14:30
8082
0
18.08.2017

Рашн стайл. Антикоррупционеров преследуют "по-новому"

Алексей Братущак, Украинская Правда

"Утверждение в качестве своего рода национальной идеи нетерпимости к коррупции", - обещал в своей предвыборной программе "Жить по-новому" Петр Порошенко.

Первые три года Порошенко на посту продемонстрировали совершенно противоположную идею, которую утверждает власть. Нетерпимость у власти вызывает не коррупция, а те, кто указывает на коррупционеров.

При этом использование силовиков и медиа ресурсов для дискредитации борцов с коррупцией напоминают механизмы, которые практикуются Кремлем.

Атака на Шабунина

Утром в среду под зданием Днепровского управления полиции в Киеве аншлаг журналистов. Кажется, телекамер больше, чем собиралось во времена Януковича, когда Юрия Луценко начали вызывать в милицию.

Резонанс вызвало анонсированное вручение подозрения голове Центра противодействия коррупции Виталию Шабунину. В ГПК утверждали, что следователи инкриминируют Шабунину умышленное причинение журналисту телесных повреждений средней тяжести. По этой статье предусмотрена ответственность до 5 лет лишения свободы.

Инцидент произошел 8 июня 2017. Во время очередной встречи с Всеволодом Филимоненко, который называет себя журналистом, и долгое время преследовал Шабунина, его семью и коллег, председатель ГПК ударил того в лицо.

"Я действительно ударил человека, но он не журналист, и я сомневаюсь, что было повреждение средней тяжести", - говорит Шабунин журналистам перед входом в здание полиции.

Из полиции Шабунин выходит с огромной улыбкой. Рассматривается по сторонам, видит знакомых, которые пришли поддержать его. Некоторые – с открыткой "Петя! Это перебор".

"Вот так, вжух, - и потерпевший уже не журналист. И теперь мне грозит не 5, а только 3 года тюрьмы", - делится новостью Шабунин, только выйдя из полиции.

Позже прокуратура Киева объяснила, почему в последнюю ночь изменили статью в подозрении Шабунина.

Вместо насилия в отношении журналиста голове ГПК инкриминировали первую часть 122-й статьи Уголовного кодекса - умышленное нанесение телесных повреждений средней тяжести, которая предусматривает до 3 лет тюрьмы. Якобы это произошло после обращения в полицию представителей СМИ и общественности. В этих обращениях неназванные лица указали на несоответствие потерпевшего статуса журналиста.

"Украинская правда" обратились в полицию с просьбой дать комментарий по этому делу О.Чеберяка. На момент публикации этой статьи ответа так и нет.

Кто же на самом деле такой господин Филимоненко, которого вроде бы так тяжело избил Шабунин?

Эксперт Антикоррупционной группы РПР Александр Леменов вспомнил, что лично знает Филимоненко еще со времен работы в Луганской ячейке движения "Честно". Из "Честно" его исключили за вымогательство денег у одного из кандидатов в народные депутаты, написал Леменов.

А нардеп Мустафа Найем сравнил Филимоненко с "веселым персонажем", который в 2012-м преследовал Арсения Яценюка с морковью.

Сам Шабунин называет Филимоненко провокатором.

"Он, манипулируя смертью людей в АТО, довел до истерики членов моей команды. И за это я его ударил", - пояснил Шабунин.

Уже после обеда Днепровский райсуд Киева рассмотрел вопрос о мере пресечения Шабунину. Адвокаты отметили несоответствия в материалах дела.

На видео видно, что удар Филимоненко Шабунин нанес в правую часть лица. По подозрению указывается - "в левую", что "повлекло длительное расстройство здоровья в виде закрытой травмы лица, а именно, вдавленного перелома передней стойки левой гайморовой пазухи и синяка в левой скуло-щечной области".

Адвокаты напоминают, что после полученного удара пострадавший час бегал за Шабуниным, фыркал в него газовым баллончиком и отказался от госпитализации первой каретой "скорой". Вторая карета "скорой" доставила провокатора в больницу, но там повреждений также не обнаружили. И только в третий раз, после 12:00 после инцидента Филимоненко госпитализировали. А собственно "повреждения" обнаружили через 12 дней после госпитализации.

Прокурор общения с журналистами избежал.

Обвинение просило суд определить меру пресечения в виде личного обязательства. Судья удовлетворил ходатайство частично. Решил не ограничивать выезд за пределы Киева, потому Шабунин проживает за городом. Зато активист должен сообщать об изменении места жительства и места работы.

Уже после суда Шабунин в интервью телеканалу "Zik" спрогнозировал, что судимость ему таки "сделают".

В разговоре с Украинской правдой Шабунин утверждает, что история с избиением Филимоненко - это часть большой компании против ГПК.

"Именно Филимоненко координируется СБУ. Он распоряжался информацией, которой нет ни у кого, кроме СБУ. Например, когда он издевался над Устиновой, встретив ее в аэропорту, он там был в 6:30. У нее был косвенный перелет. Никто, кроме конторы, слить эту информацию не мог ", - рассказал Шабунин.

Также Шабунин убежден, что в истории с дискредитацией ГПК присутствует и Порошенко. Потому что президент - единственный, кто может давать указания СБУ.

"Не я проблема для Порошенко. Проблема - антикоррупционные реформы, которые мы защищаем", - заключает активист.

Публично Петр Порошенко никак не отреагировал на преследование ГПК.

Зато некоторые СМИ и провластные авторы в соцсетях распространяют тезис, что дело Шабунина нужно оценивать, абстрагировавшись от фамилий, мол: «Ударил - должен отвечать".

Подобный подход не разделяет председатель парламентского комитета по вопросам свободы слова Виктория Сюмар. Как оказалось, ее взгляды на дело Шабунина расходятся с позицией соратника по "Народному фронту" - Министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

"Пришивание дел" под такими вот спровоцированными предлогами - это грабли, топтаться на которых - тупость ", - написала Сюмар на своей странице в ФБ.

"Раз он «санитар» - тогда может лупить по любой наглой роже! Что же раньше-то не объяснили", - прокомментировал Аваков.

Не все журналисты одинаковы

Быстрое продвижение правоохранителями дела Шабунина выглядит показательно на фоне других нарушений против известных журналистов-расследователей. Когда давление и побои испытывают те, кто проводит антикоррупционные расследования, следователи не проявляют большого желания расследовать дело.

На это сетует журналистка журнала "Новое время" Кристина Бердинских.

В феврале 2016-го она получила sms с угрозой: "Еще один выс * р в журнальчиках в Киевгаз, и твой памятник будет стоять рядом с памятником Гонгадзе".

Незадолго до этого Бердинских опубликовала материал о экс-регионала Юрия Бойко. В статье упоминался его зять, который в то время шестой год подряд возглавлял правление "Киевгаза".

"Более чем за год полиция допросила только меня. Я была поражена, что даже зятя Бойко, которого я подозревала, а не допросили. Зато в полиции мне предложили написать заявление о закрытии дела. Я отказалась", - рассказала "Украинской правде" журналистка.

Сравнить работу следователей по делу Шабунина и по делу избиения журналистов призывают авторы проекта "Bihus.info".

Два года назад на Надежду Бурдей и Михаила Шелеста, журналистов программы антикоррупционных расследований "Наши деньги", напал зять экс-заместителя Авакова.

"Два года следователи собирают доказательства, чтобы доказать, что нападающий, который зафиксирован на видео, действительно препятствовал нашей профессиональной деятельности. И два года выясняют, действительно ли мы журналисты", - пишут авторы проекта.

В среду по этому делу состоялось судебное заседание. По просьбе защиты нападающего заседание перенесли на 3 октября.

В октябре 2015 года сотрудники СБУ совершили нападение на журналистов программы "Схемы: коррупция в деталях". Подтверждением этого является видео.

Несмотря на это, следователи уже четыре раза закрывали расследование. И только через суд журналисты добивались того, чтобы военная прокуратура возобновляла расследование, рассказал "Украинской правде" журналист Михаил Ткач.

На этом примере он делает вывод, что система своих не сдает.

"Власть прилагает все больше усилий, чтобы все наконец поняли: в Украине можно безнаказанно бить и убивать журналистов, а вот безнаказанно критиковать власть - нет", - заключает журналист.

Кому мешают жить "хомячки"?

Вскоре после последней пресс-конференции Петра Порошенко состоялась его встреча с тремя журналистами. Дмитрий Гнап, Михаил Ткач и Севгиль Мусаева пришли на Банковую поговорить о расследовании убийства Шеремета.

На днях Гнап вспомнил, как во время этой встречи Порошенко называл украинских борцов с коррупцией. Журналист привел отрывок разговора с президентом.

- А что не так, Дмитрий, в борьбе с коррупцией? - спросил Порошенко Гнапа. - Что тебе не нравится? Мы запустили электронное декларирование!

- Это действительно замечательный результат, но работники СБУ и часть прокуроров уже выведены из-под его действия.

- Потому что закон об электронном декларировании надо было менять, - ответил эмоционально Порошенко. - Его написали иностранцы вместе с нашими хомячками. Иностранцы поехали, а эти хомячки остались!

- Простите, - говорю. - Это кого вы имеете в виду под "хомячками"?

- Не важно ... - вдруг запнулся президент, переведя разговор на другое.

Разговор происходил без диктофонов, поэтому его записи не существует. Зато Михаил Ткач подтвердил "Украинской правде", что разговор о "хомячках" имел место.

На встрече также присутствовал пресс-секретарь президента Святослав Цеголко. Просьба прокомментировать этот разговор он оставил без реакции.

Дмитрий Гнап предполагает, что именно из-за такого негативно-пренебрежительного отношения Порошенко к борцам с коррупцией и происходит травля и преследование активистов и журналистов.

"Не то, чтобы Порошенко говорил" разберитесь с ними". Он мог просто говорить: "Они отбросы, вот хорошо бы, чтобы им закрыли глотки", - наверное, так говорил Порошенко. А подчиненные понимают шефа по-своему. Как это бывает, мы это слышали на пленках Мельниченко", - считает Гнап.

Журналист рассказывает, что у Порошенко есть ситуативный кабинет советников, которые регулярно собираются и нарабатывают стратегию информационной защиты и контрнаступления. В этот кабинет, по словам Гнапа, входят в 10 человек, в том числе, Олег Медведев, Юрий Стець, Игорь Гринев, Виктор Уколов и еще два человека, которые когда-то работали в СДПУ (о).

"Это они плодят различные месседжи, нарабатывают информационное уничтожение оппонентов, усиление рейтингов президента", - говорит Гнап.

"В подобных совещаниях я не участвую и не буду. И убежден, что таких совещаний, по крайней мере, за последние 3 месяца, не было. И не думаю, что они будут. Это невозможно", - сказал о существовании упомянутого "ситуативного кабинета" Юрий Стець .

Виктор Уколов не захотел разговаривать с "Украинской правдой" и забанил автора в ФБ.

Год назад автор имел разговор с одним из тех, чью фамилию озвучил Гнап. Тогда этот человек возражал направленной кампании по дискредитации журналистов и активистов. "Мы этого точно не делаем. Возможно, это аваковские, за них не могу ручаться", - убеждал он.

Близкий к Авакову Антон Геращенко ответил, что у министра внутренних дел нет людей, которые занимаются дискредитацией журналистов и борцов с коррупцией. "Полный бред", - сказал Геращенко "Украинской правде".

Кто именно может быть координатором преследования активистов и журналистов - не так уж и важно, считает нардеп Мустафа Найем. По его мнению, любой, кто имеет влияние на силовой орган, имеет возможность заказать преследования.

Но так или иначе, все сходится на президенте.

"Президент является человеком, который отвечает за работу ГПУ, СБУ и разведки. И именно эти органы причастны к преследованиям", - говорит Найем.

Российские лекала                             

Журналист Дмитрий Гнап указывает на системную работу против антикоррупционеров, которые стали главными врагами власти. В единую картину он сводит как историю с преследованием Шабунина и ГПК, так и проблемы журналистов-расследователей.

В этом же контексте он вспоминает лишения гражданства Саакашвили, уголовные производства против Каська и Сакварелидзе, обыски у Марушевского, а также внесение изменений в закон об электронном декларировании.

Последняя история с е-декларированием - наиболее показательно демонстрирует роль Порошенко.

"Все понимали, что это месть активистам и журналистам (речь идет о законодательном требовании декларировать доходы - УП). В кабинете президента состоялось обсуждение, где Порошенко донесли, что нужно этот закон вносить, - рассказывает Найем. - Он не захотел делать это своими руками. Но при этом имел ресурсы остановить эту историю. Порошенко делает вид, что это не он, а потом все равно ставит точку (то есть подписывает закон вместо того, чтобы наложить вето, - УП)".

Председателю антикоррупционного парламентского комитета Егору Соболеву борьба с активистами и журналистами напоминает российскую технологию уничтожения институтов. В лице Порошенко он видит воплотителя кремлевской технологии: публично говорить правильно и красиво о борьбе с коррупцией - вместо делать все совершенно наоборот.

И борьба власти с гражданским обществом играет на руку Москве.

"Подрывая доверие к украинскому гражданскому обществу, Кремль расправляется со своим главным врагом. Евромайдан, добробаты, волонтеры - это все проявления украинского гражданского общества, которые являются нашим феноменом. Кремлю выгодно, когда самые активные украинские граждане оказываются под давлением украинского государства", - говорит Соболев.

Об ударе по государству и институтах говорит и Найем. И также вспоминает украинского президента.

"Если бы Порошенко вызвал к себе генпрокурора, председателя Нацполиции, председателя СБУ и сказал: уберите прочь руки от этих институтов, если увижу преследования - уволю. Вот тогда я буду знать, что это мой президент. А сейчас он президент тех мошенников, которые насилуют общество », - сетует нардеп.

P.S. Редакция в который раз обращается к Петру Порошенко спросьбой дать "Украинской правде" расширенное интервью. В частности, и по освещенной в статье теме.

 

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.