07:26
12588
0
28.07.2016

Полтора года Николаевской области в Prozorro: цифры, ожидания и реальность

Андрей Попов

За 16 месяцев работы Николаевской области на площадках электронной системы Prozorro общая экономия бюджетных средств превысила 30 миллионов (31,3 млн. по состоянию на 27 июля, здесь и далее все данные приводятся на день написания статьи, — прим.автора).

В ближайшие дни эти цифры будут растиражированы в отчетах чиновниках и заголовках СМИ. Все же внедрение Prozorro – один из немногих успешно работающих примеров украинских реформ, да еще и заслуживших международное признание.

Как отработала Николаевская область на электронных торгах, кто в реальности выигрывает от внедрения системы Prozorro, чего стоит и чего не следует ожидать населению и местному бизнесу от внедрения тотальной prozorrо-чности с 1 августа?

ЦИФРЫ

Прежде всего, нужно отдать должное разработчикам, создавшим действительно уникальный и открытый для всех аналитический блок системы госзакупок. Все данные взяты оттуда.

Итак, за 16 месяцев работы 335 распорядителей бюджетных средств и госпредприятий Николаевской области на площадках Prozorro провели 5,27 тыс. тендеров на общую сумму 499,26 млн.грн.

Экономия закупок в сравнении с запланированными суммами составила, как уже было сказано, 31,3 млн.грн. Средний процент снижения цены в ходе торгов – 17,8%.

Подробнее об экономии – чуть позже, вначале упомянем три других показателя, на взгляд многих экспертов, включая самих создателей Prozorro, самых важных:

среднее количество предложений на торги 2,77, при этом 28% тендеров прошли с одним участником. Завершена закупка только по 51,78% тендеров.

Понятно, что чем больше участников подает свои предложения на торги, тем выше шансы добиться реальной конкуренции и тем эффективнее используются бюджетные денежки.

По словам экспертов по госзакупкам, кстати, это примерно такое же количество, как и на электронных площадках по госзакупкам в России и Грузии.

Для того, чтобы оценить переход на электронные закупки с традиционной до последнего времени модели с публикацией в «Віснике державних закупівель» и на сайте Минэкономики, сравним с результатами госзакупок в Николаевской области в прошлом году. Как сообщало InsheTV, за 2015 год бюджетными организациями и коммунальными предприятиями было заключено договоров на закупку товаров, работ и услуг на общую сумму 1262,2 млн.грн. Среднее количество участников открытых торгов – 3,3.

По участникам, как мы видим, Prozorro пока не догнал «обычные» госзакупки, несмотря на довольно активную агитацию. По сумме результат не плох, но тут нужно учесть одно обстоятельство: 1,2 млрд – это сумма только тех распорядителей, который подчиняются или отчитываются перед облгосадминстрацией. А в 499 млн.грн., прошедших через Prozorro – львиная доля приходится на Южно-Украинскую АЭС, николаевские порты и «Дельта-лоцман», службу занятости, «Николаевоблэнерго» и Николаевскую дирекцию УДППЗ Укрпошта.

А вот бюджетные учреждения и коммунальные предприятия николаевского подчинения пользовались модной новинкой с гораздо меньшей охотой. Заметно преобладание среди них медицинских учреждений, причем как областных, так и городских больниц.

Отдельно отметим, что в сравнении с другими регионами Украины по количеству тендеров и запланированной на них сумме закупок Николаевщина находится сегодня на вполне благопристойном месте, входя в первую десятку.

Разумеется, только совпадением можно объяснить тот факт, что после ухода из Николаевской облгосадминистрации Вадима Мерикова и Николая Романчука, плановая сумма тендеров выросла вдвое: со 107 млн.грн. в июне до 201 млн.грн. в июле этого года.

Безусловно, оценивая результаты работы в Prozorro с апреля прошлого года до июля этого, нужно помнить, что в большинстве случаев речь шла о т.н. допороговых закупках на сумму меньше 200 тысяч для товаров и услуг.

Возможно, поэтому в структуре закупок лидерами стали офисная и компьютерная техника (14,8%), медоборудование и фармацевтические препараты (12,2%), продукты и питания и напитки (11,6%).

ДЕШЕВЛЕ ЗНАЧИТ ЛУЧШЕ?

Увы, но все эти, как и многие цифры, которые можно вытащить из аналитического хаба Prozorro, не дают ответа на главный вопрос: увеличивает ли новая система эффективность использования бюджетных средств.

Даже если эффективность понимать только как уменьшение бюджетных затрат, достоверного на все 100% ответа мы не получим.

Настойчиво навязываемый шаблон ответа – указываемая экономия бюджетных средств, грешит лицемерием. Какая-то экономия, конечно, имеется, но какая именно? Фактически сегодня распорядители сплошь и рядом рисуют запланированную сумму закупки, исходя из собственных представлений, зачастую – ради того, чтобы получить желаемую галочку в отчетах. Да, в будущем это будет проверяться, и придется понести за такие действия ответственность. Когда-нибудь, наверное.

Поэтому показатели экономии в победных реляциях чиновников об освоении Prozorro вызывают в памяти старый болгарский анекдот: «Папа, я сегодня сэкономил два лева, я бежал в школу за трамваем! – Дурень, бежал бы за такси, сэкономил бы 20».

Пока что можно с уверенностью говорить лишь о том, что Prozorro успешно реализует принцип «все видят всё». Вся информация о торгах доступна и конкурентам, и общественным активистам, и журналистам, высоки шансы, что любую махинацию чиновников можно вскрыть.

Насколько велик эффект для бюджета, сегодня утверждать сложно. Инфляционный скачок и галопирующий рост цен привел к тому, что сравнивать затраты по любой позиции сегодня и два года назад – бессмысленно. А продолжающееся «перетрахивание», говоря языком северного соседа, большинства бюджетных отраслей скоро сделает несопоставимой и саму структуру расходов.

УЛОВКИ

Уже сегодня очевидны приемы, которые используются для сохранения системы откатов в госзакупках в условиях электронных торгов.

Прежде всего, это игра на технических условиях закупки. К ним относится чаще всего, формально запрещенное преимущество для отдельного участника. Самый простой случай: указание конкретной марки изделия, как это произошло в недавнем скандале с закупкой кондиционеров николаевским департаментом образования. Чуть более изящный прием: описание технических условий таким образом, чтобы им отвечал один-единственный участник. При хорошем навыке вполне выполнимая задача. Например, подсолнечное масло поставляется в бутылках самого разного объема, укажите точный объем бутылки в условиях тендера, и вашему дружественному поставщику, имеющему контракты с определенным производителем, будет намного проще выиграть тендер.

Правда, на технических условиях может играть и другая сторона, если организатор торга не достаточно подробно описывает желаемый товар. Например, в Николаевской области один из тендеров школ-интернатов выиграл поставщик, который по умолчанию предложил самую низкую цену за молоко, расфасованное в целлофановые пакеты, тогда как покупатель рассчитывал на бутылки и т.д.

Уже известны примеры, когда в тендере используются приемы аукционной игры. Например, в ходе торгов подставной участник резко опускает цену ниже себестоимости. Все «лишние» конкуренты тут же отсеиваются, а победитель отказывается заключать контракт, и в результате заказ получает правильная фирма, чье предложение «совершенно случайно» заняло второе место.

Распространены случаи, когда фирма-победитель, после победы за счет предложения цены ниже рыночной, при заключении договора пользуется правом на повышение цены на 10%.

Еще одна уловка является старым изобретением, но в условиях Prozorro особенно удачно отсекает всех нежелательных участников: маскировка закупки. В самом громком скандале этого месяца — с покупкой швабр для онкодиспансера, маскировка была двойной: через запутанное описание предмета покупки, так и за счет отнесения его в раздел текстильной продукции, который вряд ли мониторили поставщики моющих средств.

Сегодня мы имеем парадоксальный эффект: открытость и прозрачность Prozorro становится его слабым местом, зачастую выявленные факты махинаций при госзакупках используют для атаки не на чиновников-казнокрадов, а на саму систему, позволившую их обнаружить. При этом зачастую для разоблачения используются не вполне честные приемы, как, например, сравнение цены на мороженную рыбу на оптовом складе на дату написания статьи, и цену в тендере, куда входит и доставка в несколько сельских сел на большом расстоянии друг от друга, к тому же небольшими партиями на протяжении всего года.

НАДЕЖДЫ И РАЗОЧАРОВАНИЯ БИЗНЕСА

Но необходимо признать, что для реального перелома в системе госзакупок одних общественных активистов и журналистов мало. Нужно, чтобы в Prozorro и реальную конкуренцию на этом рынке поверил малый и средний бизнес. Чем больше участников – тем выше конкуренция, ниже цены и больше шансы скандала в случае махинаций. С учетом количества участников – 2,7 на один тендер – эта цель пока не достигнута. Почему?

Казалось бы, гигантский рынок госзакупок не может не привлекать бизнес, да еще в условиях нынешнего крзиса и падения покупательского спроса на всех других рынках.

Позицию среднего бизнеса на одном из круглых столов высказал Вячеслав Симченко, директор НТРЗ, который считает, что его предприятию неинтересно участие в допороговых закупках, поскольку заказы здесь слишком малы, чтобы представлять коммерческий интерес.

В тоже время для частных предпринимателей проблемой является размер обязательного взноса в 170 грн. за подачу своей заявки на тендер.

— Если речь идет о небольших торгах, на 35-40 тысяч гривень, например на поставки продуктов питания в школы или больницы, то для заводов-производителей они неинтересны, ни по размерам, ни по комплектации поставок продуктов. Для частного предпринимателя-дилера маржа также не слишком велика, 6-8 тысяч гривень, — говорит эксперт по госзакупкам Артем Лукьяненко. «Чтобы выиграть в одном тендере, нужно принять участие в 5-10. А это уже означает затраты, сравнимые с той прибылью, которую может получить предприниматель», — объясняет эксперт неохотное участие рядовых мелких предпринимателей в Prozorro.

Участие в торгах на площадках Prozorro проблематично также для легальных импортеров, считает директор ООО «Надежная помощь» Константин Кныш. — Когда цена является единственным параметром для определения победителя, и никто не проверяет, как именно она формируется, у легальных импортеров офисного оборудования и компьютерной техники нет шансов выиграть у фирм, работающих с серым импортом, — считает Константин Кныш.

По его мнению, сегодня возможности электронных торгов в госзакупках активно используют крупные компании, вытесняя небольшие местные фирмы. Крупная компания имеет возможность нанять двух-трех специалистов, которые активно используют механизмы электронных торгов для продвижения своих товаров в закупках на уровне регионов.

ВЫВОДЫ ДЕЛАТЬ РАНО

Очевидно, что в одиночку Prozorro не переломит всю коррупционную систему, взращенную в недрах украинского государства. В системе госзакупок участвует несколько десятков тысяч чиновников разных уровней. Для того, чтобы этих людей обучить, или поменять на более честные и качественные кадры, может потребоваться 5-7 лет, в одном из интервью сказа Максим Нефедов, главный идеолог Prozorro и замминистра экономики.

Впрочем, если Prozorro все-таки заработает в полную силу, контроль общественности за госзакупками возрастет в разы. Так что стоит ждать вала разоблачений уже этой осенью.

Остается надеяться, что эти разоблачения будут заметны также правоохранительным органам и судам, ведь главная сила закона —  неотвратимости наказания.

inshe.tv

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.