Следствие вслепую.
Год после трагедии в Кривом Озере
Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Год назад в Кривом Озере в ночь на День независимости два наряда полиции прибыли на вызов. Шесть копов успокаивали пьяного мужчину кулаками. И в конце концов четырьмя пулями в упор застрелили закованного в наручники безоружного Александра Цукермана. Через год после трагедии общественность так и не увидела справедливого приговора, а громкое дело начинает слушаться в суде «с нуля».

Следствие ведут...

Из-за общественного возмущения действиями полицейских тогдашний руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе расформировала местное отделение полиции и отправила в поселок комиссию расследовать скандальный случай.

Наказать виновных обещал и заместитель прокурора Николаевской области Степан Божило:

– По результатам следствия их действиям будет обязательно дана законная и основательная оценка. То есть все виновные в этом уголовном правонарушении, которое имело место в Кривом Озере, понесут жесткую и предусмотренную законом ответственность.

– Через год после события, несмотря на громкие заявления правоохранителей, заметных сдвигов в деле нет, – сетует мать убитого полицейскими мужчины Ольга Цукерман. – Оно сразу начало скрываться. Сразу! Как только было совершенно убийство!

– Оно сразу начало скрываться. Сразу! Как только было совершенно убийство, – говорит Ольга Цукерман мать погибшего.

Досудебное следствие по факту убийства Цукермана завершилось в конце прошлого года, но в обстоятельствах той ночи все еще немало белых пятен. Мать утверждает, что в избиении ее сына принимали участие все 6 полицейских. Сейчас судят только 4-х. Ольга Цукерман до сих пор недоумевает, как они из участников превратились в свидетелей.

Сейчас под стражей находится только Денис Ляхвацкий. Именно он стрелял в закованного в наручники мужчину из травматического оружия. Соучастниками следствие признало еще троих копов – Романа Богача, Александра Причипойду и Николая Хоменко. Еще двоих полицейских – Владимира Лемеху и Василия Трубаченко – следователи прокуратуры перевели в ранг свидетелей трагедии и сняли с них все обвинения.

Как  заявлял  ранее  прокурор  Степан Божило, четырем бывшим работникам Кривоозерского отдела полиции объявлено подозрение по ч. 3 ст. 365 Уголовного кодекса Украины – превышение власти и служебных полномочий, а именно – «умышленное совершение работником правоохранительного органа действий, которые выходят за пределы предоставленных ему прав и полномочий, сопровождавшееся насилием и применением специальных средств, что привело к тяжелым последствиям».

Однако пока дело шло из прокуратуры в суд, квалификация действий соучастников странным образом изменилась.  Из части третьей статьи триста шестьдесят пятой она превратилась в часть вторую. Соответственно, изменилась и мера возможного наказания – от 7 до 10 лет заключения в первом случае до 3-8 лет – во втором, более мягком варианте. Адвокат потерпевших убежден, что это произошло не случайно.

Иван Ангелин

– Я считаю, что имеет место подтасовка фактов со стороны прокуратуры, и это связано с тем, чтобы освободить от ответственности тех сотрудников полиции, которые находятся на скамье подсудимых, – заявляет адвокат семьи Цукерман Иван Ангелин.

Была ли лопата?

По версии полицейских, они отстреливались от пьяного Цукермана, нападавшего на них с лопатой.

– За что? За то, что я выполнял свои служебные обязанности? За то, что муж ее избил, а я приехал и помог им? Или за то, что таксисту поломали нос, разбили машину? Или за то, что с лопатой на нас кидался? – утверждал в суде Денис Ляхвацкий.

Денис Ляхвацкий

Родственники уверяют: никакой лопаты в руках у Александра не было. Иван Ангелин убежден, что версия с лопатой абсолютно надумана.

– Одна из важнейших улик, которая отмечается в обвинительном акте и с чем связывается жестокость полицейских при нанесении телесных повреждений Цукерману, – это лопата, с которой он якобы нападал на работников полиции. Указанная лопата не была изъята с места преступления, более того, ее изъяли через три месяца. Это свидетельствует о том, что прокуратура не хотела изымать это доказательство.

Без ответа остается вопрос: «Почему Цукермана продолжали бить после того, как  надели на него наручники?». Юрист Максим Коваль утверждает, что такие действия правоохранителей – вне закона.

Максим Коваль

– С того момента, когда на человека надели наручники, и он при этом оставался на улице в присутствии шестерых полицейских, наступает как бы красная черта, за которой могут быть только незаконные действия правоохранителей, – говорит Коваль.

Что стало с видозаписью?

Помочь прояснить обстоятельства той ночи могла бы видеозапись с камеры наблюдения универмага, расположенного неподалеку от места события.

– В тот вечер все снималось, это мне рассказывали продавцы из этого магазина. Все было зафиксировано: как они били, кто бил. Камера все снимала, – говорит вдова Алла Цукерман.

Сервер камеры наблюдения изъяли еще в августе прошлого года. После экспертизы, которая длилась три месяца, областная прокуратура констатировала: видеозаписи убийства нет.

– Мы в ходе досудебного расследования изъяли видеосервер, который был в этом универмаге, назначили по нему компьютерную экспертизу, однако эксперты установили, что на момент совершения всех этих событий 24 августа 2016 года видеорегистратор не работал, то есть запись на жестком диске не осуществлялась, а он работал в режиме реального времени, – заявил на пресс-конференции Степан Божило.

Судебное разбирательство резонансного убийства тянется уже много месяцев. Впрочем, недавно из-за увольнения судьи по этому делу слушание перенесли из Врадиевского районного суда в Первомайский. Там рассмотрение начнется в сентябре снова и с самого начала. Дождаться приговора родственники погибшего смогут еще не скоро. Украинская Фемида оказалась не только слепой, но и хромой.