

Альберт Точиловский, владелец BioTexCom: По случаю суррогатного материнства - по приезду каждая пара контролируется и проверяется прокуратурой. Не бывает так, что можно было что- то сделать и за это не отвечать.

Торговля украинскими детьми

Согласно Закону 787 Министерства здравоохранения Украины, тесты на совместимость ребенка, родившегося в Украине, через суррогатную процедуру, должны совпадать, по крайней мере, с результатами генетических испытаний одного из генетических родителей. В противном случае это украинский ребенок, который просто продается преступными методами другой стране.

16 июля 2018 года киевская полиция и прокуратура объявили о таком случае - ребенок, родившийся в Украине в 2011 году, прибыл в Италию вместе с парой итальянцев, которые обратились к BioTexCom. Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко заявил, что для изъятия ребенка из Украины использовались фальшивые документы, выданные как клиникой, так и украинскими властями.

Юрий Луценко, генпрокурор Украины: Компетентные органы Италии обнаружили нарушение в отношении происхождения ребенка. Были проведены тесты ДНК и было выявлено, что результаты не совпадают с результатами итальянской пары. ДНК ни одного из родителей не совпадает с результатами экспертизы ребенка. Таким образом, в Италии ребенок был передан в детский дом, а граждан Италии, которые вывезли его из Украины, привлекли к ответственности.

В ответ глава клиники BioTexCom Альберт Точиловский утверждает, что кто-то из украинских чиновников просто хочет захватить его бизнес, но допускает возможную «техническую ошибку» и признает, что итальянец даже не приехал в Украину для процедуры сдачи спермы.

Альберт Точиловский: Я не думаю, что это сделали намеренно эмбрионологи, которые, не получив эмбриона, имплантировали другого. Я думаю, что это могло быть технической ошибкой. Сперма прибыла из Италии в специальной упаковке, и, возможно, произошла техническая ошибка. А обвинение в торговле детьми - это чушь.

Альберт Точиловский: Это произошло в 2010 – 8 лет назад. Никто до этого этим не занимался и вдруг сейчас проверяют подписи, черновики.

Альберт Точиловский: Чувствую, что компания BioTexcom - самая крупная компания по суррогатному материнству в мире будет скоро принадлежать какому-нибудь успешному сыну или дочке или жене какого-нибудь известного политика.

Альберт Точиловский: Рассказывают эту историю про тысячи украинских детей, загубленных, на органы вывезенных, и съеденных, это очень хорошо, бизнес, пожалуйста, не забирайте.

16 июля 2018 года после того, как журналисты уже зафиксировали ситуацию с суррогатным материнством в Украине, прокуратура Украины сообщила компании BioTexCom об инициировании дела по борьбе с торговлей детьми, а главному врачу клиники было предъявлено обвинение в подделке документов для вывоза детей из страна.

20 июля Альберт Точиловский находился в Киевском суде со своими сторонниками, в том числе с депутатами Верховной Рады, а 15 августа, под домашним арестом, он давал интервью по Skype киевскому телеканалу. Он сказал в своем телевизионном выступлении, что ему предъявлено обвинение по ст. 212 Уголовного кодекса Украины, в котором говорится не о торговле детьми, а о неуплате налогов государству.

В гостях у Альберта/Манн Точиловского

Журналисты отправились в BioTexCom, прежде чем киевские власти начали судебный иск против клиники. Мы хотели видеть, является ли Альберт Манн, о котором было написано в 2009 году, теперешним Альбертом Точиловским. Он не захотел встречаться с нами. По телефону он предложил поговорить с Олегом Платоновым, о котором на форумах женщинам, которым приходилось иметь дело с клиниками BioTexCom, говорили, что он является экономическим директором BioTexCom.

Его имя появляется в разных объявлениях клиник, но не на ее сайте в разделе «Наша команда», где фигурирует Надя Стоянова, переводчик, ответственный за румынскоязычных клиентов. Олег - молдаванин. Он говорит на румынском с русским акцентом. Надя говорит по-румынски и, скорее всего, она румынка. Надя не ответила на наш запрос, чтобы увидеться, отправленный на адрес электронной почты. Телефонный разговор с Олегом Платоновым продолжался минуту. Когда он узнал, что мы журналисты, и нас интересует тема суррогатных матерей в BioTexCom, у него  вдруг разрядился телефон. Прошло уже несколько месяцев, и Олег не ответил на звонок, даже если сам Альберт дал нам свой номер телефона, и нам это удалось сказать ему.

Мы отправились в BioTexCom, не предупредив начальство. Окружают клинику высокие бетонные заборы и непрозрачные металлические ворота. Наш автомобиль остановился за такси, который только что привез клиента в клинику. Охранник открыл ворота, и мы вошли сразу после машины, для которой был предоставлен доступ. Мы остановились во дворе компании, спустились и нас сразу же стала допрашивать охрана. Мы сказали, что хотим проверить некоторую информацию, которую мы имеем. Мы попросили поговорить с Альбертом Точиловским, охрана позвонила ему. Альберт отказался встретиться с нами, но вскоре появились юристы клиники - Денис Герман и Вячеслав Самсоненко. Сначала они казались раздраженными нашим необъявленным визитом, но после того, как мы сказали, что опубликуем статью и без их точки зрения, нас пригласили в гостевую комнату.

Китайцы с близнецами  в аэропорту

Я узнал от них, что в тот день у них были сюрпризы, поэтому они были взволнованы. Их посетила полиция в связи с другим делом, связанным с участием китайской пары, заблокированной полицией в аэропорту при попытке вернуться домой с двумя близнецами, родившимися у суррогатной матери в BioTexCom. Мы попросили их рассказать эту историю на камеру.

Вячеслав Самсоненко, адвокат BioTexCom: Добрый вечер друзья и коллеги. Хочу с вами поговорить о деликатной теме, коей является суррогатное материнство в Украине, и о проблемах, которые часто возникают, потому что власти и в частности компетентные органы превышают свои полномочия, оказывают давление и нарушают права клиники. Вот свежий пример: в сенитябре 2017 года полиция и прокуратура Львова – я думаю, что тут речь о коррупции, по выдуманным причинам возбудили уголовное дело по статье 149 УК „Попытка торговли людьми”. На основании этого уголовного дела была проведена серия процессуальных действий – обыски в клинике.

«В ходе обысков были предприняты действия в отношении процедуры суррогатного материнства для пары - они являются гражданами Китайской Народной Республики. Правоохранительные органы считают, что суррогатная мать, которая родила двух детей, не родила через процедуру суррогатного материнства, она просто выносила ребенка и решила продать его.

«Граждане Китая пытались вернуться домой со своими детьми, но в аэропорту «Борисполь» их остановили, а документы на детей и свидетельства о рождении были изъяты. Эти документы были прикреплены к делу. Мы вмешались, пытались их защитить. Судом было решено 27 ноября 2017 года отменить арест этих актов, они были возвращены китайским гражданам».

«Но сегодня китайские граждане снова попытались поехать со своими детьми домой, и правоохранительные органы вновь забрали их документы».

Мы запросили у полиции Львова подробности об этом деле. Полиция ответила, что не может предоставить нам какую-либо информацию до завершения расследования.

Обыски по делу китайской пары

Я попросил адвоката BioTexCom Вячеслава Самсоненко убедить Альберта Точиловского встретиться с нами. Самсоненко сказал, что собирается поговорить с начальником клиники, чтобы мы позвонили Альберту на следующий день, и если он захочет нас увидеть, он пригласит нас к нему. И на следующий день Альберт Точиловский отказался от встречи.

Найходясь в клинике, мы попросили адвоката разрешить нам поговорить с некоторыми суррогатными матерями. Самсоненко отказался, утверждая, что «суррогатные матери не имеют удовольствия видеть журналистов».

Молдаване с немецкими паспортами в BioTexCom

Суррогатное материнство запрещено в Молдове и Румынии. В 2012 году в парламенте Кишинева произошли ожесточенные дебаты по проекту легализации этого вида материнства. По закону, роженица должна быть родственницей первой, второй или третьей степени биологической матери. Наконец, проект, продвигаемый либералами, был отклонен. Либерал Георге Брега упомянул на том заседании, что около 5000 молдавских женщин ежегодно выезжают за границу в страны, где разрешено суррогатное матернство. В 2013 году Уголовный кодекс Республики Молдова (статья 165 - «Торговля людьми») ввел поправку, которая наказывает такую деятельность 6-12 годами лишения свободы (особенно если выясняется, что суррогатная мать была оплачена).

На пресс-конференции 16 июля 2018 года Генеральный прокурор Украины рассказал о BioTexCom как о бизнесе, управляемом некоторыми молдаванами с немецкими паспортами. Юрий Луценко не дал никаких имен, но на пресс-конференции, состоявшейся 6 апреля 2018 года (где глава клиники осудил конфискацию властями паспортов 20 иностранных граждан, клиентов BioTexCom), Альберт Точиловский появился как гражданин Германии.

Вероятно, у украинских прокуроров больше доказательств в этом отношении. Мы попросили подробности, и мы все еще ждем их.

Молдавская специфика даже очевидна из румынской версии сайта mamasurogat.net, которая ориентирована на потенциальных клиентов из Румынии и Республики Молдова, а также на румыноязычной версии страницы клиники в Facebook. Сайт состоит из словосочетаний, не специфичных румынскому языку, используемых только молдаванами, кальки с русского языка и промо-фильмы, явно озвученные на молдавском.

Большинство сайтов BioTexCom, используемых для привлечения клиентов по всему миру, размещаются на серверах с трех адресов в Кишиневе. Номер телефона Игоря Русу, который, согласно профилю Facebook, является исполнительным директором TopHost (администратор: Максим Карцон), мы нашли, когда искали информацию о более старом сайте, который когда-то принадлежал Альберту Манну leihmutterschaft.com с сервером на улице Парис, Кишинев. В поиске информации о другом сайте, тоже о детях (http://adozioneinetiopia.com/ - с разделами для многих стран), мы снова нашли Игоря Русу. Также на серверах Русу размещен основной сайт BioTexCom http://mother-surrogate.info/. Игорь Русу сказал нам, что его компания является регистратором домена и хостинга и что он не знает, кто такой Альберт Точиловский, не имеет ничего общего с суррогатным материнством и что его клиенты преимущественно из России и Украины.

Другие сайты, обслуживающие киевскую клинику как хостинг, расположены в квартире на улице Димо в Кишиневе (см. Выше выдержки из кадастра), принадлежащей Татьяне Точиловской и Светлане Воронец, а регистратором сайта является Леонид Воронец, 69 лет. Это тот же адрес, на котором был зарегистрирован сайт http://russurrogate.com в 2010 году, который стал отправной точкой журналистского расследования 2009 года - сайт, который исчез после расследования в 2009 году, но который в 2017 году был все еще был зарегистрирован под именем Альберта Точиловского.

Румыны - клиенты первой линии

Даже в Румынии вы не можете обратиться к услугам суррогатной матери. В 2005 году парламент Румынии принял законопроект о репродуктивном здоровье, который позволил бы обращаться к неоплачиваемым суррогатным матерям. Бывший президент Траян Бэсеску не подписал закон. В 2013 году несколько депутатов СДП выступили с законодательной инициативой, направленной на легализацию суррогатного материнства (Закон об оказании медицинской помощи). Проект был подписан Габриэлой Фиря, Родикой Нассар, Ливиу Поп, Даниелом Саву и т. Документ прошел через Сенат, но был заблокирован в Палате депутатов. Согласно информации на сайте BioTexCom, число румынских клиентов, обращающихся в киевскую клинику, неуклонно растет с 2014 года - от 115 румынских в 2014 году до 282 в 2017 году.

BioTexCom и проплаченные комментаторы

Несколько румынских пар хвалят киевскую клинику в промо-видео на сайте BioTexCom. Согласно распространенному заявлению клиники, за 5-минутное сообщение пары получают 1000 евро.

Более того, они привлекает «писателей-фрилансеров» из Румынии  и Молдовы, которые в качестве якобы «счастливых клиентов» рекомендует услуги клиники потенциальным румынским парам на форумах. На самом деле, речь идет не о «писателях», а проплаченных комментаторах. Почти все рекламные объявления для «писателей» используют координаты клиники BioTexCom.

Журналисты попытались трудоустроиться в качестве комментаторов (авторов фрилансеров). Рядом с электронным адресом [email protected] также фигурирует номер телефона представителя BioTexCom для Румынии и Республики Молдова. Простой результат поиска Google приводит к этому результате.

После того, как мы предложили нашу доступность, отправив письмо с недавно созданной почты, ответ был о том, что речь идет о медицинских постах:

«Хорошо! Нам нужен фрилансер в медицине. Как вы думаете, справитесь?

На положительный ответ представитель BioTexCom не ответил даже после отправки других писем.

Форумы, связанные с бесплодием или посвященные суррогатным матерям, заполнены 100% -ными положительными отзывами в адрес украинской компании. Некоторые из них содержат только рекомендации для BioTexCom, другие - только истории успеха компании.

Где разрешено, где запрещено, где неоднозначно

И в России законопроект, предусматривающий запрет материнской суррогатной материнства, был внесен в Госдуму, нижнюю палату Федерального парламента, при поддержке Русской Православной Церкви. Проект был результатом нескольких скандалов, связанных с суррогатством: матери, которые отказываются отдать ребенка, передача детей гомосексуальным парам, разлука близнецов и т. д.

В некоторых странах ЕС категорически запрещено суррогатное материнство - Австрии, Германии, Швеции, Франции, Венгрии и Италии. Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Дания и Греция разрешают этот процесс, но не для коммерческих целей. Сурроганство также запрещено на Филиппинах, в Южной Африке, Канаде, Испании, Швейцарии, Новой Зеландии, Австралии, Японии, Китае, Мексике. Недавно Таиланд и Непал запретили суррогатное материнство из-за эксплуатации женщин. Эта практика все еще легальна в Соединенных Штатах (частично), Грузии, России, Кении и Лаосе. В Швеции нет законов, регулирующих суррогатное материнство.

Молдаванки ищут каналы доступа к отрасли

Из-за бедности многие молдаванки ищут способы предложить суррогатные материнские услуги за рубежом. Они делают это даже с риском тюрьмы из-за запретов в национальном законодательстве. Украинский закон не разрешает клиникам и агентствам принимать суррогатных матерей из-за пределов страны. Следственная группа обратилась инкогнито к большинству клиник в Украине, которые предоставляют услуги суррогатного материнства, чтобы проверить их доступность для работы с женщинами из Молдовы и Румынии в качестве суррогатных матерей. Все, кроме одной, отказались.

Доступность молдаванок пользуюся торговцы, посредники и клиники из других областей с полулегальными режимами. В свою очередь, клиники из Украины принимают без проблем клиентов из Румынии и Республики Молдова.

Молдавские врачи отправляют бесплодные пары в Украину

Некоторые молдавские врачи подтвердили, что они часто советуют супружеские пары в Молдове, которые не могут завести детей обращаться в клиники в Украине. Наиболее рекомендуемыми клиниками являются BioTexCom и «Надя», обе в Киеве. Мы поехали в клинику «Надя» в Киеве, но ее администрация отказалась говорить на предмет суррогатных матерей.

Валентин Фрипту, акушер-гинеколог, Молдова – один из врачей, о котором писали журналисты

Специализированные сайты заполнены объявлениями, опубликованными молдаванками, желающими родить за вознаграждение. Во время подготовки материала мы встречались, под прикрытием, в том числе с сотрудницей пограничной полиции, контакт которой мы нашли на одном из сайтов объявлений. Переговоры продолжались в течение нескольких месяцев. Она боялась, что ее могут арестовать. Раньше она размещала рекламу, в которой предлагала свои услуги. Сначала она сказала, что не сможет выносить за нас (мы представились бесплодной парой), но потом согласилась встретиться с нами, чтобы дать совет. Она убедилась в том, что мы не правоохранительные органы, а «пара, которая хочет детей» и согласилась «выносить нашего ребенка».

BioTexCom еще работает?

На пресс-конференции 16 июля Генеральный прокурор Украины попросил Верховную Раду принять четкий закон, регулирующий суррогатное материнство. Вскоре на сайте BioTexCom появилось объявление, в котором клиника сообщила своим клиентам о приостановлении деятельности в течение 3 месяцев в результате подписания новых контрактов на программу суррогатного материнства „в связи с дебатами по новому проекту закон суррогатного материнства”, который запретит коммерческое суррогатное материнство в Украине. Клиника уверяет своих клиентов, что вернет им деньги, если будет принят новый закон.

Вновь Альберт Точиловский обратился к клиентам, пытаясь смягчить ущерб имижду в связи с недавними скандалами.

Добрый день. Я Точиловский Альберт. Мы работаем в  обычным режиме. Все как прежде, хотя на нас оказывают давление. Вы боретесь с бесплодием - мы боремся с нашей кривой системой. В настоящее время правоохранительные органы пытаются доказать, что вы не являетесь генетическими родителями своих детей. Вы должны знать на 100%, что то, что я делаю, является неправдой, потому что вы знаете, что когда вы въезжаете в Европу, вы проверяетесь, вы сами делаете эти тесты, чтобы убедиться, что это ваш ребенок. Поэтому не беспокойтесь - рано или поздно мы все докажем согласно закону, что вы являетесь генетическими родителями. Закон на нашей стороне, поэтому я думаю, что независимо от функций высокопоставленных лиц, которые борются против нас, мы все равно победим».

Некоторые представители украинского гражданского общества оспаривают вмешательство государства в решения украинских женщин, которые соглашаются на суррогатное материнство. Эксперты говорят, что суррогатство не нужно запрещать, а оставить на усмотрение рынка.

«Суррогатное материнство является естественным во многих странах, и, как в случае с абортом, женщинам решать самостоятельно. И никто кроме нее не имеет права решать, может ли она стать суррогатной матерью или нет. Государство не должно устанавливать какой-либо контроль над телом женщины или вообще гражданами.

- Но разве вы не думаете, что этот вопрос (суррогатное материнство) превратился в бизнес?

- Это можно считать бизнесом. Но давайте разграничим права бизнесмена. Бизнес от суррогатного материнства не является чем-то негативным. Но государство должно обеспечить, чтобы этот вид бизнеса не нарушал права человека.

У нас есть бизнес в разных областях, и во всех областях мы совершаем незаконные действия, потому что есть люди, которые хотят разбогатеть незаконно, минуя правовые нормы. Но мы не запрещаем продажу автомобилей, мы вообще не запрещаем машины. Почему в этом случае, если кто-то злоупотребляет, пытаемся ли мы решить проблему, установив контроль над телом женщины?

* Министерство иностранных дел Кишинева отказалось отвечать журналистам, чтобы установить, число молдавских детей, родившихся в последние годы через суррогатное материнство в Украине.

* Ни Министерство внутренних дел в Кишиневе, ни Генеральная прокуратура не объявили о начале расследований на территории Республики Молдова после заявлений Генерального прокурора Украины, сделанных на брифинге от 16 июля 2018 года.

Авторы: Андрей Аштефэнесей и Виталий Кэлугэряну

При помощи журналистов: Ольга Чаглей, Ана Поенарю и Паула Кэбеску

ВИДЕО: Мануела Преотеаса - EurActiv.ro

NOTE This research was enabled by „Reporters in the Field", a program by the Robert Bosch Foundation hosted together with the media  NGO n-ost.

Обсуждение

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.