В апреле 2001-го двухлетнюю Ирочку и ее двоюродного братика Пашу, который был на год старше, взрослые ненадолго оставили в машине. Чтобы малыши не выбрались наружу, двери заблокировали. К несчастью, в автомобиле что-то замкнуло, и начался пожар. Ира испугалась и спряталась под сиденье. Паша бил кулачками по стеклу, звал на помощь. Прохожие разбили окно в машине, вытащили мальчика, а девочку не заметили. Ее извлекли из салона спасатели, прибывшие тушить огонь. К тому времени тельце ребенка так обгорело, что пальчики рук отвалились прямо в карете скорой помощи.

 

«Бабушка, убей меня! Я такая некрасивая!»

— Ирочка и Паша находились в реанимации ровно месяц, — вспоминает бабушка Иры и Паши 65-летняя Елена Ивановна. — У внука сильно обгорели передняя часть головы, уши, руки. К счастью, все пальчики остались целы. А с внучкой — беда. На ней живого места не было. В реанимации она лежала на тоненькой, подвешенной в воздухе сеточке. Пламя изуродовало личико, словно стерло на нем все черты. Вместо лица у Ирочки была скроенная из рубцов маска.

У внучки даже рот не открывался. Помню, я пальцем осторожно заталкивала хлебушек в маленькую дырочку. Так кормила Ирочку полтора года. Ей было уже четыре, когда сделали новый ротик, и она смогла разговаривать. Внучка постоянно просила: «Бабушка, убей меня! Я такая некрасивая!» И сейчас, бывает, говорит мне: «Хочу умереть! Ведь я никому не нужна...»

После трагедии изуродованные огнем дети стали жить с бабушкой. Родители и Иры, и Паши решили, что так будет лучше. У дочери Елены Ивановны, мамы Иры, не выдержала психика. А отец Паши, сын Елены Ивановны, развелся, и бывшие супруги занялись каждый своей личной жизнью. Все заботы и расходы по лечению внуков полностью легли на плечи их бабушки.

— Детство Ирочки и Паши прошло в больницах, — вздыхает Елена Ивановна. — Внуки даже спорили, кто из них первым пойдет на операцию. Врачи восхищались мужеством детей. Знаете, в какие игры они играли? Весь день бинтовали друг дружке головы или на «скорой» в больницу везли. Но Ирочка натерпелась больше Паши. Ей столько раз кожу пересаживали! А сколько операций на ручках сделали! В одной больнице хирург прооперировал по своей методике. Приезжаем в другую, говорят: «Нет, это не годится, надо переделывать». И опять все по новой: наркозы, операции, перевязки... Недавно я взяла выписки, подсчитала: Ирочке сделали 89 операций! Паше — «всего» шестьдесят...

Удивительно, как все эти годы Елена Ивановна ухитрялась собирать деньги на операции для внуков. Семья живет на две тысячи гривен в месяц: пенсия бабушки плюс пенсия внучки по инвалидности (девочка не видит на один глаз). Каждый раз, когда требовалось снова везти детей в больницу, женщина долго молилась перед иконами. А потом обзванивала всех знакомых. Люди давали деньги взаймы, Елена Ивановна понемногу отдавала из каждой пенсии. Женщина продала все, что могла, но долги вернула.

Старания бабушки не прошли даром. Хирурги смогли восстановить внешность Паши. Мальчик ходит в школу, играет с ребятами с футбол. Только постоянно носит шапочку, потому что на обгоревшей голове не растут волосы. А вот Ира посещать школу отказалась: дети смеялись над ней и дразнили. Поэтому девочка осваивает школьную программу на дому.

До недавнего времени пальчиков на руках у Иры не было. Специалисты столичного ожогового центра взялись за сложную задачу: полностью реконструировать руки девочки. Правда, для этого понадобится не один десяток операций. Хирурги уже сумели сформировать на одной культе «пальцы».

— Теперь у внучки есть три пальчика на левой руке, — рассказывает бабушка Иры. — Чтобы их сделать, кожу с бедра пересадили на Ирочкин живот. Там она приживалась, нарастала, затем ее иссекли и скроили из нее пальчики. Ой, намучились мы с ними! Несколько лет назад хирург из столичного «Охматдета» хотел пересадить Ирочке пальцы с ног на кисти рук. Внучка расплакалась: «Не надо! А если не приживутся? Тогда у меня и на ногах пальцев не будет». А вот на операцию «по выращиванию пальцев на животе» согласилась. Слава Богу, все прошло нормально.

«Едва хирурги скроили внучке новые пальчики, она попросила карандаш и начала... рисовать!»

После этих операций у Иры Пантелеймоновой неожиданно открылся... художественный талант.

— Едва Ирочка пришла в себя после наркоза, сразу попросила карандаш и бумагу, — говорит Елена Ивановна. — И тут же, в реанимации, обхватила карандаш новыми пальчиками и начала рисовать: кошку, собачку, дом... У внучки и раньше проявлялась тяга к творчеству. Она даже приловчилась культями кистей вырезать снежинки из бумаги! На позапрошлый Новый год мы с ней лежали в больнице, так Ирочка вырезала снежинки для всех пациентов и медперсонала отделения. Никто не верил, что это она сама сделала. Тогда я страшно гордилась внучкой, но даже подумать не могла, что Ира будет еще и рисовать.

Теперь девочка рисует все время. Старательно копирует рисунки из книг, что-то придумывает сама. Глядя на Ирины работы, невозможно поверить, что она взяла в руки карандаш всего несколько месяцев назад. На рисунках есть и свет, и тень, и полутень. У предметов четкие контуры, выдержаны пропорции.

— Ирочка хочет рисовать красками, но пока не может держать кисточку, — вздыхает Елена Ивановна. — Я уже нашла учителя рисования для внучки. Вот выпишемся из больницы, и начнет брать уроки.

Альбомы с новыми рисунками я увидела, когда навещала девочку в столичном ожоговом центре. Ира приехала с бабушкой на очередную операцию по реконструкции рук. В этот раз киевские хирурги смоделировали девочке два пальца на правой руке.

— Проблема в том, что Ира попала к нам очень поздно — через десять лет после травмы, — сетует заведующий отделом ожоговой травмы Института гематологии и трансфузиологии Академии медицинских наук Украины Александр Жернов. — Все это время, пока девочка росла, травмированные кисти рук не могли нормально развиваться из-за огромного количества послеожоговых рубцов. Зоны роста, сухожилия, суставы были разрушены, поэтому сейчас у Иры косточки рук, как у маленького ребенка. Менее всего были обожжены пястные кости, они росли нормально. Из-за этого руки девочки приобрела причудливую форму. Перед нами стоит задача не только улучшить функции конечностей, но и вернуть им естественный вид.

Случай Иры Пантелеймоновой такой тяжелый, что каждую операцию можно назвать уникальной. Чтобы реконструировать руки девочки, хирурги проявляют чудеса изобретательности, порой находя неожиданные решения.

— Для улучшения схвата кисти мы удлинили девочке большой палец на правой руке, — объясняет хирург Александр Жернов. — С этой целью взяли фрагмент лучевой кости (около семи сантиметров) с окружающими ее тканями и пересадили его на правую руку девочки. Это позволит Ире в будущем уверенно держать предметы. К счастью, на правой руке сохранился кусочек безымянного пальца. Мы надеемся, что при помощи пока двух, а в будущем пяти пальцев девочка сможет обходиться без помощи бабушки.

Через несколько месяцев, когда пересаженный фрагмент срастется с фалангой большого пальца, мы продолжим моделирование кисти. Углубим межпальцевой промежуток и усилим функцию мышц. К слову, в европейских клиниках подобная операция стоит более 50 тысяч евро. Мы же оперируем девочку бесплатно, бабушка покупает только необходимые медикаменты.

«Выслал семье немножко денежек. Надеюсь, другие поступят так же»

Расходы на лекарства и билеты в столицу для Иры и ее бабушки оплатили читатели «ФАКТОВ». После выхода предыдущей публикации неизвестный читатель оставил комментарий на нашем сайте: «Выслал семье немножко денежек. Надеюсь, другие поступят так же».

— Ой, как люди нам помогли, как помогли! — не сдерживает эмоций Елена Ивановна. — Владимир Иванович из Киева привез нам компьютер: большой и красивый. Ирочка так обрадовалась! Я в компьютерах не разбираюсь, но к нам приезжала другая читательница «ФАКТОВ», привозила подарки, и она сказала, что это модель новая, дорогая. К слову, внучка умеет работать на компьютере. Я и не знала, а она, оказывается, потихоньку в школе научилась. Учителя к нам домой ходить не очень хотят, говорят: пусть Ира в школу после уроков приходит. И потом ее в компьютерном классе оставляют: мол, учись, пробуй. Так Ира своими ручками наловчилась кнопки нажимать. И так сама освоила компьютер, представляете?

Потом к нам приехал муж Ксении Симоновой. Той самой художницы из Крыма, которая рисует песком удивительные картины. Игорь подарил Ире много красок и специальные листы для рисования. Еще и денежную помощь привез. Сказал, что нужно интернет для Иры подключить. Недавно я вызвала мастеров, со дня на день подведут кабель. Раньше до этого руки не доходили. Ирочка почти всю зиму в Николаеве в кардиологическом отделении пролежала. Барахлит ее сердечко: столько операций и наркозов вытерпело, бедное...

А сколько нам посылок прислали! Перед Новым годом мужчина из Луцка подарил внучке огромную игрушечную собаку. Ирочка повсюду носит ее с собой и даже спит с ней. Люди высылали наборы красок и альбомы, писали на открытках: «Ирочка, продолжай рисовать!» Перед Восьмым марта пришла посылка со сладостями. Вот радости у внуков было! За все это время на наш счет поступило больше 30 тысяч гривен. Хватило и на больницы, и на жизнь.

Я все для Ирочки сделаю, лишь бы она была здоровой и счастливой, — вытирает слезы Елена Ивановна. — Одного боюсь: если со мной что случится, на кого внучку оставлю? Пашу-то недавно мама забрала, а вот у Ирочки никого, кроме меня, нет. Она очень замкнута, практически ни с кем не разговаривает. Весь день ходит за мной хвостиком. Двор-огород-кухня — весь наш маршрут. А из друзей у нее — только наши кошечка да собачка.

Ира совсем не привыкла общаться с посторонними людьми. Едва я попыталась спросить ее о чем-то, она разрыдалась. Сфотографировать девочку почти невозможно: она сразу начинает плакать и прячется. Бабушка долго уговаривает внучку. Наконец та соглашается позировать перед объективом, но потом снова слезы. Ира очень стыдится своей внешности.

— На днях мне позвонили из благотворительного фонда «Развитие Украины», — говорит Елена Ивановна. — Сказали, что узнали о нашей беде из газеты «ФАКТЫ» и хотят помочь. Пообещали, что будут оплачивать все последующие операции и даже курс психологической реабилитации для Ирочки. Ей ведь надо учиться жить среди людей. После того как вы написали о нашей беде, случилось столько хорошего! Может, Боженька услышал мои молитвы?

*Ира очень стыдится своей внешности. Сфотографировать девочку удалось с большим трудом (на фото — с бабушкой Еленой Ивановной)

Автор: Ирина КОПРОВСКАЯ, http://fakty.ua/

Обсуждение

Пожалуйста, введите буквы, показанные на картинке.
Буквы вводятся без учета регистра.