16:51
3190
0
30.09.2013

Врадиевский синдром

Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Призрак бродит по стране. Имя ему – Врадиевка. Уже нет никаких сомнений, что реакция украинского общества на совершенное в этом небольшом поселке преступление способна изменить страну.

Последняя капля

История о том, как офицеры милиции Врадиевского РОВД Евгений Дрыжак и Дмитрий Полищук вместе с егерем местного охотхозяйства Сергеем Рябиненко сначала поглумились над девушкой, а после попытались ее убить, – вызвала всеукраинский шквал эмоций,  не оставив никого равнодушным.

Впрочем, первыми чувство возмущения, быстро переросшего в высшую степень негодования, испытали жители небольшого райцентра Врадиевка. Видя, как правоохранители, совершившие особо тяжкое преступление, пытаются всеми силами избежать наказания, земляки пострадавшей Ирины Крашковой уже не могли спокойно взирать на это. Сначала врадиевчане попробовали мирным путем выразить свое несогласие с таким поворотом дела, а когда к их мнению не прислушались, попытались разгромить милицейский райотдел, уже давно пользующийся в поселке дурной славой.

Двери РОВД Врадиевки после штурма

После штурма Врадиевского РОВД во власти поняли, что взбудораженный до предела  народ шутить не собирается, и зашевелились. Сразу же полетели головы начальника райотдела милиции и прокурора района, со временем лишился своей должности и главный милиционер области - генерал-майор Валентин Парсенюк, а также несколько его замов.

Беспрецедентный даже по украинским меркам случай стал объектом внимания представителей высших институтов власти страны – задачу разобраться в ситуации поставил Генпрокурору Виктору Пшонке лично Президент страны Виктор Янукович. Событие стало предметом горячего обсуждения в национальном парламенте. 

После такого резонанса все участники тех событий, на которых указала Ирина Крашкова, были арестованы. Также был задержан заместитель начальника Врадиевского РОВД майор милиции Михаил Кудринский, которого обвинили в попытке  выбить алиби для одного из участников события – Евгения Дрыжака. (Подробнее с тем, что происходило в первые дни во Врадиевке и вокруг нее, можно ознакомиться здесь).

Отступать некуда: позади - пожизненное

С тех пор прошло три месяца. Страсти понемногу улеглись. Ирина Крашкова пошла на поправку, и ее выписали из больницы. Досудебное следствие было закончено, и прокуратура передала дело в суд.  

На минувшей неделе в Николаеве начался процесс над «врадиевскими насильниками». Коллегия судей Первомайского городского районного суда во главе с Татьяной Маржиной провела предварительное заседание по делу, вызвавшее необыкновенный ажиотаж: зал Апелляционного суда Николаевской области с трудом вмещал всех представителей общественных организаций, политических партий и журналистов, пожелавших присутствовать на заседании.

Возле здания судаУ входа в зал судебных заседаний

Перед началом заседания. Первая слева - невеста Евгения ДрыжакаВести фото и видеофиксацию процесса судьи журналистам запретили

 

На скамье подсудимых в зале сидели все трое участников преступления, а также четвертый фигурант дела – Михаил Кудринский.

В зале судаСлева направо - Кудринский, Дрыжак, Полищук

Уже первое заседание показало, что «драка» в суде предстоит отчаянная. Об этом свидетельствуют и тяжелые статьи обвинения, среди которых есть те, что предусматривают высшую меру наказания, и поведение подсудимых.

Так, оба бывших милиционера – Евгений Дрыжак и Дмитрий Полищук - категорически не признают своей вины, утверждая, что ни кто из них в ту роковую ночь пострадавшую в глаза не видел.

- Я этого преступления не совершал, - заявил несколько раз на суде Евгений Дрыжак.

Как подтверждение невиновности своих подзащитных, адвокаты бывших правоохранителей озвучили выводы нескольких экспертиз, из которых явствует, что в биологических материалах, взятых у Ирины Крашковой, следов спермы милиционеров выявлено не было.

Кроме того, на одежде правоохранителей, якобы, также нет никаких следов потерпевшей, а ее кровь была обнаружена не в салоне автомобиля, а только в багажнике. Последнее обстоятельство, по мнению защиты, означает, что Крашкова внутри автомобиля могла вообще не находиться.

Ирина Крашкова

 

Не считает себя виновным и бывший заместитель начальника Врадиевской милиции Михаил Кудринский. Он утверждает, что никак не воздействовал на таксиста Сергея Рябиненко с целью выгородить коллегу - Евгения Дрыжака.

Из всех обвиняемых только егерь-таксист Сергей Рябиненко хоть и частично, но все же признал свою вину в совершении преступления.

Впрочем, «козыри», выложенные уже на предварительном заседании защитой Дрыжака, Полищука и Кудринского, прокуроры считают несостоятельными.

- В ходе досудебного следствия органы дознания  собрали достаточно доказательств, подтверждающих вину всех четверых, - безапелляционно заявила в суде Наталья Высоцкая -  один из двух прокуроров, поддерживающих государственное обвинение на процессе.

При этом самыми черными красками обвинение «нарисовало» образ бывшего капитана милиции Евгения Дрыжака. Ему предъявлено обвинение по восьми (!) статьям уголовного кодекса. Это: ч.2 п.4, 6, 9,12 ст.115 («Умышленное убийство»),  ч.3 ст.152 («Изнасилование»), ч. 4 ст.187 («Разбой»), ч.1 ст. 309 («Незаконное хранение наркотиков»), ч.1ст. 357 («Злоупотребление служебным положением»), ч. 3 ст. 364 («Злоупотребление властью и служебным положением»),  ч. 2 ст. 365 («Превышение власти или служебных полномочий»), ч.1 ст. 396 («Сокрытие преступления»).

Не меньшим «злодеем» представлен второй бывший правоохранитель Дмитрий Полищук, которому вменяют пять статей УК Украины: ч. 2. ст.115 п/п 4.6.9.12, ч.3 ст.152, ч. 4 ст.187, ч.3 ст.364, ч.1 ст.366.

На фоне своих подельников Сергей Рябиненко и Михаил Кудринский выглядят достаточно «скромно». Обоим инкриминируют по две статьи УК. Первому - ч. 2 ст. 115 п. 4,6,9,12, ч. 4 ст. 187, а второму - ч. 2 ст. 365, ч.1 ст. 396.

Преступления без наказания

Говоря о преступлении, невозможно не вспомнить среду, в которой оно взросло. И здесь важно подчеркнуть, что «врадиевский нарыв» зрел очень и очень давно. Вседозволенность и безнаказанность правоохранителей, царившие в поселке, – вот основные причины, породившие как само злодеяние, так и реакцию на него со стороны местной общины.

Все дело в том, что местный райотдел милиции уже давно заслужил в поселке дурную славу. Информация о происходящем во Врадиевском РОВД иногда даже просачивалась на страницы прессы, впрочем, редко вызывая реакцию соответствующих органов.

Еще в 2011 году автор поведал историю о том, как в стенах Врадиевского изолятора для временно задержанных при невыясненных обстоятельствах погиб 46-летний местный житель Александр Подгурский.

Александр Подгурский

В 2011 году в том же ИВС смерть настигла другого врадиевчанина - 33-летнего Олега Степаненко. Общее в обеих трагедиях заключается в том, что оба мужчины отбывали административный арест, который на них наложили за незначительные админнарушения. Не дожидаясь окончания краткосрочного заключения, оба свели счеты с жизнью, повесившись в камере.

На вопрос, каким мог быть мотив столь роковых поступков врадиевчан, в своем ответе свет проливает мама одного из погибших – Вера Подгурская. Она утверждает, что во время свидания, незадолго перед смертью, сын намекнул ей на то, что милиционеры заставляют его взять на себя чьи-то преступления.

Однако врадиевские милиционеры свою вину категорически отрицали, доказывая, что мужчины без всякой посторонней «помощи» покинули этот мир. Прокуратура района, а потом и области никаких нарушений со стороны милиции по данным делам также не усмотрела.

Другой серией смертей, также надолго взбудораживших поселок, стали убийства молодой женщины М. Яковецкой и 15-летней школьницы Алины Поркул.

Алина Поркул

Прокурор района Сергей Мочалков два года назад уверял автора, что в действиях врадиевской милиции никаких нарушений нет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Причем почерк убийц был схожим: обеих перед смертью ограбили и изнасиловали. Данные преступления, как и те, о которых упоминалось выше, так же остались не раскрытыми. 

Впрочем, самым ярким фактом, свидетельствующим об «авторитете» врадиевской милиции среди местного населения, является практически «безобидная» на предыдущем фоне ситуация, связанная с бывшим милиционером Врадиевского РОВД Николаем Боровиком. Этот скандальный правоохранитель успел нажить себе врагов почти у половины поселка. Причина - неподобающее поведение милиционера, который мог безнаказанно оскорбить и даже избить любого во Врадиевке.

В 2007 году вместе с женой он избил одну из жительниц Врадиевки – Марию Бубело. Женщина не стала терпеть насилия от правоохранителя и подала в суд. После двухгодичного рассмотрения простейшего дела (выгораживая милиционера, судьи как могли затягивали процесс. – Прим. авт.) третий по счету судья таки признал сладкую милицейскую парочку виновной в совершении уголовного преступления. Но тут же и освободил их от наказания по завершении давности срока.

 Милиционера-хулигана, совершившего преступление, согласно всем нормативным актам МВД, должны были немедленно уволить с позором из органов. Однако этого не случилось – тот продолжал еще несколько лет «охранять» правопорядок в поселке.  Многочисленные обращения врадиевчан в УВД Николаевской области и Министерство внутренних дел с настоятельными просьбами унять зарвавшегося правоохранителя последствий не имели. Только вмешательство прессы заставило руководство УВД области тихонько уволить на пенсию (!) дискредитировавшего себя милиционера.

Врадиевка, как символ

Украина не считается  самой криминальной страной в мире, но цифры говорят о том, что почти каждый день в стране кого-то убивают, насилуют, грабят. Информация о большинстве преступлений воспринимается населением практически, как статистика, которая мелькнет в ленте новостей, не оставив особого следа в душе. Немногие преступления запоминаются, и лишь единицы вызывают реакцию в обществе.

Изнасилование и попытка убийства Ирины Крашковой во Врадиевке относятся к разряду последних. В один ряд с этим преступлением можно поставить изнасилование и убийство Оксаны Макар, произошедшее в Николаеве в марте 2012 года, и расстрел Ярославом Мазурком охранников в киевском центре «Караван» в сентябре того же года.

Случай с Оксаной Макар, а точнее, реакция на него правоохранителей, первоначально отпустивших подозреваемых в жутком преступлении, – всколыхнула страну, заставив выйти на площади множество людей не только в Николаеве, но и в других городах Украины. Сотни украинских граждан сдавали еще живой Оксане Макар кровь, тысячи - перечислили денежные средства на лечение.

Кстати, именно после этого случая в СМИ началась широкая кампания благотворительности, во время которой украинцы стали собирать средства на излечение своих близких от тяжелых недугов.

Расстрел в Киеве четырех охранников, из которых только один выжил, также серьезно повлиял на общество, заставив задуматься над системой безопасности в общественных местах. Данная трагедия ускорила принятие закона об охранной деятельности, существенно расширившего права частных охранников. Чуть позже МВД разработало проект закона об оружии, в случае принятия которого всем адекватным гражданам страны будет позволено иметь травматические пистолеты или револьверы для самозащиты.

Думается, что Врадиевские события не меньше, а, скорее, даже больше воздействовали на общество. Учитывая повсеместные нарушения прав человека, о которых уже давно бьют в набат правозащитники, эксперты заговорили о том, что теперь Врадиевка способна повториться в любом регионе страны.

И вот, не прошло и месяца, как состоялся штурм Святошинского райотдела милиции в Киеве, на который киевлян толкнула грубая выходка одного из сотрудников этого РОВД.

Но на этом череда событий, тем или иным образом связанных с райцентром Николаевской области, не заканчивается. Если набрать в любом интернет-поисковике слово Врадиевка-2, браузер выдаст информацию о десятках случаев изнасилования женщин, произошедших в той или иной части Украины. При этом ожидаемый взрыв народного негодования, который может вызвать бездействие правоохранителей в раскрытии преступления или попустительство судей в отношении насильников, ассоциируют именно с николаевской Врадиевкой.

Примечательно также и то, что недавний штурм жителей Полтавы своей мэрии, произошедший на почве недовольства местной громады резко возросшими коммунальными тарифами, многие его участники также связали с райцентром Николаевской области.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что вне зависимости от того, как будут развиваться события в суде, дело о «врадиевских насильниках» и то, что за ним последовало, будет жить своей жизнью. Попав на «благодатную» почву украинских реалий,  преступление во Врадиевке уже вышло за границы только уголовного события и стало явлением социальным.

Получается, что теперь любое недовольство жителей Украины безнаказанностью и вседозволенностью со стороны власти предержащей и, как следствие, готовность людей выйти на баррикады ассоциируют и будут дальше ассоциировать с Врадиевкой. Можно назвать  это тенденцией, можно - синдромом.

Думается, что со временем данный синдром может изменить страну. Очень хочется, чтобы в лучшую сторону. Из бутылки выпустили опасного джина, и чем это закончится – покажет время.

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.