15:47
4506
1
20.04.2014

Николаевский регион оказался самым проукраинским на Юго-Востоке

Мы плохо знаем свою Родину. События последних месяцев убеждают нас в этом со всей очевидностью. И, наверное, самое печальное, что ее, большую, сложную и разную, исключительно скверно понимают те, от кого во многом зависит ее судьба. Тщательное изучение настроений на "проблемном" Юго-Востоке должно было стать первоочередной задачей новой власти. Нет, социологи вовсе не обделены ее вниманием. Однако обитатели высоких кабинетов, похоже, озабочены исключительно высотой кандидатских рейтингов. Мы решили сделать работу за них. Анкета, составленная журналистами ZN.UA, стала основой исследования, проведенного Киевским международным институтом социологии при финансовой поддержке Виктора Пинчука и одноименного фонда. Объектами изучения стали мнения жителей восьми областей — Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Луганской, Николаевской, Одесской, Харьковской и Херсонской. Регионов, которые принято обобщенно именовать "подковой риска" или просто Юго-Востоком. 

Ставшее давно привычным и оказавшееся глубоко ошибочным название. Даже беглое знакомство с результатами социологического замера убеждает — нет никакого Юго-Востока. Да, есть "близнецы" Донетчина и Луганщина. Есть "единоутробные", но не слишком похожие Днепропетровщина и Запорожье. Есть "сводные сестры" — Харьковщина и Одесщина, такие разные и порою такие похожие в оценках страхов и приоритетов. И есть незаслуженно обделенные вниманием большой страны-мачехи "пасынки" — Херсонский и Николаевский края. Которым, как оказалось, Черкащина или Виннитчина могут считаться куда более близкой родней, чем Донбасс

Они — разные. И вынужденно их сближает сегодня, пожалуй, только две вещи — упорное непонимание Киева и повышенный интерес к ним со стороны Москвы. Интерес, надо полагать, тактический. Поскольку стратегический интерес Кремля — именно Киев. Оборона которого начинается как раз на восточных рубежах, хотят в этом признаваться на Печерских холмах или нет. Мы искренне надеемся, что наш скромный труд поможет власти осознать это. Понять, чего следует опасаться, на что рассчитывать и на кого опираться в "серой зоне" отечественной безопасности. Пестрой от "зеленых человечков", черных балаклав и "красных петухов". 

Мы хотим помочь каждому, кто честно пытается ответить на вопрос, где для него начинается Родина. Готов ли он ее защищать. Готов ли он за нее воевать. Готов ли он за нее умирать. От этого зависит, каким смыслом наполнится наша нелегкая жизнь после трудной победы.

Наше общее древо жизни сегодня выглядит таким же сухим и колючим как на пронзительной фотографии Василия Артюшенко. На нем нет цветущих ветвей. Ни с западной стороны, ни с восточной. Они одинаково далеко от солнца. Но сегодня в нашем внимании нуждаются, в первую очередь, те, что ближе к открытому огню. 

 

 

Легенда первого Майдана гласит: "Когда после оглашения С.Киваловым результатов второго тура выборов Виктор Янукович не увидел на банкете в "Зоряном" президента Леонида Кучму, он, высказав недовольство, решил среди ночи самолично посетить сменяемого главу государства, чтобы получить поздравления в качестве нового хозяина страны. "А как ты собираешься страной управлять? — спросил его Леонид Данилович. — Из бункера в Донецке или Луганске?" 

Если бы, спустя десять лет, беглый экс-президент Виктор Янукович решился-таки вернуться в Украину (на что намекают оставшиеся в стране его конфиденты), то почетному пленнику Ростова-на-Дону пришлось бы последовать совету Кучмы. 70% взрослого населения Юго-Востока не считает Виктора Януковича законным президентом Украины. Нет ни одной области, где вера в нелегитимность экс-гаранта была бы меньше половины. Природа отторжения Януковича в отдельных регионах может быть разной. Вероятнее всего, на Донбассе ему не прощают предательства. В других областях — подавления местных элит донецкими кадрами; инкассации бизнеса; затрат на "смотрящих"; разгульной власти силовиков; и тоже — предательства. Но, если Донбасс "Батя" предал своим побегом, то остальные, в прошлом лояльные к нему области — всем своим президентством. 

Лишь каждый пятый житель восьми областей видит в Януковиче легитимного президента. И то, этот показатель столь высок по той причине, что в Донецкой области в нем все еще видят гаранта 32,4%, а в Луганской — 27,6%. Так что, если Виктор Федорович решит вернуться, как утверждают, "на штыках российской армии", то бункер даже на Донбассе должен быть подпольным. Хотя… Как утверждают знатоки психологии шахтерского края, если Янукович приметит и заломит шапку перед земляками — многие могут и простить: уж лучше такой кормчий, чем никакого.

 

 

Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов руководит страной не из бункера, и не из "криївки". Брезгуя президентским дворцом на Банковой, Турчинов, будучи спикером парламента, угнездился под куполом Верховной Рады. Однако, в глазах половины избирателей восьми областей он является нелегитимным и.о. президента. Лишь в Николаевской области 55% считает, что Турчинов законно исполняет обязанности главы государства. Где-то рядом Херсонская — 46%. Чуть менее лояльна родная Турчинову Днепропетровщина и скептическая Одесчина. В среднем же за счет всплесков недоверия Донецкой и Луганской областей — 74 и 70% непризнающих легитимность — в восьми областях действующего и.о. президента считает законным 30,3%; незаконным — 50,8%; не определились со своим отношением — 15,1%. Вряд ли все респонденты, отвечавшие на этот вопрос, являются знатоками конституционного права. Можем допустить, что часть опрашиваемых, отвечая на вопрос, выражала свое отношение не к процедуре назначения, а лично к Александру Турчинову. Кто-то — как к правой руке Юлии Тимошенко; кто-то — как к символу "диктатуры БЮТ"; кто-то — как к чужой, не новой, а старой помаранчевой власти. Неоднократно приходилось слышать, что сейчас в Киеве "власть бандеровцев", "власть Майдана", "власть Запада и Центра". Полагаю, многие бы удивились, узнав, что "бандеровцы" Майдана, Запада и Центра эту власть, конечно, считают более легитимной, чем жители исследуемых восьми областей, но вряд ли своей… 

Премьер-министру Арсению Яценюку повезло чуть больше. Законным главой исполнительной власти на Юго-Востоке его считает 33,6%. Наверное, потому, что он больше улыбается, и ему охотнее дают деньги. Точнее, обещают. Твердо на законности Яценюка настаивают жители Николаевщины — 57%; мягко — Херсонщины (49,5%) и Днепропетровщины (47,6%). Требующий диалога киевской власти с собой Донбасс в легитимности Арсению Петровичу категорически отказывает: в Донецкой области его считает законным премьером — 16,6%, а незаконным — 72,1%; в Луганской, соответственно — 16,8 и 70,4%. Может ли быть эффективным диалог, начинаемый словами: "Ты кто такой?!"?

И, вместе с тем, отметим, что в регионах, многие годы проявлявших преданность либо лояльность Виктору Януковичу и Партии регионов, Януковича легитимным президентом считает лишь каждый пятый, а Александра Турчинова и Арсения Яценюка легитимными и.о. президента и и.о. премьера — каждый третий. 

Ни у одного юриста не может вызвать сомнения законность действующей Верховной Рады. Но не все жители Юго-Востока с этим считаются: лишь 42% признает легитимным нынешний парламент. И опять впереди Николаевская, Херсонская и Днепропетровская области: 61,3; 52,9 и 51,2% соответственно. Под сомнение законность ВР ставят, в первую очередь, в Донецкой — 49,5%; Луганской — 46,7%; и Харьковской— 40,8% областях. Похоже, на отношение к законности Рады подействовало отношение к качеству работы нынешнего депутатского корпуса. Очевидно, на эмоциональном уровне не хочется признавать легитимность корыстных сговоров, безответственных голосований, перелетов "тушек" клиньями с запада на восток, а потом — с востока на запад. Действующий парламент не люб избирателю. Причем, как вы сможете убедиться ниже, в любой коалиционной конфигурации. И, тем не менее, на сегодняшний день граждане южных и восточных областей считают Верховную Раду самым легитимным центральным органом власти.

 

 

 

 

Власть и бизнес в Украине традиционно связаны. Так часто бывает в новорожденных государствах — сверстниках новорожденных капиталов. При этом, большой бизнес, заходя во власть, никогда не отказывается от крупных дивидендов. А большой чиновник быстро превращается в крупного бизнесмена. Олигархи — особая каста. Их финансовые, медиа- и политические ресурсы, дополненные сейфовыми соглашениями с властями предержащими (когда в публичных бизнесах содержится непубличная доля политических судьбовершителей) — позволяют не присутствовать формально во власти, но почти всегда иметь на нее влияние. 

Заручившись поддержкой одного или нескольких олигархов, лидеры президентской гонки традиционно обещают с олигархами расправиться. Но победив, обычно находят их полезными. А вот у избирателей осадок остается. И накладывается на массовое восприятие крупных собственников не столько как работодателей, сколько расхитителей народной собственности. В правительстве Януковича официальные миллиардеры получали посты министров и вице-премьеров. В конструкции власти нынешней коалиции некоторым из них отданы, для скрепления и удержания, области. Если Сергей Тарута, при изменчивой поддержке Рината Ахметова, пытается справляться с мятежной Донецкой, то Игорь Коломойский ставит под ружье не только возглавляемую Днепропетровскую, но и вполглаза присматривает за Одесской, Запорожской и Харьковской областями. Зная возможности Коломойского как специалиста по нетрадиционной экстрадиции, целый ряд потенциальных смутьянов в этих регионах, косясь на хозяина "Привата", ведет себя предусмотрительно смирно. Может быть поэтому самая большая поддержка идеи привлечения представителей крупного капитала во власть присуща Днепропетровской и Одесской областям — 40,6 и 40,2%. Против — 35,4 и 29,1% соответственно. А вот половина избирателей Донецкой и Николаевской областей на буржуйских руководителей смотрят с шахтерского и пролетарского высока — 50,2 и 50,9%. Тогда как предприимчивая Одесса с максимальным пониманием относится к предприимчивым чиновникам — 29,1% неприятия крупного бизнеса во власти. При этом заметим, каждый четвертый житель Юго-Востока не определился с отношением к бизнесу во власти: кто-то надеется, что наевшись хищник может стать травоядным, а кто-то — что предприимчивость — это универсальное качество, способное принести не только личную, но и общественную пользу.

Очередная смена власти — а их, смен, в ближайшие годы будет много — опять воскрешает вопрос: "Как поступать с олигархами?". При условно терпимом отношении к присутствию крупного бизнеса во власти, оставить олигархов в покое народ не хочет. Только 4,3% считают, что "государство должно уважать частную собственность и обеспечивать механизмы ее защиты". Это, одно из ключевых требований цивилизованных инвесторов к стране, не распространяется на тех, кто двадцать лет назад был таким же никем, а сегодня стал всем. 24,3% жителей индустриального Юго-Востока — родины большинства олигархов — считают необходимым "национализировать всю собственность, которая принадлежит олигархам". По сути, каждый четвертый. Правда, в Донецке — каждый третий — 38,1%. Аутсайдер "левых" настроений — Харьковская область (15,1%). Недалеко от нее ушла Одесская — 17,8% и Херсонская — 18,6%. 

Самую большую поддержку — 41,2% — получил подход, предусматривающий национализацию "только той собственности, которая была приобретена олигархами незаконно". Такой справедливости хочет практически каждый второй житель Харьковщины и Луганщины — 47,0 и 48,1%. В целом такой подход можно было бы поддержать, если бы не одна загвоздка: коррупционные схемы приватизации узаконены и отточены минимум пятью составами парламента, в котором многие годы заседали лоббистские группы крупных украинских собственников. Отъем и перепродажа премьер-министром "Криворожстали" стала одним из редких исключений в этом правиле.

Такой метод восстановления справедливости, как доплата за по дешевке приобретенные объекты, в Украине широкого применения не получил. Не жаждущих олигархической крови, но справедливости, на Юго-Востоке всего 14,4%. Лишь в 2005–2006 гг. министр обороны, путем проведения справедливой оценки, заставил ряд бизнесменов доплатить около 50 млн долларов за земельные участки и объекты недвижимости в спецфонд Министерства обороны. Теперь недостачу финансирования армии люди восполняют смсками. Вместе с тем, методика доплаты за лакомые куски некогда народного хозяйства широко практиковалась все эти годы. Но подковерно. И не в госкарман. Справедливость своекорыстно восстанавливали получавшие властные кресла вчерашние бизнесмены — доплаты за ГОКи, скважины, энергогенерацию — происходили без нарушения сна сотрудников Казначейства. 

Который год актуальна идея амнистии теневого капитала. Но непопулярна. Всего — 5,5%. Самая милосердная — Николаевщина — 11,9%. Самая категоричная — Запорожчина — 1,7%. То ли люди не верят в готовность крупного бизнеса с дня "Ч" начать жить по-новому, то ли не верят, что олигархи поверят власти. А ведь амнистия действительно предполагает доверие к государству, поскольку объявлять ее без заполнения нулевой, стартовой декларации — бессмысленно. А делиться секретами с властью, способной завтра поменять правила игры, тоже бессмысленно.

Однако, следует признать ряд вещей: большинство олигархов заинтересовано в сохранении независимости и целостности Украины как рынка, как защиты, как пастбища; многие надеются небескорыстно помочь Родине и некоторые помогают; в парламентско-президентской республике влияние крупного капитала на политику государства несомненно возрастет. Капля камень точит: еще одна-две президентские полукаденции и украинский крупный бизнес окончательно утвердится в догадке, что оцивилизовывание страны, и, как следствие, повышение капитализации бизнеса, принесет дохода больше, нежели любая стремная схема.

 

 

Ответственность за жертвы, по мнению опрошенных, несут обе стороны. Вину за кровь респонденты возлагают и на победивших (лидеры оппозиции — 37,5%, протестующие — 10,3%), и на проигравших (Виктор Янукович — 45,1%, Партия регионов — 17,2%). Больше всего экс-гаранта склонны винить на Херсонщине и Николаевщине, меньше всего — на Донбассе. Прогнозируемо. "Руку Запада" в происшедшем видят 18,4%, "руку Москвы" — лишь 4,8%. Обращает внимание, что вина политиков видится более очевидной, чем вина непосредственных участников столкновений. "Беркут", ВВ и прочих силовиков считают ответственными за кровь только 8,2% (в Донецкой области — 3%), о вине протестующих — смотри выше. 64,7% согласились, что люди в погонах лишь исполняли приказы, ответственность за которые должны нести те, кто их отдавал. Это мнение разделяет более половины опрошенных во всех восьми регионах. Наиболее популярно оно, естественно, в Донецкой области — 73%. Но при этом обратим внимание, что оно одинаково популярно в относительно полярных регионах, например, на Луганщине и на Херсонщине. В обоих случаях — по 66,3%. Только 21% считает, что силовики сознательно исполняли заведомо преступные приказы, а потому также ответственны за жертвы. Крайне непопулярна такая точка зрения на Донетчине (12,4%), относительно популярна в Николаевской (30,5%) и Одесской (29,6%) областях. 

Вина Януковича или "тройки" в кровопролитии, по мнению жителей восьми регионов, выше, чем тех, кто выпускал и "ловил" пули. И наверняка это мнение справедливо. Ответственность тех, кто отдавал приказы, выше, чем тех, кто их исполнял. Наверное, и это правильно. 

В связи с этим позволим себе небольшое отступление. "Праведный" гнев по поводу действий днепропетровских десантников на территории Донбасса в рамках антитеррористической операции Турчинов должен изливать, в первую очередь, на и.о. главковерха. То есть — на себя. Да, унизительно смотреть, как те, кто должен считаться элитой армии, безропотно сдают противнику бронетехнику, дают себя обезоружить. Кто ж виноват, что главный командир страны не служил даже срочную. И не знает, что не бывает плохих солдат, бывают только бездарные командиры. На всех уровнях. 

Никого не оправдываем. Однако не "десанты" из Днепра "сдали" группировку в Крыму. Но "десанты" из Днепра знают, что тех сдали. И не были уверены, что так же не сдадут их. Вопрос, способны ли парни-срочники убивать врагов. Не праздный, кстати, вопрос. Но они явно не готовы убивать гражданских. И возникает другой непраздный вопрос: какого черта тяжелую бронетехнику перли в населенные пункты, где она легко блокировалась "цивильными"? И почему у военных не было четких инструкций, как быть, если их блокируют невооруженные люди? Говорить о расформировании целой части, где далеко не все показали себя трусами? Говорить о предательстве после Крыма? Обещать отдать под суд? Кого? Тех, кто отдавал приказы? Или тех, кто их выполнял? И какие приказы? Один командир вынул гранату и вывел колонну. Другой приказал сдать ему бойки и сдал бронетехнику. Будем судить всех одинаково? Или начнем с самого верха? 

Но вернемся к опросу. Жители Юго-Востока в массе своей против стрельбы и возможных жертв.

Доказательство — неприятие применения оружия на Майдане. 68,5% считает неоправданным его применение силовиками (оправданным — только 21,5%). Более или менее массово такой точки зрения придерживаются, пожалуй, только три области (Донецкая — 35,1%, Луганская — 28,3% и Харьковская — 27,2%). Но и в этих регионах против стрельбы выступили более половины населения (53,7%, 54,3% и 66,3%, соответственно). И это при том, что на Донбассе, как мы уже указывали, весьма популярным было желание разогнать Майдан силой. Вопрос, что они в таком случае понимают под силой? 

Еще более однозначным выглядит отношение к применению оружия протестующими. 84,2% на Юго-Востоке против. Оправдывает митингующих только 7,5% (Донецкая область — 3%, Херсонская —14,6%). Нет войне, нет жертвам. Справедливо. Понятно, почему граждане в некоторых восточных регионах с таким миролюбием относятся к вооруженным людям в админзданиях в своих городах. Непонятно только, что в таких "миролюбивых" регионах делают люди с оружием? Или это не жители этих регионов? А если речь идет о чужаках, то зачем их пустили к себе люди, столь сильно не желающие войны?

Как вы оцениваете События на Майдане прошлой зимой 

Отношение к прошлому — хороший тест на адекватность восприятия настоящего. А еще неплохой инструмент прогнозирования безоблачности нашего общего будущего. 

Оценка жителями Юго-Востока происходившего на Майдане по-своему симптоматична. И в целом прогнозируема. Логично было предположить, что в этих регионах самым популярным вариантом оценки драматических событий в столице зимой 2013/14-го будет "вооруженный государственный переворот" — 46%. И то, что максимальное количество сторонников эта версия получит в Донецкой (70,5%) и Луганской (61,3%) областях. Можно было допустить и то, что количество воспринявших Евромайдан как "протест граждан против коррупции и произвола диктатуры" будет сопоставимым — 41,7%. Мнения ожидаемо разделились. Примечательно, что число тех, кто не определился либо отказался отвечать, относительно невелико. Население в массе своей сформировало свое отношение к случившемуся. 

Несколько удивили некоторые детали. В Одесской области (которую многие характеризуют как политически равнодушную и если не откровенно пророссийскую, то уж точно не прозападную) процент оценивших события в Киеве как протест (50,1%) выше, чем, скажем, в Запорожской (43,7%), демонстрировавшей во время Майдана большую активность. Обращает на себя внимание еще одна деталь. Вопреки ожиданиям, в одном из базовых регионов свергнутой власти, на Харьковщине, киевский Майдан оценивали как протест чаще (47,5%), чем как переворот (42,6%). Данные, полученные в этих двух областях, явно требуют дополнительного осмысления. В особенности теми, кто поспешил повесить на данные регионы ярлыки.

Особая статья — Юг. В Николаевской и Херсонской областях отнеслись к событиям Евромайдана как к гражданскому протесту ощутимое большинство — 60,3% и 61,9%, соответственно. Эти края, в последнее время незаслуженно обделенные вниманием политиков и медиа, благодаря данному исследованию мы можем "открыть" для себя заново. Как более проукраинские, чем ожидалось, и более самобытные, чем думалось. В чем секрет? Отвечать спецам. Но можно предположить, что своеобразная "недооцененность" данных регионов позволила его жителям сформировать более трезвый взгляд на вещи. Относительная невостребованность большой политикой выходцев местных элит, невнимание к "маленькому югу" со стороны пропагандистов, более активно "работавших" в соседних областях, помогла сохранить, возможно, большую объективность в оценках. Николаевщина и Херсонщина обычно в сводках, исследованиях и прогнозах шли "через запятую". Сегодня они заслуживают восклицательного знака. Как шутил наш коллега из Николаева, "не называйте нас Юго-Востоком. Мы себя считаем Юго-Западом".

На наш взгляд, жители этих областей, которые меньше всего кричали о том, что "их не слышат" (хотя имели не меньше прав на это), продемонстрировали бОльшую готовность слышать, смотреть и думать.

Должен ли был Янукович разогнать Майдан силой? 

Особенно трогательно, что взвешенных решений от новой власти часто требуют те, кто требовал жесткости по отношению к ней, когда она была в оппозиции. Данное исследование отчетливо демонстрирует, сколь сильно (что вполне естественно) пугают Юго-Восток (и в первую очередь — Донбасс) внешнее вторжение, гражданская война и вообще любой силовой сценарий. Но при этом именно на Донбассе популярно мнение, что Янукович должен был разогнать Майдан силой. Так считает почти половина опрошенных жителей Донецкой области (48%, причем 31,7% безусловно). Несогласных с подобной постановкой вопроса, впрочем, тоже немало — 35,2%, из них 19,6% выступили против силового разгона категорически). На Луганщине цифры схожие: 45,9% — за разгон (25,1% категорически), против — 34,5% (22,1% против безусловно). Почему? Пропаганда? Боязнь пресловутых "бандер"? Подсознательная тяга к сильной руке? Пусть разбираются знатоки. Благо, есть с чем. Тезис "Восток уважает силу" общеизвестен. Неизвестно другое: вообще или только по отношению к другим?

Самые миролюбивые области? Южане. При этом не вполне пацифистской, на удивление, оказалась, например, Херсонщина. 25% там высказались за разгон (14,9% — безапелляционно). Для сравнения: в Николаевской — 15,2% (10,2%), Одесской — 20,5 % (10,6%), Запорожской — 22,8% (11,9%), Днепропетровской — 21,5% (13,1%). Отчего так? 

Возможно, потому что именно в этом регионе жесткость по отношению к местному майдану была щадящей по сравнению с соседями. Как бы там ни было, на Херсонщине неприемлемым разгон Майдана посчитали более половины — 50,7% (37,6% категорически). Примечательно, что сторонников жесткости больше, чем миротворцев, только в Донбассе. К примеру, в Харьковской области за возможное применение силы высказались 35,4% (21% однозначно), против — 48,2% (32,9% категорически). Одно замечание. В Харькове, где большинство населения вряд ли можно считать симпатиками новой власти, после победы Майдана неожиданно массово выступили против съезда депутатов Юго-Востока, который мог стать отправной точкой организованного сепаратистского движения. Некоторые харьковчане объяснили этот порыв неожиданно: их земляки не хотели переноса боевых действий на свою территорию. Независимо от того, кто принесет на их землю войну — заезжие "бандеры" или "свои" сепаратисты. Миролюбие — все еще наша отличительная черта?

Может быть, но одна деталь смущает. Во всех областях Юго-Востока безусловных сторонников возможного разгона Майдана оказалось больше, чем сторонников относительных. Что, возможно, свидетельствует о повышении градуса радикализма. И еще одно: тех, кто не определился со своим отношением к такому скользкому вопросу, как применение властью силы на Майдане, оказалось не так уж и много — 15,5%. Можно ли это считать доказательством деления общества на "ястребов" и "голубей"? Косвенным — очевидно, да.

Любопытно: считающие, что бывший главковерх был недостаточно жесток с протестующими, были бы готовы взять на себя ответственность за возможные (неминуемые) массовые жертвы? Хотите версию ответа — посмотрите ответы на предыдущий вопрос. 

 

 

Если маленького комара рассматривать под микроскопом, он покажется чудовищем. И Юго-Восток рассматривал — "Правый сектор". Благо было кому настраивать микроскоп: на Юго-Востоке, как известно, в приоритете был шарахавшийся от Левочкина к Фирташу "Интер" и стабильно "правдивые" российские телеканалы. Понятно, что никаких фантазийных версий на счет "ПС" народ не оценил: 59% жителей Юго-Востока не согласны с тем, что "ПС" — рожденный революцией миф. Даже несмотря, на февральские заявления его лидера Дмитрия Яроша о наличии у его формирования всего-то 200 штыков. Причем тенденция во всех исследуемых областях одинакова. Вероятно, потому, что для Юго-Востока вполне реальными стали: радикал с автоматом, совершивший государственный переворот; националист, собирающий армию ехать на восток наводить порядок; Сашко Белый — герой для своих, и не контролируемый никем бандит-рэкетир для тех, кто перед телевизором… 

Вызовы и смыслы свершившейся революции померкли перед новым и чуждым для многих образом. Перед оставшейся вооруженной до зубов командой Дмитрия Яроша. Причем даже у тех граждан, которые приняли Майдан. Не говоря уже о Юго-Востоке, не сдерживающем крепких слов, заглушающих голос диктора. Кстати, military style все постреволюционные месяцы достаточно технологично эксплуатировался самим Ярошем. (Внушительный арсенал оружия, оставленный его командой в гостинице "Днепр" — тому подтверждение). И, что немаловажно в нынешней ситуации, он же эксплуатируется Россией, удобно пользующей страшных "бандеровцев" на пути к своей имперской мечте. 

В результате, взгляд на "Правый сектор" напуганного и обвиненного во всех грехах Юго-Востока — родителя Януковича, оказался достаточно предсказуем. Так, 52,9 % граждан сочли его "крупным военным формированием, пользующимся влиянием во власти и представляющим угрозу гражданам и целостности страны". Особо четко вырисовался образ врага в Донецкой (73%) и Луганской (72%) областях. Но интересно, что в тоже время 52,7% жителей Юго-Востока согласились с тем, что "ПС" — это "одна из десятков маргинальных групп, не имеющая веса и реального влияния во власти, но подлежащая разоружению". Однако большой процент граждан так и не понял, что он увидел в микроскоп, равно как и через линзу TV-экрана. 25% вообще не ориентируются в том, кто такой "ПС" и что ему, собственно, нужно (в графе "затрудняюсь сказать" отметился каждый четвертый). 

Показателен и тот факт, что подавляющее большинство граждан, населяющих Юго-Восток, не видит в парнях из "ПС" провокаторов, действующих в интересах России. 54,8 % не согласны с такой постановкой вопроса. По-видимому, сохраняя лояльность к России. Хотя цепочка действий "ПС" и ее лидера неоднократно на сие обстоятельство намекала: тайная встреча Яроша с Януковичем в день смертей, о которой — молчок, пока СМИ не рассекретили; штурм ВР; рейды бойцов в регионах с автоматами наперевес, как своевременный повод для сердобольного соседа рассказать миру о бесчинствующих в Украине "бандеравцах", TV-анонсы марш-бросков на Донбасс, подливающее масло в огонь… И в этой истории не важно — купили "Правый сектор", использовали et cetera. Важно то, почему он подыгрывал. Эти вопросы к "ПС", как и многие другие, остаются открытыми. Поставлены же они уже не столько перед организацией, у которой, несомненно, есть революционные заслуги, сколько перед партией, которую, кстати, признали как партию националистического толка 47,1 % жителей Юго-Востока. 

 

 

Обсуждение

Алекс | 2014-04-20 18:33:39
Бред. Легитимность власти пришедшей к руководству страны может быть основана только на её выборности народом, причем подавляющим большинством. Но никак не результатом вооруженного противостояния. а уж тем более ни одна зарубежная держава не вправе вместо народа страны, оценивать и признавать её легитимность. Напротив эти самые державы не имеют права признать власть легитимной до тех пор пока её не признает весь народ страны её избравшей.
Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.